Долгий путь к восстановлению A A= A+

Аналитики S&P Global Ratings представили исследование «Российские банки в 2017 году». По их оценке, умеренные темпы роста экономики и накопленные проблемные кредиты будут сдерживать восстановление банковского сектора.

Исследователи полагают, что скромные темпы роста экономики и операционная среда, характеризующаяся высоким уровнем риска, и в 2017 году будут оказывать негативное влияние на российский банковский сектор. Банки, вероятно, будут вынуждены продолжить корректировку бизнес-моделей, чтобы обеспечить сокращение затрат и контроль стандартов андеррайтинга. Ожидается, что большинству банков потребуется длительное время для восстановления показателей прибыльности до предкризисного уровня 2014 года. К тому же показатели небольших частных банков будут испытывать дополнительное давление со стороны волатильности фондирования и усиления рыночной конкуренции.

В 2016 году показатели капитализации банков лишь немного улучшились на фоне сокращения объёма кредитных портфелей. При этом отмечаются лишь ограниченные запасы капитала на фоне потенциальной нестабильности банковской системы, а также незначительные возможности для дальнейшего роста бизнеса в среднесрочной перспективе. По прогнозам, основные финансовые показатели большинства российских банков стабилизируются в текущем году, однако останутся слабыми по сравнению с предкризисным уровнем. При этом уровень расходов на формирование резервов, вероятнее всего, будет различаться в крупных и небольших банках, что обусловит ещё более высокое давление на показатели небольших финансовых организаций. Позитивное влияние на показатели крупнейших банков — как государственных, так и частных — может оказывать улучшение доступа к государственной поддержке в форме ликвидности, долгосрочного финансирования или вливаний капитала, и у них будет больше возможностей для укрепления рыночных позиций, чем у небольших частных банков.

В зависимости от темпов экономики

Эксперты S&P Global Ratings полагают, что период наиболее низких показателей качества активов российских банков, который пришёлся на 2016 год, уже пройден, и ситуация стабилизировалась. Однако, по их мнению, в 2017-м аккумулированные проблемные активы по-прежнему будут ограничивать восстановление темпов роста нового бизнеса и финансовых показателей.

Влияние фактора нестабильности, которое отмечалось с началом экономического кризиса в 2014 году, вероятнее всего, будет ослабевать в текущем году, что обусловит медленное восстановление банковского сектора. Аналитики полагают, что в 2017 году потери по кредитам могут стабилизироваться на уровне 2,5–3% кредитного портфеля (брутто) банковского сектора, или около 1–1,3 триллиона рублей, однако уровень убытков будет различным в крупных и небольших банках. Кроме того, этот уровень по-прежнему останется выше среднегодового показателя за 2010–2014 годы (2,06%).

Но восстановление показателей банковского сектора во многом будет зависеть от темпов роста экономики. А они ожидаются умеренными.

В соответствии с последними расчётами цена на нефть марки Brent, вероятнее всего, составит в 2017–2018 годах в среднем $50 за баррель. Базовый сценарий S&P Global Ratings предполагает умеренный рост ВВП Росси на 1,5% в 2017 году — после совокупного снижения на 3% в 2015–2016 годах. При таких темпах ожидается, что рост объёма кредитования составит около 5–7% в номинальном выражении — в связи с низким спросом на кредиты и одновременно низким предложением кредитов.

Потребительский спрос может умеренно вырасти, что в определённой степени будет стимулировать банки использовать более агрессивный подход в отношении принятия рисков в сегменте потребительского кредитования. Объём портфелей розничных кредитов в 2010–2013 годах рос в среднем на 30% в год, в то время как совокупный прирост в 2014–2016-х составил всего 8,5%. По оценкам, в 2017 году рост в сегменте розничного кредитования может составить около 6–8%. Уровень реальных располагаемых доходов может постепенно повышаться в долгосрочной перспективе вследствие относительно низких темпов инфляции (5,4% по состоянию на конец 2016 года; целевой показатель Банка России на 2017-й — 4%). Вместе с тем нет никакой уверенности в том, что потребление будет фактором, оказывающим значительное влияние на рост экономики и банковского сектора в 2017 году.

Ожидание негативных рейтингов

Число негативных рейтинговых действий, скорее всего, будет превышать число позитивных.

В настоящее время средний рейтинг российских банков (не взвешенный по объёму активов) — «В», и это один из самых низких средних рейтингов для банковских секторов региона ЕМЕА (Europe, Middle East, Africa). Он отражает мнение агентства о высоких рисках операционной среды, которые оказывают негативное влияние на основные финансовые показатели банков. Вместе с тем средний рейтинг семи крупнейших банков, имеющих рейтинги S&P Global Ratings, на долю которых приходится около 40% активов банковской системы, — «ВВ», что отражает возможность получения поддержки от государства и более высокий уровень оценок собственной кредитоспособности (stand-alone credit profile — SACP) банков.

