Что же из этого следует? Следует — жить A A= A+

17 марта аналитики Промсвязьбанка пригласили финансовых журналистов позавтракать, а заодно и поговорить о том, как складывается ситуация в экономике и на банковском рынке, и о том, какого развития событий стоит ждать.

Середина августа — время для анализа и прогнозов вполне подходящее. Позади два с лишним деловых квартала (с поправкой на отпуска и каникулы). А впереди — новый деловой сезон, открывать который лучше всего с полным пониманием промежуточных итогов и взвешенным взглядом на перспективы.

Главный аналитик Промсвязьбанка Дмитрий МОНАСТЫРШИН рассказал о том, как чувствует себя банковская система. А знаете, неплохо она себя чувствует: за семь месяцев банки заработали 927 миллиардов рублей прибыли. Если учесть, что показатель всего прошлого года — 930 миллиардов, прогресс налицо. Причём прибыль за июль стала, по выражению аналитика, «абсолютным рекордом» — 157 миллиардов рублей. И ещё один, на мой взгляд, отрадный факт — доля Сбербанка в прибыли сектора уменьшилась с 56 до 40%. И не потому, что главный банк страны работал плохо (как раз наоборот — за семь месяцев он получил 372,8 миллиарда рублей прибыли, что на 35,6% больше, чем за то же время в 2016-м), а потому, что другие игроки здорово продвинулись вперёд. И это хорошо — так же, как и то, что «рентабельность собственного капитала банков за последние месяцы восстановилась до уровня 14,4%». В два с лишним раза увеличили прибыль ВТБ и «ВТБ24» (суммарно) и банк «Санкт-Петербург», а у Тинькофф Банка рост — аж в 2,7 раза. Прибавили в прибыли «ФК Открытие» и «Возрождение».

Эта динамика даёт аналитикам основание прогнозировать весьма солидный результат по году, они предполагают, что прибыль 2017-го составит 1,4 триллиона рублей.

Конечно, сразу же возникает вопрос: а за счёт чего российским банкам удалось добиться столь впечатляющих результатов? Ответ — без сюрпризов: снижение стоимости фондирования и восстановление чистой процентной маржи. Скорее всего банки, полагают аналитики Промсвязьбанка, и дальше пойдут по пути удешевления привлечённых средств. Сегодня депозитные ставки превышают инфляцию примерно на два процентных пункта, значит, есть потенциал их снижения уже во втором полугодии этого года. Кстати, в первой десятке банков первые месяцы III квартала роста ставок не было, что дало аналитикам основания говорить о стабильности клиентской базы крупных банков.

Что касается банковских активов, то динамика их роста «пока остаётся слабой». На 1 августа они составили 81,3 триллиона рублей. С начала года активы выросли всего на 1,5%, причём в июле — на 0,6%. Если же оставить в стороне влияние валютного курса, то июль дал рост на 0,4%, а за семь месяцев года показатель выше — 2%. Корпоративный кредитный портфель не повлиял даже на этот небольшой рост, сократившись с начала года на 0,1%. Главными же факторами оказались портфель розничных кредитов, увеличившийся на полтриллиона рублей, и портфель ценных бумаг — здесь рост 300 миллиардов рублей.

Тем не менее аналитики Промсвязьбанка сохраняют прежний прогноз по росту активов, считая, что по итогам года он достигнет 4%. «Ускорения роста активов во втором полугодии ожидаем за счёт традиционного увеличения бюджетных расходов в последнем квартале года», — отметил Дмитрий МОНАСТЫРШИН.

Более быстрыми темпами растут собственные средства, и это «позволяет банкам улучшать нормативы достаточности собственных средств».Так, по итогам семи месяцев Н1.1 вырос с 8,9 до 9% (при минимальном значении, напомним, в 4,5%), а Н1.2 — с 9,2 до 9,4% (минимальный порог 6%).

Похоже, что «пройден пик роста проблемной задолженности»,во всяком случае в июле цифры не изменились по сравнению в предыдущим месяцем: 6,5% в корпоративном сегменте и 7,8% — по кредитам населению.

Словом, банковская система России к началу нового делового сезона выглядит вполне уверенно, несмотря даже на некоторые громкие события, которые у всех ещё на слуху.

А что у нас с инфляцией? Насколько победные заявления Банка России, которыми время от времени щеголяют СМИ, подкрепляются реальным положением дел? Об этом говорил Александр ПОЛЮТОВ, управляющий по исследованиям и аналитике Промсвязьбанка:«Полагаем, что низкая база второй половины 2016 года удержит годовые темпы роста цен от дальнейшего замедления, и в ближайшие месяцы они будут колебаться в районе 4%. По итогам года инфляция может оказаться чуть выше 4% — из-за ожидаемого нами в III квартале ослабления национальной валюты до 60–62 рублей за доллар».

