Александр Мурычев: «СПК финансового рынка – это «локомотивный» Совет» A A= A+

Александр Мурычев, исполнительный вице-президент РСПП, председатель Совета по профессиональным квалификациям финансового рынка рассказал порталу Finversia.ru о том, в каком состоянии находится подготовка профессиональных стандартов на финансовом рынке, их востребованности и имплементации в образовательные программы.

- Александр Васильевич, для начала несколько общих слов о системе профессиональных стандартов. Учитывая, что с 2020 года они станут обязательными (как минимум для госкомпаний), в каком состоянии сейчас находится процесс разработки профстандартов для финансового рынка?

- Процесс идёт. Идёт, я считаю, достаточно эффективно. Сейчас мы имеем уже 41 утверждённый профессиональный стандарт на финансовом рынке. То есть, за последние годы проделана значительная работа. В пакете проектных программ ещё где-то около 15 профессиональных стандартов, которые мы должны доразработать и согласовать с рынком до конца 2018-первой половины 2019 года.

Поэтому что касается разработки стандартов, то я считаю, что нужно уже осмыслить то, что сейчас происходит. В большей степени сконцентрироваться на качестве уже подготовленных стандартов и даже актуализации некоторых уже утвержденных 2-3 года тому назад. Так как сейчас настало время цифровой экономики. Естественно, должно быть актуализировано и имплементировано всё, что связано с финтехом, всё, что касается, в целом, развития законодательства и нормативной базы. Потому что жизнь за последние годы, секрета здесь ни для кого нет, чрезвычайно динамична. Особенно на финансовом рынке, на рынке финансового посредничества.

В этом году у нас предстоит отчётно-выборное собрание. Мы сконцентрируем свое внимание на усилении нашей работы по инвентаризации того, что уже сделано по улучшению качества подготовки тех или иных программ. Прежде всего, по имплементации стандартов через профессионально-общественную аккредитацию образовательных программ, ФГОС (федеральных государственных образовательных стандартов). То есть, через более тесное сотрудничество с образовательными учреждениями. Будем расширять географию этого партнерства. Сейчас мы уже работаем с двумя десятками ведущих финансово-экономических высших учебных заведений. Это федеральные университеты  и ведущие университеты в различных регионах. Это и Санкт Петербург, и Москва, и Урал, и  Сибирь, и Юг России. Но к нам приходят заявки на проведение профессионально-общественной аккредитации и более тесное партнерство с СПК финансового рынка от учреждений среднего профессионального образования. Это сотрудничество с образовательными учреждениями меня очень радует.

Все материалы Finversia-TV

- Вы предвосхитили мой следующий вопрос. В конце января Александр Шохин рассказывал о том, что к настоящему моменту актуализировано более 600 образовательных стандартов. Сколько таковых на финансовом рынке?

-  Я сейчас точно цифру не назову, но это несколько десятков. СПКФР – это «локомотивный» совет. По понятным причинам он касается всей экономики, мы занимаемся сквозными темами, и внимание к нам особенное. Поэтому мы не должны отставать, надо, наоборот, показывать пример того, что связь с образованием – это наиболее важное звено в развитии квалификации в экономике в целом и финансовом посредничестве в частности.

Программы, связанные с образованием, сейчас наиболее сейчас важны с точки зрения имплементации требований самих работодателей, самого рынка труда к тому, кого мы готовим сейчас в образовательных учреждениях.  

- Летом этого года должны вступить в силу законы, связанные, как раз, с цифровой экономикой и призванные регулировать крипторынок. СПКФР принимает участие в их подготовке?

- Наши эксперты входят практически во все рабочие органы. В том числе, на законодательном уровне в сотрудничестве с Центральным банком. У нас есть соглашение с ЦБ, подразумевающее и строительство новых профессиональных стандартов в области кибербезопасности, ИТ-технологий. Но эта тема бесконечна. Фактически ежемесячно происходят новые события; не за всеми уже успеваешь. Но мы стараемся, мы погружены в эти темы, так как «сидим» на разработке этих стандартов.  

- Вы не так давно комментировали проблемы в области создания профессиональных стандартов. В частности, отмечали, что существует разобщённость процессов разработки профстандартов и квалификации оценочных средств. Правильно ли я понимаю, что речь идёт о механизме ЦОКов (центров оценки квалификации)?

- Что касается ЦОКов, то процесс их становления идёт. Я лично, как руководитель СПК, не педалирую этот процесс, потому что очень ответственное дело. Но на недавнем заседании Совета в Нижнем Новгороде, мы учредили ещё 8 центров оценки квалификаций, и на сегодняшний день у нас их уже 28. Мы подходим к этому очень и очень аккуратно. Некоторые организации, которые подавали заявки на создание ЦОКа, ждали полгода-год.  Эта процедура требует, в хорошем смысле, бюрократии: мы должны провести выездную проверку, должны проверить все документы. В соответствии с требованиями закона ЦОКи должны иметь оборудованные помещения с видеонаблюдением, программами фиксации, стандартизированным программным продуктом и так далее.

