Расти будем. Но медленно A A= A+

Дают ли реальную надежду на рост экономики показатели первого полугодия нынешнего года? Закончилась ли в России рецессия? Полезно ли для экономики укрепление рубля? На эти и другие вопросы отвечали аналитики банка УРАЛСИБ на деловом завтраке 23 июня, где был представлен обновлённый макропрогноз на период до конца 2018 года.

Выступление главного экономиста банка Алексея ДЕВЯТОВА, рассказавшего гостям мероприятия об основных выводах аналитического исследования, вызвало у меня смешанные чувства. Были в нём и осторожный оптимизм, и острый взгляд на текущую ситуацию и перспективы российской экономики, встречались и пессимистичные моменты. В общем — всё как в жизни, где сплетаются в единый клубок самые разноплановые события и тенденции.

Однако в этом сложном сплетении не было ничего необычного — российское хозяйство очень большое, многоплановое и, если можно так выразиться, «разноскоростное». Есть отрасли, в последние годы вырвавшиеся вперёд: агропром, оборонка, атомная энергетика, транспорт. После серьёзного спада потихоньку приходит в себя торговля — сказывается то, что замедлилось падение реальных доходов населения.

Чего ждать дальше? Можно ли считать трёхпроцентный рост ВВП по итогам мая убедительным признаком завершения рецессии? По мнению аналитика — можно. Особенно если учесть, что эта прибавка произошла на фоне неплохого роста ключевых экономик мира, которые так или иначе оказывают серьёзное влияние на развивающиеся рынки.

Главным драйвером роста, как считают аналитики УРАЛСИБа, останется промышленность, прежде всего её ключевые отрасли. И хотя нередко звучат мнения о том, что для нашей ситуации рубль укрепился чрезмерно, даже это обстоятельство не слишком помешает процессу восстановления. Тем более что эксперты предсказывают умеренное ослабление рубля до конца года. Хорошим курсом они считают 60–70 рублей за доллар. Замечу, что курс этот выгоден экспортёрам, но не тем, кто ориентируется на внутренний рынок или вынужден закупать импортные материалы и комплектующие. Причём экспортируем мы отнюдь не только нефть и газ, как зачастую принято считать, но и продукцию пищевой, химической и металлургической отраслей. Довольно большую часть несырьевого экспорта — 20% — составляют машины и оборудование.

Тем не менее, по расчётам экономистов, сильный рубль провоцирует снижение темпов роста промышленного производства. Логика здесь простая: при росте курса рубля к доллару на 1% объёмы ненефтегазового экспорта снижаются в среднем на $400–500 миллионов, зато импорт вырастает на $1,6–1,8 миллиарда в год, составляя заметную конкуренцию товарам отечественных производителей.

Боюсь, впрочем, не стоит ждать заметного продвижения и от торговли, несмотря на то, что, как уже говорилось, её динамика улучшилась. Причина проста — потребительская активность россиян пока неустойчива, а цены, вопреки официальным цифрам инфляции, с ослаблением рубля неминуемо будут подрастать.

Инфляция, по прогнозам аналитиков УРАЛСИБа, немного вырастет осенью, однако в среднесрочной перспективе останется умеренной, в пределах 4,3%.

Немного о пессимистичных выводах. Главный из них — высоких темпов роста ждать не приходится. А что же реформы, на которые все так надеются? Во-первых, они пока если не «в чернильнице», то в процессе бурного обсуждения, и когда этот процесс завершится принятием внятной стратегии, предугадать сложно. К тому же предложения различных экспертных групп очень разнятся, порой — принципиально. Конечно, дискуссию это обстоятельство оживляет, но конечный результат остаётся пока непонятным.

Проблема в том, что во многих предложениях основной акцент сделан на краткосрочном улучшении ситуации. С политической точки зрения это, видимо, правильно, а вот с экономической — вызывает большие сомнения. Невозможно строить прочное здание экономики, не имея его проекта. А такой проект и есть долгосрочная перспектива. Впрочем, авторы прогноза считают, что «после завершения электорального цикла в 2018 году у правительства появится окно возможностей для проведения реформ, однако ему придётся делать непростой выбор между несколькими альтернативными программами». По мнению аналитиков УРАЛСИБа, «основные направления текущей экономической политики будут сохранены, в частности — нынешние подходы к проведению денежно-кредитной и налогово-бюджетной политики».

Справедливости ради стоит отметить, что и текущие подходы, безусловно, показали свою жизнеспособность — ведь из рецессии российская экономика вышла в целом без катастрофичных потерь. Но тем не менее хотелось бы более серьёзных стратегий, направленных на поступательный рост и развитие всего хозяйственного комплекса страны в долгосрочной перспективе.

И наконец, о российском бюджете. Он, как считают аналитики, «сохранит хорошую форму». Если будет принято новое бюджетное правило, его дефицит в будущем году не превысит 1,3%, а к 2019-му «уменьшится до символических 0,1% ВВП». То есть принятие нового бюджетного правила позволит достичь баланса бюджета страны уже в 2019 году. Однако есть и другая сторона медали: консервативная бюджетная политика будет дополнительным фактором, сдерживающим рост экономики. Тем не менее в долгосрочной перспективе аналитики ожидают сохранения макроэкономической стабильности.

Людмила КОРОТЕЕВА