Аналитик считает, что «сохранение инфляции вблизи ориентира ЦБ позволит ему продолжить смягчение денежно-кредитной политики». По крайней мере ключевая ставка, по его мнению, должна претерпеть до конца 2017-го ещё два снижения — в сентябре и декабре, каждое — всё на ту же четверть базисного пункта. Иными словами, год должен закончиться при ключевой ставке в 8,5%. Почему столь осторожно? Виной всему инфляционные ожидания россиян, которые ещё весьма далеки от заветных 4%. Так, в июле они составили в среднем 10,7%, — видимо, семейные кошельки не подтверждают статистических данных. Впрочем, и усреднённые, «сглаженные» показатели инфляции пока «также не очень близки к целевому уровню: среднегодовая инфляция в июле составила 5,15%, а трендовая инфляция — 6,2%».

Говорить о будущем банковской системы в отрыве от общеэкономических перспектив по меньшей мере недальновидно. Поэтому главный аналитик Промсвязьбанка Екатерина КРЫЛОВАсосредоточилась именно на российской экономике, переживающей непростые времена. Но, судя по всему, ситуация меняется в лучшую сторону: «В России наблюдается фаза плавного восстановления экономики, связанная в первую очередь с внешними факторами: стабилизацией конъюнктуры мирового рынка нефти и возвратом котировок Brent в верхнюю часть диапазона $40–60 долларов за баррель, а также спросом на активы ЕМ, который способствовал крепости российской валюты».

Ускорение темпов роста экономики аналитик объясняет циклическими соображениями. Сюрпризом стало то, что после полупроцентного роста ВВП в I квартале года во второй четверти темп вырос до 2,5%, — эксперты ожидали более умеренных показателей. Поскольку статистики на момент анализа ещё не было, аналитики склонны объяснять неожиданный рост как валовым накоплением основного капитала, так и выросшим потреблением домохозяйств. Правда, другие индикаторы потребительской активности пока особого оптимизма не вызывают.

Важный момент: «вклад чистого экспорта скорее всего перешёл в отрицательную зону — за счёт ускоренных темпов роста импорта по сравнению с экспортом, хотя мы ожидали этого лишь во втором полугодии».

Ждать ли от экономики дальнейших сюрпризов (хотелось бы позитивных)? Екатерина КРЫЛОВА высказала умеренный оптимизм, заметив, что аналитики должны внести коррективы в прошлый, более чем скромный прогноз — 0,2%. Развитие ситуации обещает более активный рост ВВП — до 1,8%. А если реализуется сценарий по ценам на нефть в среднем $58,8 за баррель и, добавила эксперт,«в отсутствие новых санкций и сюрпризов по выборам–2018», то в следующем году рост российского ВВП будет не менее 2–2,5%.

Но не будем забегать так далеко вперёд, а посмотрим повнимательнее на то, что происходит в экономике сейчас.Уверенные темпы роста демонстрирует промышленный сектор, хотя после майских пиков они и замедлились. «Однако это совершенно не говорит о развороте тренда, — поясняет эксперт. — Вероятно, замедление связано с июньской просадкой цен на нефть. Мы считаем, что промышленное производство продолжит расти темпами порядка 3–4% в ближайшие месяцы, с ускорением к концу года до 4,5–5% год к году». Показательно то, что хорошо растут и добывающая, и обрабатывающая промышленность. Причём такие отрасли, как производство машин и оборудования, сельскохозяйственной техники и добыча газа,показывают двузначные темпы роста. Так что аналитики Промсвязьбанка расценивают восстановление промышленности как устойчивое.

Есть некоторые подвижки и в инвестициях. Например, вложения в основной капитал в I квартале года перешли к росту, показав плюс в 2,3%. По мнению специалистов, «на фоне плавного смягчения условий банковского кредитования можно к концу года ожидать темпов роста до 5–6%».

К сожалению, мало радует потребительский спрос, который уж очень медленно оживает. В соответствии с тем, как неохотно восстанавливаются сильно упавшие за кризис доходы. Однако улучшение, хоть и медленное, всё же просматривается, что, по мнению экспертов, приведёт к концу года и к увеличению розничных продаж. Тем не менее они не ждут в скором времени перехода поведения людей от сберегательной модели к потребительской:

«На данном этапе сложно сказать об устойчивости развития тенденции к росту потребительской активности за пределами 2018 года. Мы занимаем консервативную позицию, учитывая в базовом сценарии перспективы её постепенного затухания, как и роста ВВП, на более длинных временны́х горизонтах».

Что ж, поживём — увидим, а пока удовлетворимся выводами, которыми Екатерина КРЫЛОВА завершила своё выступление: «В целом мы остаёмся приверженцами сценария, в котором инвестиции и потребительский спрос станут основными драйверами перехода к умеренному росту российской экономики в 2017–2018 годах, чему будет способствовать отложенный спрос и снижение волатильности рубля вследствие восстановления цен на нефть».

Остаётся поблагодарить гостеприимных хозяев пресс-завтрака за то, что дали пищу, в том числе и для размышления. Без излишней эйфории, но и без пессимизма, который, надо согласиться, сегодня ничем не оправдывается. Короче говоря, жить будем. А уж насколько интересно и благополучно, зависит не только от внешних факторов, но и от каждого из нас.

 

Людмила КОРОТЕЕВА