Под Гре… грифом конкуренции A A= A+

Тема конкуренции на финансовом рынке стала одной из ключевых сюжетных линий прошедшего на прошлой неделе в Петербурге XXVII Международного финансового конгресса.

В целом программа форума, который организаторы на этот раз назвали «Финансовая система: устойчивость для роста», затронула все аспекты работы этой системы. Жаркие дискуссии коснулись вопросов развития макроэкономики, финансов, денежно-кредитной политики, будущего банков, платежных систем, инвестиций, пенсий, страхования, микрофинансов, финтеха и пр. «Семнадцатый международный финансовый конгресс имел очень насыщенную программу. Основными, как обычно, стали дискуссии на темы банковского надзора, экономической ситуации, политики Банка России», – поделился своими впечатлениями с порталом Finversia.ru один из участников форума Сергей Шамраев, генеральный директор «Телетрейд Групп».

Наиболее важными для профессиональных участников рынка ценных бумаг были панельные сессии, касающиеся регулирования работы агентов по продаже финансовых продуктов, а также борьбе с нелегальными участниками рынка. «В рамках этих панелей дискуссии были особенно активными. Очень жаль, что не было предусмотрено панели по теме рынка форекс. На мой взгляд, в этом есть необходимость. Этот сегмент в РФ молодой и проходит стадию становления, поэтому актуальные вопросы его развития заслуживают отдельного внимания. Хотелось бы привести в качестве примера Беларусь, где под эгидой Национального Банка осенью прошлого года рынку форекс была посвящена отдельная конференция», – высказал предложение Сергей Шамраев.

О позитивных впечатлениях от конгресса рассказал и Андрей Емелин, председатель Национального совета финансового рынка (НСФР). «Очень важно, что форум был сориентирован на практические вопросы деятельности участников финансового рынка. Обсуждалось очень много существенных и значимых вещей с точки зрения макроэкономической политики и общих подходов», – сказал он. При этом Емелин особо подчеркнул важность событий, которые происходили на презентационных площадках форума. «Были не только озвучены, но и даже показаны конкретные решения, которые представляют чрезвычайный интерес и принесут огромную пользу абсолютно для всех – не только для участников финрынка, но и для потребителей. Речь о перовой практической демонстрации новой системы удаленной биометрической идентификации и практически равнозначном по важности событии – презентации финансового маркертплейса», – отметил Андрей Емелин.

По его словам, это два очень значимых, «практически эпохальных», события. «Прежде всего, конечно, система удаленной идентификации, работе над которой был посвящен практически весь 2017-й и половина 2018-го года. В подготовке нормативного регулирования в составе рабочей группы Банка России активное участие принимал НСФР. Большинство задач решалось очень непросто. Необходимо было увязать новые вводные с действующими нормами в сфере ПОД/ФТ, с существующими внутрибанковскими процессами, с очень серьезными дополнительными требованиями по безопасности и пр.», – добавил руководитель НСФР.

Глобальные взгляды

В целом деловая программа МФК-2018 года включала более 30 мероприятий в различных форматах: пленарные сессии, конференции, панельные сессии, круглые столы, дискуссионные панели и презентации. И почти на всех площадках, так или иначе, поднималась тема формирования справедливого конкурентного поля, в том числе в контексте формирования регуляторного климата. Также на форуме состоялась отдельная презентация аналитического доклада Банка России при участии ФАС России «Конкуренция на финансовом рынке».

Эльвира Набиуллина, председатель Центрального банка России, сначала рассказала о ситуации на глобальном финансовом рынке, мерах, предпринимаемых мировыми регуляторами для преодоления последствий кризиса и пр., затем перешла к российским реалиям, охарактеризовала основные риски для финансовой системы и озвучила планы Банка России по ее реформированию. «Мы планируем вести стимулирующую регуляторную политику, которая будет поддерживать качественность рынка и дестимулировать практики, ведущие к накоплению рисков», – сообщила глава ЦБ. В частности, регулятор, по ее словам, будет продолжать принимать меры по девалютизации балансов банков, бороться с кредитованием бизнеса собственников банков и холдинговых структур, выявлять неформальные межотраслевые бизнес-связи и пр.

