17 декабря 2016 года не стало Виталия Леонидовича Коваленко, одного из ярких российских экономических публицистов A A= A+

Виталий Леонидович ушел на 72-м году жизни, очень неожиданно – осложнения из-за гриппа. Это был деятельный человек, замечательный журналист старой школы – школы советской экономической журналистики. Он полвека отдал своей профессии и подлинному призванию.

В 1972 году Виталий Леонидович Коваленко окончил факультет журналистики Московского государственного университета. Работал в газете «Социалистическая индустрия», где прошел путь от корреспондента до одного из руководителей газеты. Занимался издательской деятельностью, долгие годы проработал в московском территориальном управлении Банка России, был активным участником многих информационных проектов и начинаний банковского сообщества.

В 1995 году Виталий Леонидович стал руководителем проекта журнала «Банки и деловой мир» и вместе со своей супругой, Людмилой Алексеевной Коваленко, более 20 лет издавал этот журнал, который стал его любимым детищем, всегда отличался вдумчивой позицией, высоким интеллектуальным уровнем и самыми лучшими традициями старой школы.

Награжден Почетным знаком Ассоциации «Россия» и многими наградами банковского сообщества страны.

* * *

Анатолий Аксаков, председатель Комитета по финансовым рынкам Государственной Думы России, президент Ассоциации региональных банков России:

Осмысление… Этим словом можно охарактеризовать миссию журнала «Банки и деловой мир» и ту миссию, которую нес своей профессиональной деятельностью замечательный российский банковский публицист и издатель Виталий Леонидович Коваленко. С ним всегда было интересно работать, он обладал даром видеть в сиюминутных событиях логику исторической эволюции, со всеми ее непростыми поворотами, как никто осознавал, что банковский рынок – это плоть от плоти нашей экономики и общества. Ассоциация региональных банков России скорбит. Светлая память нашему другу и коллеге.

 

Александр Мурычев, вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей, председатель совета Ассоциации региональных банков России, председатель наблюдательного совета журнала «Банки и деловой мир»:

Довелось 20 лет поработать вместе с Виталием Леонидовичем. Это был очень неординарный человек и публицист, задававший самую высокую интеллектуальную планку издания. Он был одним из тех людей, благодаря которым российский банковский рынок был зоной открытости, размышлений, зоной диалога, поиска истины. С его уходом российская банковская журналистика понесла невосполнимую утрату.

 

Дмитрий Равкин, издатель журнала «Банковское обозрение»:

Это был человек, по которому понимаешь, что такое настоящее крепкое рукопожатие, с твёрдой позицией. Типаж человека ХХ века. Этот век закончился, и поэтому уходят его люди. Во всех смыслах. Нашёл в одной из его последних колонок слова из песни:

«Наступай, наше завтра, скорей!
Распахнись, небосвод!
Мы гоняли вчера голубей,
Завтра спутников пустим в полёт.»

Нам надо также. Голубей уже нет, но хорошо бы найти и запустить свои спутники. Иначе все было зря. Виталий Леонидович покачает головой и не поймёт.

 

Ян Арт, вице-президент Ассоциации региональных банков России, главный редактор портала Finversia.ru:

Очень светлый, очень добрый человек. В нем никогда, вообще никогда не чувствовалось  злости, раздражения. Он всегда был нацелен на поиск истины, решения. Очень странный человек – в нем чувствовалась безграничная теплота и одновременно - неколебимая надежность. Так редко бывает: обычно плата за надежность – мягкость. А он был и мягким, и надежным одновременно. Настоящий мужчина.
Человек, от общения с которым невозможно было устать. С ним рядом было как-то особенно уютно. Хотелось прислониться – как к плечу отца.

 

Александр Турбанов, председатель Центрального Совета СРО «Аудиторская палата России»:

Мы глубоко скорбим о кончине Виталия Леонидовича Коваленко. Его смерть была неожиданной и скоропостижной.

Российская журналистика понесла невосполнимую потерю. Виталий Леонидович полвека отдал любимой профессии, занимаясь не только непосредственно журналистикой, но и издательской деятельностью, он был активным участником многих информационных проектов и начинаний банковского сообщества. В.Л. Коваленко останется в нашей памяти одним из лучших представителей школы советской экономической журналистики.

От себя лично и от имени Аудиторской палаты России выражаю искренние соболезнования Людмиле Алексеевне, всем родным и близким. Виталий Леонидович был настоящим профессионалом, честным, доброжелательным и отзывчивым человеком, светлая и благодарная память о нем навсегда останется в сердцах каждого, кто имел честь работать и общаться с ним.

 

Александр Вознесенский, председатель Национальной ассоциации форекс-дилеров:

Ушёл добрый, мудрый человек... Хороший друг и всегда надежный партнёр. Никогда не изменял своим принципам, но и признавал право других иметь свои взгляды, своё мнение. И если его что-то раздражало, что-то не нравилось, он, как абсолютно интеллигентный человек, если и показывал это, мягко, без сильных эмоций. А так вести себя, ох, как трудно, какая это нагрузка на душу и сердце.... Может потому он и попрощался с нами так рано...

 

Павел Самиев, руководитель Национального рейтингового агентства:

В это, конечно, невозможно поверить… И писать ничего смысла нет.
Человек, с которым хотелось общаться и обсуждать разные темы. Потому что интересный взгляд. Потому что опыт. Потому что умный, добрый. 
И - Настоящий. 
В нем было столько жизни, что редко бывает.

