Так откуда взялась печаль? A A= A+

С исходом выборной кампании всё понятно, хотя протекает она не скучно, радуя радио- и телевизионными сварами (они же — дебаты).

Смысл большинства выступлений сводится к известной испокон веку формуле: «сейчас всё плохо, а при мне все будут счастливы». Между тем, у каждого кандидата в президенты есть своя программа. И названия-то всё какие бойкие: «123 трудных шага», «Дорога в будущее» и даже «Десять сталинских ударов по капитализму и американскому империализму».

Даже обидно, что программы эти после 18 марта так и канут в историю, в основном, непрочитанными. Разве что кто-нибудь, вот хоть как автор этих строк, решит в них покопаться. Надо сказать, углубилась я в предвыборное творчество не из праздного любопытства. Каждый кандидат представляет некий срез более или менее определённой социальной группы, к ним и адресуется. Поэтому можно понять, например, какого экономического будущего ждут в стране. Или, по крайней мере, какое будущее им обещают. А это – интересно.

Программы эти после 18 марта так и канут в историю, в основном, непрочитанными…

С другой стороны, экономическая стратегия – внятная, выполнимая, амбициозная – нужна просто позарез, а долгоиграющий турнир Кудрина, Титова и Минэкономразвития так ничем и не закончился. Так, может, будущему президенту пригодятся предвыборные разработки соперников?

Чтоб было…

Увы, за вычетом одной программы, остальные содержат экономическую часть по принципу «чтоб было». Как там Пушкин писал: «Читатель ждёт уж рифмы розы; на, вот возьми её скорей». Вот примерно так с экономикой у потенциальных президентов. Хотите? Получите. Даже Григорий Явлинский (экономист, напомню, в политики уже потом подался) по этой части проходится мельком, вроде как по обязанности. Похоже, главная его идея – «признать присоединение Крыма незаконным», с неё он и начинает свой манифест, а остальное – как приложение, давным-давно известное и пережёванное. Хотя программа «Земля – Дома – Дороги», на мой взгляд, и актуальна, и перспективна.

Сергей Бабурин обходится набором лозунгов: насчёт протекционизма, кооперативного движения и – куда же без этого – стимулирования малого и среднего бизнеса. Ну, товарищ Максим Сурайкин, ясное дело, предлагает всё национализировать, а госпожа Ксения Собчак – наоборот, приватизировать. В программе Владимира Жириновского, как всегда, много эмоций и конкретных посулов: повысить зарплаты и пенсии, списать долги и так далее. О механизмах, разумеется, ни слова. В общем, эти программы – вполне типичны, особенно для выборов с предсказанным результатом.

Программа Павла Грудинина – более внятная, к тому же и шагов у него не 123, а всего двадцать. И начинается она как раз с экономических задач, что обнадёживает (хотя и не удивляет). «Крутой поворот от олигархического капитализма к социальному государству» – это, согласитесь, звучит заманчиво. Другое дело, что каких-то механизмов под лозунг о смене экономической стратегии и тут не подведено. Да, многих представителей «населения» (это теперь народ так принято называть) порадовали бы планы повышения зарплат или отмены налогов с малоимущих, но когда на вопрос «где деньги взять?» следует очень простой ответ: из «кубышки правительства» и, понятно, из американских ценных бумаг, как-то это настораживает. А когда кубышка закончится?

Тех, кто не нашёл в этом коротком обзоре программы Владимира Путина, спешу успокоить – это не дискриминация, просто программа действующим президентом не представлена, вместо неё – набор содержательных цитат из его выступлений. Кто-то ждал, наверное, что программа будет изложена в послании, но не случилось.

А вот о программе Бориса Титова (которому, кстати, сулят самый скромный результат на выборах) стоило бы поговорить подробнее, она того заслуживает.

На встречной волне

Нет ничего удивительного в том, что в основе экономической программы Бориса Титова – та самая «Стратегия роста», о которой говорят уже с прошлого года. Очевидный её плюс – программа не кабинетная, разработанная не по учебникам, а по жизни. Впрочем, было бы странно, если бы успешный предприниматель и бизнес-омбудсмен не ориентировался на практику.

Совсем неуютно – быть экономистом в России. Либерал ты или консерватор, за рынок или за план – всё равно ругают, и справа, и слева, и посерёдке. Понимают – критикуют, не понимают – ругаются ещё пуще.

