Новые времена, вызовы и подходы к профессиональному взаимодействию A A= A+

Анатолий Аксаков: «Самый главный вызов пришел из смежной области. Это революционные изменения в сфере финансовых технологий, которые приводят к стиранию граней между базовыми моделями финансовой индустрии».

Как отразится на банковской системе разделение банков на две группы – организации, имеющие базовую лицензию, и те, что осуществляют свою деятельность на основе универсальной лицензии? Не является ли для банков непосильным «регуляторный груз» и как будет осуществляться пропорциональный надзор за их деятельностью? Как и по каким принципам в изменившихся условиях должно выстраиваться взаимодействие внутри банковского сообщества и между мегарегулятором и банковским сектором? На эти и другие вопросы ответил в интервью NBJ председатель совета Ассоциации «Россия», председатель комитета Госдумы РФ по финансовым рынкам Анатолий Аксаков.

- Анатолий Геннадьевич, российская банковская сфера переживает сейчас интереснейший период в своей истории. Мы видим, что Центральный банк РФ снова меняет модель надзора и регулирования, предлагая перейти к консультативному надзору вместо формального. По вашему мнению, с чем это может быть связано?

- Это значит, что надзор развивается вместе с банковским сектором. Сейчас идет технологическая революция во многих сферах, в том числе финансовой. Высокий уровень проникновения интернета в городах и внедрение современных систем учета и управления в большинстве банков открывают возможности, которых раньше у регулятора не было. В обозримой перспективе появится способность отслеживать состояние кредитных организаций практически в режиме реального времени, а не по факту, когда зачастую спасать уже нечего.

Банк России, очевидно, заинтересован в здоровом рынке, и переход к консультативному надзору позволит ему, с одной стороны, давать советы, рекомендации банкам и другим финансовым институтам по тем или иным вопросам развития банковской сферы и самих этих организаций. А с другой стороны – на самой ранней стадии выявлять сложности у конкретных банков и реагировать оперативно. Надеюсь, в рамках нового подхода мы увидим меньше отзывов лицензий и больше проектов финансового оздоровления для тех банков, которые испытывают временные трудности и готовы вместе с регулятором искать выход из сложной ситуации.

- На протяжении практически всей истории современной российской банковской системы наши банки жили и работали в условиях формального надзора. Готовы ли они к новой модели?

- Думаю, большинство банков готово к таким переменам, а кто не готов, тот подтянется. Банк России в этом плане занимает очень открытую и конструктивную позицию. Руководители ЦБ РФ публично озвучивают планы и основные принципы реализации новых подходов в надзоре и регулировании. Одновременно проводятся встречи с банкирами, в том числе при поддержке Ассоциации «Россия», на которых обсуждаются практические аспекты нововведений. То есть работа идет по всем направлениям, и, на мой взгляд, банкам при информационной и консультационной поддержке регулятора должно хватить времени и ресурсов на то, чтобы безболезненно перестроиться.

- В ходе прошедшего в середине июля Международного финансового конгресса не раз отмечалось, что консультативный надзор может действовать только при условии взаимного доверия между банками и регулятором. Складывается впечатление, что сейчас этого нет ни с одной, ни с другой стороны. Возможно ли исправить ситуацию?

- Банк России последние несколько лет демонстрирует открытость и готовность к диалогу. Многие пожелания банковского сообщества, которые мы аккумулировали, были учтены, например, при доработке закона о пропорциональном регулировании. Новшества в надзоре, как я уже сказал, тоже активно обсуждаются. Видно, что Центральному банку РФ важна обратная связь банкиров, чтобы все это потом эффективно работало. Только за текущий год состоялось больше десяти крупных встреч надзорного блока с банками из всех регионов страны, на которых в диалоговом режиме обсуждались различные аспекты надзорной практики и ее совершенствования. А сколько было двусторонних встреч, не перечесть. Я бы сказал, что мы общими усилиями уже добились взаимного уважения, и если продолжать конструктивный диалог, то мы придем и к взаимному доверию.

- Как вы считаете, позволит ли переход от формального надзора к консультативному сократить количество прецедентов с отзывом у банков лицензий? Или эти вещи не взаимосвязаны?

