Об античности, допинге и суверенитете A A= A+

Зарубежную литературу в Московском университете мы начинали изучать с античности: первый семестр отводился грекам, а второй — римлянам. Но мудрая Елизавета Петровна Кучборская вплоть до зимней сессии читала нам «Илиаду» Гомера, а после взялась за Софокла с Еврипидом. На наши вопросы о римлянах она с улыбкой отвечала, что изучать там нечего — повтор тех же греков, только в ухудшенном варианте…

Елена Исинбаева стала символом несправедливой обиды, нанесённой россиянам. Потому что по правде — она должна бы быть символом олимпийского духа и гармонии. Не только как выдающийся спортсмен, но и как женщина, в полной мере сохранившая естество, родившая дочку и завоевавшая после этого ещё и третье олимпийское золото. Но в том-то и беда, что в этом третьем её золоте никто не сомневался. И потому отказали в участии — чтобы немка, француженка или американка взошла вместо неё на пьедестал. И русский гимн не прозвучал бы лишний раз над стадионом.

К спорту, конечно, это не имеет никакого отношения, как и крымский референдум к санкциям. Бессмысленно искать логику в действиях коллективного Запада. Всё равно что пытаться понять мотивы европейских монархий, дружно двинувшихся на Россию под знамёнами консула Бонапарта. Потом они снова затеяли общий поход — уже под свастикой Гитлера. И снова получили по зубам. Конечно же, такое не забывается, и удивляться разгулу русофобии не стоит.

Больше всего, правда, нас обижает даже не сама русофобия, а откровенное и грязное враньё. Вспомните смятое лицо «мастера расследований» с немецкого телеканала ARD. Достаточно один раз его увидеть, особенно на фоне круглолицей и статной Ольги Скабеевой, чтобы понять всё ничтожество тех, кто поливает Россию грязью. А ведь есть ещё и судьи-бессребреники из Лозанны, которые вслед за Вышинским отменили презумпцию невиновности. И сколько их — брызжущих слюной борцов за демократию, которые тащат нас в средневековье, выборочно вводя коллективную ответственность?

Но если быть честными, то обижаемся мы на самих себя. Не в одиночку же Горбачёв сдавал позиции страны? Большинство из нас искренне тогда считали: а и в самом деле — сколько можно бодаться? Ща мы распахнём объятья и сольёмся в экстазе взаимной конвергенции. Ан не получилось. И от этой собственной дури — вдвойне обидно. Понятно же, что за четверть века у нас сложилась управленческая и культурная элита, для которой конечная цель — стать такими, как Запад. А для этого, в первую очередь, — перед ним прогибаться. Вот и ждали месяцами спортивные чиновники: что скажут «старшие товарищи» по поводу безвредного (как потом и оказалось) мельдония? А не пускать на Олимпиаду уличённых в допинге спортсменов, даже если истёк срок их дисквалификации, — это уже мы сами придумали. Дважды высекли себя за один проступок! И теперь иностранцы с аналогичными «пятнами» будут подниматься на пьедестал, а мы — разводить праздные речи о спортивном духе и патриотизме.

Спорт давно стал важной гранью суверенитета. А он, как известно, не бывает половинчатым — или уж есть, или его нет. И в это наше право — быть суверенными — нацелены допинговые скандалы, санкции и разливанное море русофобии. Ответ всем понятен: страна опять должна стать сильной. Вопрос — как?

Вокруг стратегии развития страны весь этот год идут глухие, но яростные бои. Вначале казалось, что либералы победили: Кудрин возглавил рабочую группу Экономического совета при Президенте РФ, а правительство и ЦБ дружно выступили против «Экономики роста». Потом маятник качнулся — на вопрос об источниках развития Кудрин предложил снизить геополитическую напряжённость и получил в ответ: «Не Россия начала конфликт и не будет торговать суверенитетом». Реакция закономерная, поскольку программы как таковой не существует. Но когда в мае на Петербургском международном экономическом форуме президент заявил о необходимости макроэкономической стабильности, все решили, что в споре двух концепций поставлена окончательная точка.

Однако в конце июля маятник опять качнулся. На письме помощника президента Андрея Белоусова, в котором предлагалось подготовить на основе доклада Столыпинского клуба среднесрочную программу «Стратегия роста», Путин написал «Согласен». В IV квартале программа должна быть представлена президиуму Экономического совета.

Это шанс для молодой предпринимательской элиты, которая поднимала свои капиталы с нуля, а не получила их по знакомству, в ходе залоговых аукционов. И я убеждён, что их личные интересы глубже завязаны на суверенные интересы страны.

…Всякий раз, оказавшись на Грузинской улице или в Ордынском квартале, я с благодарностью вспоминаю князя Владимира, выбравшего для россиян восточную ветвь христианства и породнившего нас с греками. Нам ближе и человечнее цивилизация, которая опирается на равенство и своеобразие городов-полисов. Римская империя, конечно, прожила дольше, подчинив себе всю Ойкумену. Но уж очень непристойно закончилась: обожрались, обленились и дали гуннам взять себя голыми руками.

 

Виталий КОВАЛЕНКО