Помнится, когда в Столыпинском клубе взялись за эту разработку, скепсиса в обществе было хоть отбавляй. Стратегия ещё была, что называется «в чернильнице», а её уже приговорили: мол, предлагают залить экономику деньгами, об инфляции не думают, и вообще. Короче, с самого начала авторы программы шли на встречной волне, им хватило характера, чтобы продвигаться, «хвалу и клевету приемля равнодушно», и далее по пушкинскому тексту.

Что в этой программе хорошо? Пожалуй, проработанность, просчитанность и поэтому – реалистичность. Дело экономистов – ловить «блох» и предлагать альтернативные варианты. Только вот пока что-то их не видно… Хотя я совсем неправа. Есть, к примеру, целых семь вариантов от академика Сергея Глазьева. Может, в том-то и беда, что целых семь – много времени требуется критикам, чтобы разобраться в каждом. Куда легче сразу приклеить этикетку: популизм, изоляционизм, мобилизационная экономика… Между тем, ни один из предложенных им сценариев отвергать целиком, да на берегу – просто нельзя. Пожалуй, для академического учёного Сергей Юрьевич несколько эмоционален, так ведь не на пустом месте – он лучше многих понимает, куда разворачиваются (или могут развернуться) события, и пытается предвидеть выход из любого виража. А что переживает – так немудрено, многое знание – многие печали.

На другом идеологическом полюсе – вариант стратегии от Центра стратегических разработок и лично от Алексея Кудрина. Тоже незавидная судьба – вроде бы президенту она представлена ещё прошлым летом, но широкой публике только и известно, что предлагается повысить пенсионный возраст, да пустить материнский капитал на пособия по бедности. Горячие головы уже окрестили эту программу «стратегией развала» – а так ли это на самом деле? С другой стороны, угрозой номер три по счёту Алексей Леонидович считает то, что Россия не сможет «обеспечить обороноспособность на достаточном уровне». Но вот прошло чуть больше полугода и оказалось – можем. К тому же Кудрин как-то неосторожно выразился по поводу сокращения числа пенсионеров, и критики сочли его едва ли не могильщиком бабушек и дедушек. А он всего-навсего повторил мантру о пенсионном возрасте.

Словом, совсем неуютно – быть экономистом в России. Либерал ты или консерватор, за рынок или за план – всё равно ругают, и справа, и слева, и посерёдке. Понимают – критикуют, не понимают – ругаются ещё пуще.

Можно ли найти соломоново решение?

Вы как хотите, я не верю, что в такой большой и талантливой стране, как Россия, нельзя собрать группу сильных экономистов, учёных и практиков, не отягощённых личными пристрастиями и идеологическими догмами. Или уж во всяком случае – договориться о том, чтобы на время работы убрать все эти пристрастия и догмы куда-то под замок. В конце концов, на кону – будущее страны и её народа (слово «население» я вообще вывела бы из обихода). И можете считать меня идеалисткой.

Трудная у нас страна. С одной стороны – патерналистская, с упованием на высшую власть. С другой – подавай нам волю. Вы думаете, я про идеологию? Нет, про экономику.

Правда, российский опыт на сей счёт – разный. В 1812 году победившие Бонапарта русские мужики ждали манифеста, который освободил бы их от крепостного права. А что получили? «Крестьяне, верный наш народ, да получат они мзду от бога». Ждали царского манифеста и от вступившего на престол Николая II – бабушка рассказывала, что просвещённые люди мечтали, будто позовёт их государь вместе управлять страной. Опять не дождались, что в итоге случилось – известно. Хотя был в эту пору Пётр Столыпин, сумевший раскрутить сонную Россию. Через столетие его оценили, и памятник поставили (но и «столыпинские галстуки» не забыли).

Трудная у нас страна. С одной стороны – патерналистская, с упованием на высшую власть. С другой – подавай нам волю. Вы думаете, я про идеологию? Нет, про экономику. Спросите любого бизнесмена, от олигарха до мелкого лавочника, что им нужно от государства. Так или иначе ответ будет такой: пусть государство мне помогает, а я чтобы был ему ничего не должен. И попробуй здесь сотворить экономическую стратегию, которая всех бы устроила.

Но – если бы выборов не было, надо было бы их придумать. Уже хотя бы для того, чтобы познакомиться с семью точками зрения на экономическое развитие страны. Восьмой кандидат обнародовать свою программу не стал. Ждать сюрпризов? Ох, хотелось бы надеяться на соломоново решение.

  • Людмила Коваленко
  • Finversia.ru