Также ЦБ намерен объявить войну залоговому кредитованию, которое, по словам Эльвиры Набиуллиной, сейчас является преобладающим, что приводит к очень высоким рискам, связанным со скоплением на балансах банков слишком большого объема непрофильных и проблемных активов. «Фонд непрофильных активов объемом около 2 трлн рублей, который мы сейчас создаем, это прямое следствие такой проблемы, когда банковское кредитование становится ломбардным. Банкам, по сути, все равно, кого кредитовать, они не анализируют экономику заемщика – был бы залог. Поэтому кредиты часто получают неконкурентоспособные проекты», – сказала Набиуллина.

Она признала, что низкие темпы, отсутствие драйверов экономического роста – это главный вызов для финансовой системы. «Может быть, мы все-таки достигли достаточной устойчивости финансовой системы, но существующие индикаторы производительности и инвестиций не позволяют нам говорить, что кризис сыграл свою очистительную роль, и экономика вышла из кризиса более сильной, чем была», – констатировала глава ЦБ.

Впредь регулятор, как следует из слов его руководителя, намерен мотивировать банки, которые будут поддерживать реальный сектор. «Очищение баланса банков от плохих долгов постепенно происходит, что создает потенциал для кредитования производственных компаний. Финансовые институты должны быть к этому готовы. Нужно развивать компетенции банков по умению оценивать перспективы компаний, в том числе новых, малых, отдельных проектов. Необходимо развивать институты проектного и инвестиционного финансирования. Банк должен стать партнером бизнеса по поиску новых точек роста <…> Меры господдержки будут рассчитаны на такие финансовые институты, которые уже имеют соответствующие компетенции и квалификации», – сказала Эльвира Набиуллина.

Также она пообещала помощь региональным банкам. «Малым банкам без какой-либо поддержки трудно выдержать конкуренцию с крупнейшими игроками <…> Мы будем поддерживать институт небольших региональных банков, так как именно такие кредитные организации наиболее качественно смогут обслуживать такой важный сегмент, как индивидуальные предприниматели и малый бизнес. Значительное упрощение регулирования и отчетности для банков с базовой лицензией делается именно да того, чтобы они могли сфокусироваться на работе с малым бизнесом», – отметила Набиуллина. При этом она напомнила о концепции пропорционального регулирования, которую сейчас претворяет в жизнь ЦБ. «2018-й – это год перехода на базовую лицензию для банков с капиталом мене 1 млрд рублей. Таких кредитных организаций у нас 190. Примерно 15 из них заявили о намерении перейти на базовую лицензию. Их объединенные активы составляют около 1% всех активов банковской системы», – сказала глава ЦБ.

Развитие конкуренции в банковском секторе на фоне расширения доступности финансовых услуг регулятор видит в числе своих приоритетов. «Конкуренция – это то, что находится в фокусе нашего внимания. Мы убеждены, что качество конкуренции не зависит от количества банков. Да, много банков было лишено лицензии. Но все они сильно искажали конкурентное поле, занимаясь незаконными операциями, кредитуя своих же собственников, привлекая средства вкладчиков и кредиторов по завышенным ставкам. Большинство оставшихся сегодня банков работают честно и соблюдают установленные правила. Игра по правилам – это основа справедливой конкуренции», – констатировала Набиуллина, но добавила, что работа по очищению банковской системы будет продолжаться.

Альтернативное мнение

Затем слово взял Герман Греф, президент, председатель правления Сбербанка, который высказал альтернативную точку зрения по многим вопросам, затронутым в докладе главы ЦБ. Сначала он также рассказал о глобальной ситуации в банковском секторе, отметив снижение стоимости капитала и рентабельности крупнейших европейских банков. В качестве основной причины он назвал «перерегулирование» и ужесточение требования к капиталу со стороны мировых центробанков.

Герман Греф высказал сомнения по поводу целесообразности залоговой реформы. «Нужно бороться не с инструментами, а со схемами. Мы говорим: залоговое кредитование нужно ограничить. Можно, конечно, ограничивать. Но, извините меня, это основной инструмент обеспечения обязательств, чем, собственно говоря, банки и занимаются. Ни в коем случае нельзя бороться с инструментом», – сказал глава Сбербанка. По его мнению, ограничения для залогового кредитования могут привести к деградации отрасли.

Дойдя до темы конкуренции, Герман Греф подверг критике попытки государства вмешиваться в бизнес-процессы. «Фактор, который мы видим в России – появляется конкуренция со стороны регулятора и государственных структур. Кажется, что бизнесом заниматься лучше, чем регулировать? Получается, что ответом на конкуренцию является переход самого главного «неконкурента» в сектор бизнеса. Это характерно не только для ЦБ, но и для других государственных органов, которые все больше, вместо того, чтобы отдавать рынок бизнесу, сами идут в экономический сектор. На мой взгляд, это приведет к очень серьезным противоречиям», - сказал Герман Греф. Позднее, выступая на пресс-конференции после годового собрания акционеров кредитной организации, он предложил властям подумать о приватизации Сбербанка и других госбанков.