- Как я уже говорил, мы рассчитываем на это. Хотя отзывы лицензий происходят не только потому, что в каком-то банке «химичили», а ЦБ РФ этого вовремя не заметил, но и в результате неэффективной работы отдельных кредитных организаций. Когда отзыв лицензии неизбежен, вовремя принятое решение способно сохранить средства клиентов, и в этом более оперативное отслеживание деятельности банков тоже может помочь.

- В статье, опубликованной в июльском номере NBJ 2017 года, главный аналитик Сбербанка России Михаил Матовников отметил, что у всех российских банков разный запас прочности и она испытывается в современных условиях как объективными экономическими факторами, так и регуляторным воздействием. В связи с этим хотелось бы задать вам следующий вопрос. Правильно ли, с вашей точки зрения, действует регулятор, настаивая на том, что банки в своей деятельности должны соответствовать международным стандартам, таким как Базель III или Международные стандарты финансовой отчетности (МСФО) 9, которые должны вступить в силу с 1 января следующего года? Не подрывает ли следование этим стандартам прочность банковских организаций?

- Я свою позицию по поводу внедрения Базеля III для всех банков озвучивал неоднократно. Он направлен в первую очередь на повышение качества управления рисками крупных банков. Этот стандарт нужен тем, кто работает на международном рынке. Региональные банки функционируют внутри страны, у них довольно простой бизнес, и он понятен для Банка России. Соответственно, Базель III для относительно небольших банков, не работающих на международном уровне, не нужен. Это для них лишняя нагрузка, не более. Но и для относительно крупных организаций требования Базеля III не все разумны и объяснимы, на наш взгляд.

Закон о пропорциональном регулировании во многом решил проблему перегруженности отчетностью для относительно небольших банков. Но, думаю, нужно будет еще обсудить вопрос МСФО. Банкиры справедливо отмечают, что обязательная подготовка отчетности по международным стандартам для кредитных организаций, которые подпадают под критерии базовой лицензии, по сути, не нужна, так как эти банки не смогут работать с нерезидентами.

- К настоящему моменту уже принят закон о пропорциональном регулировании банковской системы. Насколько проработанным он является, по вашему мнению? Есть ли необходимость вносить в него коррективы и если да, то какие?

- Ассоциация «Россия» активно участвовала в обсуждении этого законопроекта, мы собрали экспертные мнения и оценки большого числа банков – и крупных, и средних, и небольших, которым, скорее всего, предстоит войти в группу финансовых организаций с базовыми лицензиями. Мы подготовили целый комплекс рекомендаций, и в финальной версии законопроекта почти все предложения и замечания Ассоциации были учтены. Поэтому в целом мы довольны результатом и конструктивным подходом регулятора к работе над этим документом.

Осталось несколько вопросов, обсуждение которых банки хотели бы в перспективе продолжить. Об отмене обязательного предоставления отчетности по международным стандартам я уже говорил. Помимо этого, банки, которым предстоит получить базовые лицензии, хотели бы иметь возможность вкладывать средства в ценные бумаги не только первого, но и второго котировального списка. В принципе, это не слишком жесткое ограничение, поскольку у небольших банков портфели ценных бумаг не такие уж объемные и состоят преимущественно из высоколиквидных бумаг из первого списка. Тем не менее, можно было бы вернуться к этой теме позже, чтобы расширить перечень доступных этим банкам финансовых инструментов.

Также важны вопросы, связанные с аудитом и получением рейтингов. Для небольших банков услуги крупных аудиторских компаний могут оказаться слишком дорогими. Очевидно, что в перспективе нужно будет или отменить для них обязательные аудиторские проверки, или работать над формированием отдельного пула аудиторских компаний с более доступными малым банкам услугами. С рейтингами та же ситуация, ее тоже нужно будет как-то решать.

- Есть разные точки зрения на тему пропорционального регулирования. Кто-то из экспертов говорит, что реализация положений этого закона позволит усилить конкуренцию на банковском рынке. Кто-то, напротив, считает, что это приведет к искусственному ограничению конкуренции. Какая из этих точек зрения ближе вам?

