Об общем благе, противостоянии и гедонизме управленца A A= A+

Либералы, похоже, уже рвут тельняшку на груди. На ведущем ток-шоу страны г-жа Арбатова с пеной у рта отстаивала аборты и вообще — право женщины строить свою жизнь. Для этого, считает она с простотой домохозяйки, добравшейся до управления государством, всего-то и нужно: хорошие презервативы и курс сексуального ликбеза, начиная с младших классов. Именно эту программу20 лет последовательно проводили в США, но… недавно признали провальной. Потому что на выходе получили бурный рост сексуальных меньшинств разного толка, а главная угроза, как Липецк, стояла и стоит —белое население Штатов уже к середине этого века станет-таки меньшинством…

Гедонизм — слово древнее и никогда не умиравшее. Просто жизнь загоняла его в жёсткие рамки: делу — время, потехе — час. Правда, и попытки перевернуть выстраданное веками соотношение тоже не прекращались. В 1960-е в ходу была шутка про науку, которая позволяет удовлетворять любопытство, а значит, и удовольствие получать — за государственный счёт. Теперь такие условности не нужны: с вечера занял очередь, а уже утром вывесил в сетях фото, подтверждающее, что ты владелец седьмого айфона, — тут тебе и слава, и счастье одновременно.

Замахиваться на счастье — преступно. Но приходится — во имя общего блага. И обрастает благо-кактус острыми шипами, которые вырывают из человека по кусочку личности. Людям точно больно, а с общим благом — неочевидно. Скажу как курильщик: готов согласиться с облавой на нас, но не с извратом. Почему нельзя курить на верандах? Почему в кафе с двумя залами не отдать один «чистым», а другой «нечистым»? Или хотя бы сделать удобную курилку. Рестораторы готовы, но не-ль-зя. А всё потому, что есть особый гедонизм управленца: ему сладко ломать через колено, чтобы люди мучились, возвышая тем самым начальника.

Это профизвращение существует от веку, и каждое общество выработало против него свои противоядия. Но они уже не действуют. В последние десятилетия, как отмечает в этом номере Фёдор Лукьянов, сформировался мощный класс наднациональной космополитической элиты, куда входит и российская элита. Объединяет всех «великое предназначение» — переустроить мир под новую либеральную модель. Вслушайтесь: именно тебе доверено знание — как должно быть. Чувствуете, как заурчала ваша гордыня, как наливаются силой мышцы и рвутся в бой? Какие люди, какие традиции — общее благо всё спишет.

И ведь эту напасть мы уже переживали. И большевики тоже опирались на наиновейшее в ту пору знание социальных законов. А то, что либералы воюют с ними, — пустые слова. По делам их судите их: шоковая терапия, приватизация, монетизация льгот — всё это р-р-революционный подход. Не может настоящий либерал принять свободу, если для других она требует несвободы.

Уже два года мы отряхиваем с себя этот морок. Крым вернул веру в суверенитет —свободу для всей страны. И мировая элита, усмотрев в этом угрозу, ответила санкциями. Парадокс, однако, в том, что если на первых порах мы хорохорились, заявляя, что нам это нипочём, то теперь стало очевидным: санкции и впрямь катализировали наш потенциал, да ещё и ограничили вмешательство извне в процесс наведения порядка. В результате возник внутренний источник развития.

Но противостояние нарастает, и самое, может, главное сейчас — формализовать воспринимаемый пока лишь в ощущениях источник развития. Так, кстати, тоже уже было. Все годы индустриализации мы перенимали западный технологический опыт, а в 1941-м только что построенные немецкие и американские заводы вывезли в чистое поле, и надо было в два месяца их запустить. Сумели. Нужда заставила поверить в русского инженера, рабочего и, кстати, банкира, который обеспечил бесперебойный финансовый оборот в условиях сумасшедшей эвакуации. С этого момента, собственно, и началось оформление новой отечественной экономики, способной самостоятельно сделать бомбу и запустить первый в истории спутник.

…Главным событием Сочинского инвестиционного форума стало очередное столкновение Бориса Титова с Алексеем Кудриным. Про аргументацию Титова, как водится, ничего не сообщалось, а про Кудрина известно, что он предложил передвинуть сроки исполнения «майских указов». Истерическая и, на мой взгляд, роковая ошибка. Хотя суть уже не в ней.

Сколоченная наспех и собравшая лидеров, что называется, с бору по сосенке, Партия роста объективно выражает интересы бизнеса, который сложился уже после залоговых аукционов и не ощущает на себе первородного греха приватизации. Он быстро адаптировался к кризисным условиям, и теперь ему до зарезу необходим экономический рост: его представители утверждают, что планка в 10% абсолютно реальна. Однако в том же Сочи двумя неделями ранее Эльвира Набиуллина обосновала жёсткую денежно-кредитную политику на ближайшие годы, и в первую очередь она направлена на ограничение кредитования. Исход противостояния между этими силами, думаю, и будет определять как текущую нашу жизнь, так и, вполне возможно, — будущее страны.

Виталий КОВАЛЕНКО