О рентной модели, стратегии и экспертах A A= A+

Кризис — это когда главные решения принимает неизвестно кто. Потому что ссылка на рынок не имеет адресата. Что удобно: власть как бы и ни причём. Но тогда и на реакцию людей не стоит сетовать. В одной из телепрограмм, например, решили обсудить злобу дня: какая экономика нам сегодня нужна? А параллельно запустили голосование зрителей, и вскоре выяснилось, что они уже определились: 86% выбрали социалистическую экономику и только 14% — капитализм. Как говорится, строили, строили и наконец построили…

По-настоящему, надо признать, строить мы пока не начинали. Да, были реформы Гайдара. Хорошие, как он сам считал, но тут же и признавался: народ для них — оказался неподходящим. И приватизация — от самого Чубайса знаем — была нацелена не на эффективных собственников, а на создание класса тех, кто собственностью владеет. В чём разница, мы прекрасно понимаем— не в стороне ведь стояли, пережили многое. И расстрел Белого дома, и то, как у подножия бывшего СЭВа швыряли мордой в снег бойцов «армии» Гусинского. А разве забудутся откровения Ходорковского о родной стране — как «территории свободной охоты»?

России тогда крупно повезло с президентом. Не начни он равноудалять олигархов с губернаторами — и киевский «майдан» показался бы детскими шалостями. К счастью, миновала нас чаша сия. Удалось дожить до удивительного момента, когда большинство россиян едины в желании обустроить свою страну. Словно бы вернулись в послевоенное время, когда каждое утро было в радость — на глазах прибавлялось личное благополучие, строили дороги, сажали деревья.

А ещё — не было дурацкого вопроса: что делать? Теперь же нестроение в элитах который год вяжет руки. Хотя очевидным всё стало ещё в 2012-м: цены на нефть зашкаливали, но инвестиции уже встали — породив первые прогнозы, где кривая спада лишь немногим отличалась от сегодняшней реальности. За этим разворотом стоят вполне конкретные действия. Государство, оглядываясь на мировую конъюнктуру, не решилось после Сочи начинать серьёзные проекты. А бизнес, услышав такой «месседж», переформатировал свои инвестиции в отток капитала. Так что санкции и обвал цен на нефть легли на уже удобренную почву.

Обиднее всего, что ход событий не только логичен, но и обязателен для рентной модели экономики. А мы, увы, живём на ренту. Почти 60% налогов в госбюджет дают всего четыре субъекта Федерации: 28% —Ханты-Мансийский округ, 16% — Москва, 10% — Ямало-Ненецкий округ и целых 5% — Санкт-Петербург. При этом вклад столицы — это тоже «нефтянка», поскольку здесь прописаны почти все штаб-квартиры крупных компаний.

Но и модель ни в чём не виновата, и не так уж она плоха. Что бы ни говорили, а путинское удвоение ВВП — состоявшийся факт. Плюс социальный блок, да и деньги, вложенные в «калибры», тоже эффективно отбились. И всё это выросло на рентные доходы. Только последний глупец станет от них отказываться при наших-то богатствах. Беда в другом. Потребности страны модель может закрывать только на подъёме мировой конъюнктуры. А как только начинает падать спрос и дешевеют сырьевые товары, так источник тотчас пересыхает. А он — единственный.

Похоже, даже правительство осознало наконец эту ущербность и пытается выстроить внутренний рынок — как второй источник дохода. Но задача намного сложнее, чем организация экспорта, где все параметры известны и задаются как данность. Внутри же всё непонятно. Кинулись было импортозамещать овощи — и враз построили 15 крупных тепличных хозяйств. А помидоры теперь — хоть в Турцию отправляй.

Внутренний рынок требует точного и многофакторного регулирования. Инвестиции нужно увязывать со спросом, выстраивать логистику, отношения производителей с торговлей. Кто возьмёт на себя эту работу, а тем более замкнёт ответственность за результат? Для этого нужно видеть свою экономику на 15–20 лет вперёд, а ближайшие три года должны быть ясны до деталей. Можно, конечно, кривиться, но, по сути, требуется план социально-экономического развития страны. А уж как его доводить до рынка — директивами или «месседжами» — вопрос другой. Хотя и очень серьёзный, поскольку требует новых управленческих технологий и принципиально иной квалификации.

…В сентябре 2011-го Кудрин демонстративно, прямо из Вашингтона, заявил о своей отставке. А недавно вернулся: возглавил совет Центра стратегических разработок. И президент на «Прямой линии» сообщил, что он, очевидно, примет участие в разработке стратегии развития страны. Это «второе пришествие» экс-министра финансов вызвало шквал комментариев. Добавлю ещё один.

Мы четверть века брезгливо отворачивались от советского управленческого опыта, хотя развитые страны давно вписали его в свой обиход. Неужели опять станем повторять ошибку? За последние десятилетия получены бесценные знания. И нет ничего плохого, если в стратегию их будет вносить квалифицированный эксперт.

 

Виталий КОВАЛЕНКО