Подытоживая свое выступление, Греф вернулся к теме международного банковского регулирования. «У нас в регуляторах сидят крутые парни, их огромное количество, там собран очень большой интеллект и они начали этот процесс [ужесточения требований к банкам]. Даже если мы все, здесь сидящие, и рынок будем плакать большими слезами, ошибочно взятая парадигма в регулировании будет доведена до конца. И если вы меня спросите, какие угрозы, я отвечу, что это и есть самая главная угроза. Нужно переосмыслить функции регулирования, пересмотреть его инструменты, необходимо внедрять в систему надзора новые практики, основанные на новых технологиях», – сказал глава Сбербанка. Для этого он предложил использовать технологии больших данных и искусственного интеллекта.

- Можно просто-напросто построить новые механизмы с помощью цифровых алгоритмов, которые будут показывать регулятору абсолютно всю картинку по кредитному портфелю, по финансовым инструментам по каждому банку. Мне кажется, что на сегодняшний день это можно сделать достаточно просто и в очень короткие сроки. Вся информация о банке должна быть залита в единую достаточно чистую базу данных. Надо превратить эту базу в океан, в котором бы плавала одна большая рыба – акула-регулятор – и глотала бы не всех подряд, а тех, кто болен неизлечимой болезнью мошенничества, криминала, несоблюдения элементарных правил и так далее. А все здоровые рыбы не должны бояться регулятора, и станут содействовать тому, чтобы нездоровая часть океана уменьшалась и не отравляла конкурентное пространство», – добавил Греф.

- Раньше у вас было более снисходительное отношение к жесткому регулированию. Я помню, на прошлом конгрессе вы находили в нем положительное моменты и говорили, что оно спасает от конкуренции со стороны финтеха, – вставила ремарку Эльвира Набиуллина.

На что Греф ответил, что ситуация изменилась, и жесткое регулирование уже не спасает от финтеха, заметив, что во многих странах, в том числе в Китае, финтех-компании уже начали получать банковские лицензии.

- И еще одна ремарка. ЦБ не приходит в коммерческий бизнес, и не собирается приходить, не собирается подменять коммерческие банки. Единственное что мы делаем, мы организуем партнерство со всеми участниками финансового рынка. Чтобы финансовые технологии, а еще важнее, инфраструктура развития финансовых технологий, были доступны всем участникам рынка, а не только крупным игрокам, которые в силу того, что они крупные, и у них есть соответствующие ресурсы, могут создать эту инфраструктуру. Мы заботимся о том, чтобы при развитии финтеха там не возникало новых монопольных ситуаций. Конкуренция для нас является принципиально важной. Развитие финансовых технологий должно развивать эту конкуренцию, – привела свои аргументы глава ЦБ.

Где главный конкурент

В отличие от Германа Грефа, который нашел главного притеснителя и основного конкурента в лице государства, большинство других озвучивших свое мнение участников конгресса, отводили эту роль самому Сбербанку. «У нас сложилась банковская система, которая характеризуется огромной долей одного игрока, что не типично для большинства крупных мировых экономики. И второй фактор – это слабость частного банковского сектора, слабостью его капитального наполнения», – отметил Сергей Хотимский, первый заместитель председателя правления Совкомбанка.

При этом, по его словам, конкурентные условия в меньшей степени зависят от того, государственный банк или частный. «Вопрос в том, при какой доле на рынке одного игрока система может быть эффективной. Скажите нам, что у одного банка будет 90% рынка, и это хорошо – он будет надежным, рентабельным. И тогда мы будем подстраиваться», – продолжил банкир. Он также предположил, что государственным банкам еще тяжелее, чем частным, конкурировать с большим собратом. «Я, кстати, в отличие от многих коллег, рад, что после санации известных крупных банков у регулятора появился свой коммерческий банк. Я хочу посмотреть, как он сделает из него рыночную, привлекательную, устойчивую структуру, которую можно будет приватизировать. И когда он столкнется с проблемой конкуренции не в теории, а в реальной жизни, когда самому ЦБ придется решать большое количество проблем как собственнику. А так, мы все, конечно, хотим, чтобы конкуренция была справедливой», – резюмировал Хотимский.