- Давайте посмотрим на факты. Закон сокращает в два раза объем отчетности для банков с базовой лицензией. На них не будут распространяться все новые базельские нормативы, которые вводятся с 1 января 2018 года, и дальнейшие базельские программы.

То есть небольшим банкам будет создана более благоприятная регуляторная среда. Они смогут направить освободившиеся ресурсы на повышение качества индивидуального обслуживания бизнеса в своих регионах присутствия, прежде всего малого бизнеса. Таким образом, закон будет работать на выравнивание условий конкуренции. Само собой, за преференции придется заплатить определенными ограничениями, но ЦБ РФ максимально учел замечания банкиров при подготовке закона. В итоге эти ограничения не должны как-то заметно повлиять на бизнес небольших банков.

Очевидно, что пропорциональное регулирование не будет панацеей. Для развития конкуренции нужно прежде всего сокращать преференции крупным компаниям и банкам. У нас во многих случаях законодательно или в нормативных актах прямо прописано, что доступ к определенным ресурсам и видам операций получают только крупные финансовые организации. Это неправильно, и нужно убирать нормы, создающие неравные условия конкуренции, в том числе между банками с госучастием и частными кредитными организациями. Необходимо также следить, чтобы в новых законопроектах не было норм, ухудшающих ситуацию с конкуренцией. Мы такой мониторинг проводим и доводим до финансовых властей позицию банков.

- В одном из интервью, которые вы давали нашему изданию, вы говорили о том, что системообразующие госбанки надо «раздеть» и постоянно мыть шампунем и щеткой, промывая все поры и щели. С момента публикации этого интервью прошло шесть лет. Удалось ли регулятору за это время «отмыть» госбанки и если да, то до какой степени?

- Банк России усилил надзор за системообразующими банками, нормативы ликвидности и достаточности капитала для них повышены. С принятием закона о пропорциональном регулировании ЦБ РФ также сможет больше внимания уделять крупным банкам, поскольку уменьшится объем отчетности, поступающей от небольших финансовых организаций. Регулятор в целом придерживается подхода, о котором я говорил. Он пристально следит за состоянием крупнейших банков в интересах поддержания стабильного развития финансового сектора. Фактически надзор, особенно за системообразующими банками, переходит в онлайн-режим. В связи с этим мы ставим вопрос об отмене комплексных проверок либо увеличении временных интервалов между ними. Сейчас, как известно, они обязательно проводятся раз в два года, и их, как правило, продлевают. В результате одна проверка заканчивается, а на очереди уже следующая плановая, что нехорошо.

- Какова ваша позиция по вопросу перехода к новой модели оздоровления проблемных финансово-кредитных организаций? Есть ли основания полагать, что она окажется более эффективной, чем ранее действовавшая модель?

- Новый механизм предусматривает прямое участие регулятора в капитале санируемых банков через управляющую компанию. Это позволит сократить расходы на санацию и повысить контроль за ними, а также снизить риск, связанный с приобретением санируемых банков слабыми инвесторами, которые за счет перевода «токсичных» активов улучшают собственное финансовое положение. Во многих случаях новый механизм позволит заметно сократить срок санации. Закон также запрещает выплаты «золотых парашютов» руководителям банков, попавших под санацию. В итоге мы сможем избежать ненужных дополнительных затрат на санацию из бюджета.

- Насколько, по вашему мнению, банковскому сектору удалось оправиться от последствий острой фазы кризиса?

- Выход российской экономики из затяжного спада и рецессии начался во второй половине 2016 года и пока еще не нашел отражения в динамике ключевых макропруденциальных показателей банковской деятельности, если судить по итогам работы за первые семь месяцев этого года. Суммарные активы за последние полтора года уменьшились с 82,9 до 80,7 трлн рублей, и это при том, что валютная переоценка в текущем периоде уже перестала играть существенную роль. Отношение банковских активов к ВВП тоже имеет некоторую тенденцию к понижению. Это касается и такого важного макропруденциального показателя, как отношение капитала к ВВП, который на начало этого года составлял 10,9%, что ниже уровня 2016 года – 11,9%.