Долгосрочные рейтинги 15 из 28 рейтингуемых агентством российских банков имеют прогнозы «Негативный» или помещены в список CreditWatch («рейтинги на пересмотре») с негативными ожиданиями, что отражает главным образом специфические характеристики конкретных банков.

Основными причинами понижения рейтингов российских банков в 2017 году могут стать:

  • более значительное, чем предусмотрено в базовом сценарии, ухудшение показателей капитализации на фоне более слабой способности генерировать прибыль и недостаточной поддержки со стороны акционеров;
  • ухудшение качества активов, особенно у банков, имеющих очень высокий уровень концентрации кредитных портфелей, при котором невыполнение обязательств по одному или двум крупным кредитам может обусловить резкое увеличение потребностей в резервировании;
  • для банков малой и средней величины — ухудшение показателей ликвидности и фондирования, обусловленное низким уровнем диверсификации ресурсной базы и снижением доверия со стороны клиентов.

Количество потенциальных негативных рейтинговых действий, если они будут предприняты, будет зависеть главным образом от степени ухудшения показателей финансовой и коммерческой деятельности банков, что связано преимущественно с качеством активов или способностью банков абсорбировать потери по кредитам и привлекать необходимый капитал.

Вместе с тем, если банки сумеют противостоять давлению операционной среды, поддерживая показатели капитализации на достаточном уровне и обеспечивая эффективное управление качеством активов, агентство может пересмотреть прогнозы по их рейтингам на «Стабильные». Позитивные рейтинговые действия в ближайшие 12–18 месяцев возможны, но их скорее всего будет очень немного, и они будут связаны главным образом с существенным увеличением запасов капитала банков и улучшением способности генерировать прибыль. Стабильность рейтингов будет зависеть от мер, принимаемых отдельными банками для поддержания финансовых и коммерческих показателей (особенно показателей качества активов и ликвидности), а также от применения более строгих механизмов управления рисками.

Проблемные кредиты тянут вниз прибыль

На фоне отмечавшегося в 2014–2016 годах ухудшения экономической ситуации многие российские банки предлагали проблемным заёмщикам более длительные сроки погашения кредитов или другие формы поддержки, облегчающие выплаты по кредитам, чтобы помочь клиентам смягчить негативное влияние макроэкономической ситуации. Во многих случаях такая практика приводит к занижению показателей проблемных кредитов в отчётности банков, не даёт представления о реальном уровне проблем.

В агентстве полагают, что уровень покрытия резервами убытков от проблемных кредитов для российских банков соответствует показателям некоторых других крупных банковских систем в странах с развивающейся рыночной экономикой. Однако, принимая во внимание значительный объём реструктурированных кредитов, можно предположить, что коэффициент покрытия резервами может быть недостаточно высоким для решения проблемы потенциального ухудшения качества активов.

На фоне неблагоприятных рыночных условий и в целом низкого спроса на кредиты в корпоративном сегменте недостатки стандартов андеррайтинга некоторых банков становятся особенно заметными. Для многих банков высокий уровень концентрации кредитных портфелей на отдельных заёмщиках и значительная доля кредитов связанным сторонам увеличивают риски, связанные с качеством активов.

С точки зрения S&P Global Ratings ухудшение показателей качества активов банков достигло пикового уровня в прошлом году, что находит отражение в статистике: за девять месяцев 2016-го расхождение между накопленным и полученным процентным доходом, отражённым в финансовой отчётности крупнейших 30 банков, сократилось до 356 б.п. (в годовом исчислении), или около 140 миллиардов рублей, по сравнению с 434 б.п. за аналогичный период 2015 года. Ожидается, что в 2017 году доля проблемных кредитов (просроченных более чем на 90 дней, по МСФО) стабилизируется на уровне 8–10% совокупного кредитного портфеля по сравнению с 6,7% по состоянию на конец 2016 года (в соответствии с РСБУ).

Отмечается увеличение объёма реструктурированных кредитов, связанное с ухудшением финансового положения заёмщиков: по оценкам агентства, они составляют 14–16% кредитных портфелей (брутто). По мнению экспертов, в финансовых показателях ряда банков эти реструктурированные кредиты могут отражаться не в полном объёме: некоторые российские банки по-прежнему используют бухгалтерский учёт, чтобы занизить показатели своих проблемных кредитов, и разрабатывают для этого новые способы.