Вы отметили проблему с оценочными средствами. Вопрос заключается в нехватке интеллектуального, экспертного ресурса, для того чтобы доформировывать эти оценочные средства и, более того, создавать новые.

- Что, вообще, представляют собой оценочные средства?

- Экзамен. Подготовка к его сдаче. Эксклюзив, особенность независимой оценки в том, что это пакет критериальных вопросов, на которые экзаменуемый должен дать ответ. Экзаменатор и члены экзаменационной комиссии (эксперты СПК) всего лишь наблюдают за процессом, который заключается в компьютерном тестировании. Во время экзамена запрещены мобильные устройства, все проходит под видеонаблюдением и видеозаписью, которую мы обязаны хранить.  

За последнее время мы провели аттестацию уже около 600 специалистов. Из них треть не прошли экзамены. То есть, у нас достаточно требовательные, жёсткие подходы.

- В каких профессиях обнаружились основные не сдавшие?

- В разных специальностях. И в оценочной деятельности, и в бухгалтерской, и в банковской.

- При этом тестировались уже работающие специалисты?

- Да, ведь главная формула независимой оценки: те, кто готовит, обучает, не имеет права принимать экзамен. Это может сделать только центр оценки квалификации. То есть, структура, в состав экзаменаторов которой входят представители  реальных работодателей.

- Согласно позиции Минтруда несданный квалификационный экзамен не повлечет за собой никаких последствий.

- Да. Тем более что пока тут никакой тут «обязаловки» не существует.  Хотя с 2020 года сам экзамен станет обязательным для некоторых категорий специалистов, работающих в государственных компаниях. Но должен сказать, что это может быть обязательным и для других сегментов рынка. Для этих целей будут вноситься изменения в Трудовой кодекс. По каким сегментам и отраслям – этот вопрос находится в стадии согласования. Но, по всей видимости, это коснется аудиторского и оценочного рынков, которые регулируются специальным законодательством.

- Возвращаясь к оценке – одной из проблем вы называли отсутствие качественных и количественных требований к комплектам оценочных средств. Здесь необходимы решения на законодательном уровне?

- Нет, нормативная база вся уже существует. Тут нам ничего не мешает. Существующий комплект оценочных средств соответствует требованиям законодательства и нормативной базе. Я имел в виду, что рынок диктует необходимость корректировки и добавления оценочных средств, усиления неких их параметров.

- В середине февраля вы подписали Соглашение с Национальным агентством развития квалификаций (НАРК). Одним из его направлений должно стать, цитирую: «внедрение инструментов независимой оценки квалификаций в итоговую аттестацию выпускников». Это как раз имплементация профессиональных стандартов в образовательный процесс?

- Действительно, мы запускаем эксперимент. Не из-за того что мы хотим всех выстроить под независимую оценку, замахиваясь на базовую подготовку студентов в рамках университетского образования.  Ни коем случае.  Мы говорим о том что значительная часть выпускников (прежде всего, магистратуры и бакалавриата) уже на стадии старших курсов имеет опыт работы в реальной экономике, и в своих профессиях уже чего-то достигли.  Когда они получают диплом, часть из них хотят получить и свидетельство соответствия требованиям рынка труда. Отвечая на эти запросы, мы и договорились с НАРК о совместной аттестации выпускников ряда вузов (порядка 10).

Проблема в том, что мы за 30 лет провалили самое главное: непрерывность самого образования. Ключевая, стержневая задача сейчас - обеспечить непрерывность образования в России, чтобы специалисты постоянно повышали свои знания, компетенцию через систему  подготовки и аттестации.

Александр Мурычев – исполнительный вице-президент РСПП, председатель Совета по профессиональным квалификациям финансового рынка.

Окончил Московский педагогический институт имени Н.К. Крупской, аспирантуру Академии общественных наук при ЦК КПСС.
Доктор экономических наук, кандидат исторических наук, профессор Высшей школы экономики.
В 1991–1993 годах — советник по региональным проблемам Международного фонда «Реформа» под руководством академика Станислава Шаталина. 
В 1994 году — вице-президент Российской ассоциации промышленно-строительных банков.
В 1995–1999 годах — президент Российской ассоциации промышленно-строительных банков.
В 1999–2017 годах —президент, затем председатель совета Ассоциации региональных банков России.
С 2006 года - исполнительный вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей, член правления РСПП.
С 2015 года – председатель Совета по профессиональным квалификациям финансового рынка.

  • Дмитрий Бжезинский
  • Finversia.ru