По итогам первой половины 2017 года активы в номинальном выражении выросли всего лишь на 0,9%, или на 0,7 трлн рублей, что несколько лучше результатов аналогичного периода прошлого года, когда этот показатель снизился на 4,2% в номинальном выражении. Средний помесячный прирост активов за последние 12 месяцев оставался в зоне около нулевых значений. Все это дает основания говорить о том, что банковская система в целом еще не вышла из состояния кредитного сжатия.

Вместе с тем для стимулирования экономического роста необходимо полнее использовать потенциал банковского кредитования. Для этого в том числе целесообразно реализовать меры по снижению ключевой ставки и ставки по размещению средств банками на депозитах в ЦБ РФ с учетом динамики инфляции и девальвационных ожиданий, а также мероприятия по снижению институциональных и инвестиционных рисков. Необходима также помощь регулятора банкам в расчистке балансов, плохое состояние которых объективно ограничивает рост кредитования.

- Понятно, что переход к консультативному надзору, к новой модели санации – сейчас наиболее обсуждаемая тема, но наверняка перед банковским сектором стоят и другие проблемы и вызовы. Какие из них являются, по вашему мнению, наиболее «горячими», требующими как можно более быстрого решения?

- Есть вызовы, связанные с макроэкономической ситуацией. Это низкие темпы роста, снижение экономической активности и, как следствие, уменьшение объемов кредитования и процентных доходов. Есть вызовы, связанные с изменениями в надзорно-регуляторной сфере. Регулятор последовательно реализует политику по наведению порядка в финансовом секторе, это означает ужесточение требований и, соответственно, дополнительную нагрузку для банков.

Но самый главный вызов пришел из смежной области. Это революционные изменения в сфере финансовых технологий, которые приводят к стиранию граней между базовыми моделями финансовой индустрии. Банкам приходится все меньше полагаться на традиционную схему получения прибыли за счет привлечения вкладов и выдачи кредитов, переключаться на виды деятельности, которые дают комиссионный доход. Именно банковский сектор выступил пионером в освоении новых финансовых продуктов и информационных технологий. Это платежные карты, дистанционное обслуживание клиентов через мобильные приложения и интернет, включая онлайн-кредитование. Крупные банки инициировали создание блокчейновых платформ и активно участвуют в этом. Набирают силу процессы интеграции банковского обслуживания и достижений финтеха. Многим российским банкам удается достойно встретить технологические вызовы, в том числе есть успешный опыт создания интересных новых продуктов вместе с технологическими компаниями.

- На Петербургском международном экономическом форуме (ПМЭФ) в 2017 году президент России Владимир Путин озвучил тезис о необходимости перехода России к цифровой модели экономики. Очевидно, что это также потребует если не революции в законодательстве, то серьезных корректив в ныне действующие законы и принятия новых актов. Что, по вашему мнению, необходимо и какие законы должны быть приняты?

- В банковском секторе давно обсуждается переход на электронный документооборот, который значительно сократил бы издержки кредитных организаций. В апреле Госдума приняла закон, который дает ЦБ РФ право взаимодействовать с кредитными организациями через личный кабинет. Закон упростит взаимоотношения регулятора с кредитными организациями, сократит расходы на бумажный документооборот и даст возможность банкам в онлайн-режиме предоставлять все необходимые документы регулятору для развития финансовой деятельности.

Ассоциация «Россия» сейчас принимает активное участие в разработке законопроекта по созданию механизма удаленной идентификации. Целью закона является обеспечение доступности финансовых услуг для граждан, в том числе в удаленных регионах и для людей с ограниченными возможностями, а также снижение стоимости предоставления финансовых услуг. Законопроект потребует принятия соответствующих подзаконных нормативных актов, разработка которых также должна проводиться на основе детального обсуждения с банковским сообществом. Эта работа уже ведется Банком России, Министерством связи и массовых коммуникаций РФ и Ростелекомом при участии Ассоциации «Россия» и с привлечением широкого круга экспертов и банковского сообщества.

По инициативе Центрального банка РФ и Министерства связи и массовых коммуникаций Ростелеком разрабатывает национальную биометрическую платформу. После завершения ее испытаний и внедрения необходимых законодательных изменений доступ к ней будет предоставлен кредитным организациям для дальнейшего тестирования.