Корпоративные кредиты были основным фактором ухудшения качества активов в 2015–2016 годах после снижения показателей качества розничных кредитов в 2014–2015 годах. Объём реструктурированных кредитов может стать фактором риска для банков, если экономический рост окажется неустойчивым. Поэтому дополнительные потребности в резервировании могут стать одним из главных факторов, способных обусловить финансовый результат — положительный или отрицательный — многих банков в 2017 году.

Процентная маржа под давлением

По прогнозам S&P Global Ratings, показатели доходности собственного капитала банковской системы (по МСФО) в 2017 году стабилизируются примерно на уровне 8–10%, что, однако, ниже уровня 2013 года (15%). Вместе с тем прогнозы сценария агентства по-прежнему сильно зависят от показателей Сбербанка, который занимает ведущее положение в банковской системе страны и на долю которого в 2016 году приходилось около 60% чистой прибыли банковского сектора (по РСБУ).

В 2016 году большинство российских банков завершило переоценку активов и обязательств, отражающую снижение процентных ставок. Как правило, переоценка ресурсной базы происходит быстрее, чем переоценка кредитного портфеля, в связи с чем показатель чистой процентной маржи повысился с 3,3% в 2015 году до 4,3% в 2016-м. Эксперты полагают, что в 2017-м он может снизиться примерно до 4% на фоне усиления конкуренции и сохраняющейся (хотя и более медленной) тенденции к снижению процентных ставок.

Поскольку склонность банков к принятию рисков по-прежнему ограничена, они будут главным образом развивать транзакционный бизнес и стремиться увеличивать в структуре своих доходов долю комиссионных доходов в дополнение к процентным. Потенциальный рост в этом сегменте оставался почти нулевым в последние годы вследствие отрицательного экономического роста: в 2014–2016 годах чистый комиссионный доход банковского сектора составлял около 800 миллиардов рублей в год (по РСБУ). Доля чистого комиссионного дохода традиционно никогда не превышала 30% чистой операционной прибыли (без учёта расходов на формирование резервов и операционных расходов) и едва покрывала 60% операционных расходов. Аналитики ожидают, что в 2017 году доля чистого комиссионного дохода в чистых операционных доходах может увеличиться, отражая снижение процентной маржи и увеличение объёмов транзакционного бизнеса.

Процентные ставки по розничным депозитам в национальной валюте будут продолжать постепенно снижаться. В связи с этим клиенты банков, вероятно, будут по-прежнему искать возможности для альтернативного размещения прежде всего части депозитов, превышающей сумму гарантированного возмещения, объём которых на 1 января 2017 года, по данным АСВ, составляет примерно 7,9 триллиона рублей от общего объёма депозитов в 22,4 триллиона рублей. Эксперты ожидают, что большинство крупнейших российских банков будет предлагать клиентам брокерские услуги, а также услуги по управлению активами и структурные продукты. Существует высокая вероятность того, что средства вкладчиков останутся в банковской системе, а конкуренция в этом сегменте усилится, что может привести к изменению профилей фондирования банков.

Цифра в приоритете

Эксперты S&P Global Ratings ожидают, что в 2017 году банки будут в большей степени ориентироваться на оптимизацию затрат и контроль рисков, чем на расширение бизнеса.

Проблема, связанная с выходом на рынок новых финансово-технологических компаний, деятельность которых пока не регулируется, будет и в дальнейшем стимулировать российские банки к развитию цифровых технологий, и уже в ближайшие годы потребует дополнительных инвестиций.

Вместе с тем эксперты предполагают, что в ближайшие 12–18 месяцев большинство российских банков будет принимать всё более активные меры по оптимизации расходов путём закрытия или объединения отделений и сокращения численности персонала — в зависимости от реакции и поведения клиентов. По данным Банка России, в 2016 году количество отделений банков сократилось на 8,5%. В условиях сильной конкуренции станет ясно, какие банки способны идти в ногу со временем и адаптироваться к меняющимся потребностям клиентов, а какие — нет.

Давление на показатели прибыльности банков, отмечавшееся с 2014 года, вынуждает некоторые финансовые организации изменять стратегии по сокращению расходов, отказываясь от развития бизнеса в регионах и расширения линейки банковских продуктов. Это обусловило небольшое улучшение отношения операционных расходов к доходам с 51% в 2013 году до приблизительно 41% в 2016 году (по МСФО, для 30 крупнейших российских банков). По мнению агентства, большинство крупнейших российских банков будет по-прежнему ориентироваться на сокращение затрат, принимая во внимание тот факт, что экономическая ситуация неблагоприятна для расширения бизнеса. В то же время отмечаются ограниченные возможности для дальнейшего улучшения текущих показателей эффективности, что в свою очередь может оказывать негативное влияние на способность многих банков генерировать прибыль.