Михаил Алексеев, председатель правления ЮниКредит Банка, воспользовался сравнением банковского сектора с зайцами, пасущимися на поляне, которое ранее придумал Дмитрий Тулин, первый заместитель председателя Банка России. «И на этой поляне есть большие зайцы, которые скушали почти всю траву. Идет процесс укрупнения банковского сектора. На 50 крупнейших кредитных организаций приходится 85% всех активов. Увеличивается доля государственного сектора, в том числе за счет попадания трех крупных игроков в фонд консолидации банковской системы. Мы можем прийти к такой ситуации, когда на рынке останется ограниченное количество крупных участников. Или даже вообще один такой веселый хороший заяц», – сказал Михаил Алексеев.

Он также заочно (выступление Алексеева состоялось уже на другой панельной сессии) ответил Эльвире Набиуллиной по поводу продолжения процесса «банковской чистки». «Да, сначала большинство банков закрывалось из-за злоупотреблений, нарушений закона. Однако в последние годы около 60% кредитных организаций теряют лицензию из-за ошибок в управлении», – заметил глава ЮниКредит.

При этом, по его мнению, по большому счету, российские банки от деградации может спасти только экономический рост, однако временно решить проблемы отрасли может докапитализация частных банков. «Без докапитализации, без доброго отношения к собственникам, ничего хорошего не будет. Добросовестные частные банки способны гораздо эффективнее использовать средства, чем государственные. Как известно, средний возврат на капитал государственных банков гораздо меньше, чем в частном секторе, если исключить, может быть, одного крупного системно значимого игрока», – констатировал банкир.

Сергей Швецов, первый заместитель председателя Банка России, который выступал модератором специальной панельной сессии «Конкуренция на финансовом рынке, препятствия и решения», в свою очередь задался вопросом о шансах частных банков при более высоком уровне доверия к госбанкам со стороны потребителя. «В нашей стране в последние годы шел процесс очищения банковской системы. И мы, к сожалению, пришли к тому, что доверие граждан к государству в России больше, чем к частному сектору. И возникает вопрос, могут ли вообще частные игроки полноценно конкурировать с компаниями с госучастием. И нам предстоит дать на него ответ», – сказал Сергей Швецов.

При этом он признался, что за последние годы с рынка ушло и много добросовестных кредитных организаций, которые не выдержали конкуренции со стороны игроков, не соблюдавших установленные правила, а значит, имеющих конкурентные преимущества. «Мы все время говорим о том, как важна справедливая конкуренция, но на практике далеко не всегда удается создать соответствующие условия», – сказал Сергей Швецов, выступая в роли модератора на специальной панельной сессии «Конкуренция на финансовом рынке, препятствия и решения».

Николай Журавлев, первый заместитель председателя Комитета по бюджету и финансовым рынкам Совета Федерации, выступая на круглом столе «Добросовестная конкуренция на финансовом рынке: практика борьбы с нелегальными участниками», затронул тему огосударствления банковского сектора, развития региональных банков, и призвал активней передавать банки после оздоровления в частные руки. Необходимо, по его мнению, внедрять поведенческий отбор, завершить рейтинговую реформу и сделать уровни рейтинга для отбора банков разумными, доступными не только для банков с госучастием.

Олег Вьюгин, председатель совета директоров Национальной ассоциации участников фондового рынка (НАУФОР), отметил особую значимость в новой формирующейся конкурентной среде современных финансовых технологий. «С точки зрения будущего, капитал, может быть, это и не самое главное. Потому что новые технологии во многом меняют качество бизнеса и будущее самого банка. Сейчас Сбербанк, это не секрет, он строит экосистему, то есть добавляет большой спектр бизнесов, которые вас удовлетворят во всем. И как только вы попадете в эту систему, то вы из нее просто так никогда не выйдете. Таким образом, на рынке появляется совершенно новая конструкция», – сказал Олег Вьюгин.

Наиболее оптимистично настроен оказался Анатолий Аксаков, председатель комитета по финансовому рынку Госдумы России, председатель совета Ассоциации банков России, который после многочисленных сравнений финансового рынка с токсичными лужайками, опасными морями, больницами и даже моргами выразил надежду на его выздоровление. «Я уверен, что за 2-3 года наша банковская система станет здоровым организмом. Нам сейчас очень важно создать качественную конкурентную среду с равноценными условиями для всех финансовых институтов. И ни в коем случае нельзя забывать малые банки», – сказал он.

  • Владимир Миронов
  • Finversia.ru