- Задам вопрос, который сейчас практически невозможно оставить без внимания. Очевидно, что наша банковская сфера переживает новый этап в своем развитии. Как в этот период, с вашей точки зрения, должны действовать профессиональные банковские ассоциации, какую роль они должны играть и как должны выстраиваться взаимоотношения между ними и регулятором, с одной стороны, и банковским сообществом, с другой?

- Профессиональное объединение банкиров должно постоянно повышать уровень своей компетентности, консолидировать позиции самых разных групп кредитных организаций, вести предметный и конструктивный диалог с регулятором, использовать современные технологические решения. Ассоциация «Россия», например, планирует вложить силы и средства в современную систему взаимодействия с банками-участниками на разных уровнях. Будут созданы личные кабинеты, которые позволят дистанционно обмениваться информацией, принимать участие в работе комитетов, экспертных советов и рабочих групп, а также, возможно, участвовать в заседаниях президиума.

- Какими принципами будет руководствоваться новая банковская ассоциация, о создании которой сейчас так много говорят?

- Речь не идет о создании новой ассоциации. Мы обсуждаем сейчас, как нам усовершенствовать систему управления давно и успешно действующей организации, чтобы повысить вовлеченность банков в разработку важных для банковского сектора решений. Для этого в том числе может быть создан президиум, который будет собираться на регулярной основе и ставить перед ассоциацией актуальные задачи. Мы также объединяем силы крупных банков для формирования в ассоциации мощного интеллектуального центра, который будет не только защищать интересы сообщества, но и предлагать финансовым властям, стране новые креативные идеи, проекты и варианты их финансирования.

Принципы работы Ассоциации «Россия» остаются неизменными. Это прежде всего предельная конкретность при обсуждении проблем и выработке решений, максимальный учет позиций крупных и малых, сетевых и региональных банков, конструктивный диалог с регулятором. Это также равенство участников, каждый из которых имеет один голос независимо от размера банка, и пропорциональное представительство в совете.

- Судя по отдельным публикациям в СМИ, ассоциация будет обладать некоторыми чертами саморегулируемой организации (СРО). В то же время у нас нет до сих пор закона о саморегулировании на банковском рынке. Как вы считаете, нужно ли его принять и должна ли на банковском рынке в принципе возникнуть СРО?

- Банковский сектор достаточно эффективно регулируется Банком России. Не думаю, что вопрос перехода на саморегулирование банковской системы, пусть даже и частичное, актуален. Если под чертами саморегулируемой организации вы имеете в виду возможность введения определенных требований к банкам, входящим в ассоциацию, то это, в общем-то, нормальная практика для профессиональных объединений. Эти условия обсуждаются, и они точно не будут дискриминационными. Нам важно, чтобы все группы банков были представлены в ассоциации. Так было всегда, и эта позиция не меняется.

- На рынке говорят о возможном слиянии двух банковских ассоциаций как об уже практически решенном вопросе. Как вы оцениваете вероятность такого развития ситуации? Есть ли, по вашему мнению, необходимость в таком объединении?

- Вопрос о необходимости слияния ассоциаций должно инициировать банковское сообщество. Это вполне возможный вариант развития событий. Очевидно, для нас важнее решить вопросы, связанные с усилением Ассоциации «Россия». При этом лично я всегда выступал за объединение двух ассоциаций.

- Наше банковское сообщество неоднородно, и интересы разных его конкурентных групп сильно расходятся. Хотя наверняка есть такие вопросы, по которым банковская система формирует единую позицию. Удается ли Ассоциации «Россия» учитывать мнение всех участников сторон? Всегда ли это возможно?

- Формирование консолидированной позиции – одна из ключевых задач Ассоциации «Россия». Но это не означает одного мнения на всех. Консолидированная позиция формируется на основе экспертизы возможных последствий от принятия законопроекта или нормативного акта с учетом мнений и оценок всех групп банков. Это серьезная аналитическая работа, которую мы уже много лет ведем и в ближайшее время собираемся поднять на качественно новый уровень.

  • Софья Мороз
  • НБЖ
  • НБЖ