Специалисты S&P Global Ratings ожидают, что в рамках мер по сокращению затрат банки, вероятнее всего, будут продолжать совершенствовать платформы цифрового банкинга, а более высокий уровень развития мобильных банковских услуг будет оказывать всё более благоприятное влияние на их показатели. Устаревшие банковские IT-платформы приводят к задержкам в предоставлении мобильных банковских продуктов. Совершенствование внутренних IT-систем, вероятнее всего, станет одним из ключевых стратегических направлений для большинства российских банков. Внедрение IT-систем с целью сокращения операционной нагрузки, связанной с большим объёмом мобильных транзакций, необходимо для дальнейшего повышения эффективности банковской деятельности и поддержания уровня конкурентоспособности в финансово-технологическом аспекте. В целом банки осознают необходимость развития технологий в целях повышения качества услуг и взаимодействия с клиентами, а также для защиты от кибератак, число которых в будущем может возрасти.

Уязвимость небольших банков

Агентство S&P Global Ratings в 2017 году ожидает дальнейшей концентрации банковского сектора в результате сделок по слиянию и поглощению и банкротства небольших и средних банков на фоне дальнейшего усиления конкуренции между финансовыми организациями.

Конкуренция между банками будет усиливаться по мере дальнейшего повышения уровня концентрации банковского сектора. По прогнозам экспертов, крупные банки, по всей вероятности, будут расширять бизнес, в то время как небольшие частные банки станут ещё более уязвимыми в меняющихся условиях, что обусловит дальнейшее продолжение практики отзыва лицензий или объединение банков с более крупными финансовыми организациями.

В то время как 10 крупнейших банков продолжают укреплять бизнес-позиции, небольшие банки стараются обеспечить рост бизнеса в сложных экономических условиях, которые характеризуются высоким уровнем конкуренции. Не исключено, что это может обусловить дальнейшие негативные рейтинговые действия в их отношении. С 2008 года рыночная доля 10 крупнейших банков увеличилась примерно с 55% совокупных активов до приблизительно 70%, что происходило как в силу органического роста, так и в результате сделок по слияниям и поглощениям банковских активов. По мнению специалистов S&P Global Ratings, в ближайшие три–пять лет российская банковская система станет ещё более концентрированной, а количество банков уменьшится.

По прогнозам аналитиков, случаи банкротства банков малой и средней величины будут происходить и в 2017 году. Большинство финансовых организаций, подверженных такому риску, имеет небольшую рыночную долю и характеризуется высоким уровнем концентрации активов или обязательств. Кроме того, такие банки обычно используют бизнес-модели, основанные на личных взаимоотношениях с клиентами, что может сказаться на устойчивости кредитных институтов в неблагоприятных операционных условиях. К тому же, поскольку Банк России продолжает расчистку банковского сектора, небольшие финансовые организации будут сталкиваться со снижением уровня доверия клиентов.

Неопределённость с регулированием оздоровления

Специалисты S&P Global Ratings ожидают, что в 2017 году Банк России продолжит отзывать банковские лицензии — главным образом у небольших банков и финансовых организаций средней величины — в рамках процесса, который начался в 2013 году. В 2016 году лицензии были отозваны у 94 банков. Но из 616 банков, имеющих лицензии (по состоянию на 1 марта 2017 года), на долю 10 крупнейших организаций приходится около 70% совокупных активов банковского сектора. Это означает, что отзыв лицензий у небольших банков или финансовых организаций средней величины будет оказывать ограниченное влияние на деятельность сектора в целом.

По данным АСВ, в 2016 году процедура финансового оздоровления применялась один раз, и для этой цели в бюджете было предусмотрено около 38 миллиардов рублей (в 2015 году — 15 случаев, выделено 487 миллиардов рублей; в 2014 году — 14 случаев, выделено 383 миллиарда).

Ожидается, что в 2017 году будет изменён порядок финансового оздоровления проблемных банков. Банк России намерен принимать прямое участие в рекапитализации банков, используя для этого специальный фонд, а не субсидированное финансирование, предоставляемое через АСВ. Предполагается, что этот механизм направлен на сокращение случаев санации банков при помощи процедуры bailout и субсидированного финансирования, предоставляемого банковской системе. Аналитики ожидают, что количество случаев привлечения кредиторов проблемных банков к их санации будет постепенно расти (через механизм bail-in).

По факту необеспеченным кредиторам возмещают, как правило, лишь 10% средств, размещённых в российских проблемных банках. И специалисты ожидают, что кредиторы будут в достаточной степени заинтересованы в том, чтобы согласиться на списание части их требований, если будет разработана нормативная база для процесса санации банков с помощью механизма bail-in, что сможет повысить уровень возвратности средств.