 

Диана Маштакеева, генеральный директор Совета профессиональных квалификаций финансового рынка, директор НОИ РПКК Финансового университета:

Одни из самых интересных и опытных руководителей финансовых СМИ на российском рынке. Журнал «Банки и деловой мир» был умным журналом, заставляющим размышлять не о сиюминутных событиях, а том, как и куда движется наша финансовая индустрия, вся российская экономика, о вариантах пути.
В этом году Виталий Леонидович и Людмила Алексеевна Коваленко оказали мне честь, пригласив войти в состав наблюдательного совета журнала «Банки и деловой мир», Очень жаль, что так мало довелось поработать вместе. Будем нести те традиции, в формировании которых долгие годы участвовал Виталий Леонидович Коваленко.

 

Марина Нестеренко, заместитель главного редактора журнала «Банковское дело»:

Не стало не просто замечательного человека, журналиста, профессионала. Ушел Друг. Который мог позвонить просто так, спросить "Как дела?", и ему можно было рассказать все-все. У Виталия Коваленко была редкая способность - умение сопереживать. С ним было всегда интересно - ведь на любую тему он смотрел по-особенному, с ним было всегда спокойно - он принимал на себя ответственность, с ним было всегда - весело - удивительно позитивная энергетика. Виталий Коваленко оставил яркий след.

 

Яков Лившиц, президент компании MaxiMarkets:

Глубокие соболезнования от команды компании MaxiMarkets. Ушел очень светлый, ясный, профессиональный человек – один из тех, чьими усилиями формируется диалог между участниками финансового рынка и обществом. Виталий Леонидович вызывал уважение и неизменную симпатию у всех, кто его знал, кто соприкасался с ним в работе и просто в общении.

 

Марина Тальская, журналист:

В великом и могучем русском языке всё-таки еще не придумали слов, которые адекватно выражали бы боль от утраты. Невосполнимой. Окончательной. Несправедливой.

«Какое горе», «соболезнования», «блестящий журналист», «потрясающий человек»… Всё правильно и от души. И всё – «в молоко». Мимо и неточно. Не от недостатка грамотности или искренности.

Ну нет таких слов в языке…

…Человек, у которого первый порыв души - помочь. И порыв этот всегда реализовывался в конкретные действия. Отдать последнюю рубаху – это про него. Да что там рубаха?! Он в советские времена отдал свою редакционную очередь на квартиру другу, приехавшему из провинции. Знаете ли кого-либо еще, кому оказалось бы не слабо так поступить?

…Пытался помочь даже в ситуациях, не подлежащих корректировке. Знаю (с чужих, правда, слов, но верю) о его долгоиграющих и наивных попытках «перевоспитать» и «переубедить» девушку нетрадиционной ориентации. Без назиданий, тактично и терпеливо. Надо ли говорить о провале затеи? Думаю, и он не обольщался. Но не приложить усилий исправить «неправильное» – не мог.

…Терпеливость его – и в профессии, и в жизни – ну почти библейская по степени абсолюта. Не путать с безразличием.

…При сдаче номера этот его перфекционизм - методичный, без истерик - в доведении текста до идеального состояния порой стоил ведущему редактору парочки-тройки седых волос. Номер, блин, горит синим пламенем, а он все шлифует! Мы с Людмилой за спиной шлифующего вечного опаздалкина по дедлайну нередко дружно шипели. Но пытаться воздействовать в плане ускорения – по нолям, невозможно. И спустя миллион лет после дедлайна в почту падал идеальнейший текст. Безукоризненный. По структуре, по языку. По мысли, прежде всего. Яркий, с юмором, без намека на случайные слова. Виртуознейшие выходы из сложноподчиненных каскадов. Все исключительно по делу, ни убавить, ни прибавить. Оно таким родилось – там, выше – и было заботливо и талантливо перенесено на здешнюю грешную виртуальную бумагу.

…И никаких иерархических фанаберий. Пару раз случалось, надо было уточнить кое-что по его тексту. Легко и с удовольствием. С профессиональным моментальным «влючением».

…Отклик на чужую боль и несправедливость – на уровне физиологической реакции. Ситуацию в Донбассе с самого начала переживал как личную драму.

…Любовь его к Людмиле, преданность ей – отдельная самостоятельная сага, Песня песней, в которой все слова нужно набирать заглавными буквами. «Такие вот мы моногамы», - услышала я от него при первой же встрече. Пришла на собеседование, которое обычно длится не дольше 20-30 минут, а проговорили больше двух часов, причем сразу абсолютно естественным стал очень доверительный формат – обо всем, не только о работе. Ему можно было довериться. Он как раз первым и сделал этот шаг к почти родственной открытости. Спасибо, что почувствовал и поверил, что и мне можно довериться.

…Банковский конгресс в Сочи, 2011-й. Мы с Людмилой живем в одном номере. Довольно поздним вечером она появляется с вечеринки и начинает бурно возмущаться: «Ну представляешь?! Там всё в разгаре, и тут звонит Виталик: «Рок-н-ролл уже станцевала?». После положительного ответа гонит её баиньки. Для тех, кто, может, недостаточно хорошо знает эту пару, уточняю – люди оба непьющие. Так, чуть-чуть, для блеска в глазах по праздникам. Просто он свою любимую, единственную в мире женщину знал наизусть: рок-н-ролл – это заключительное действие на публике. Надо ли уточнять, что, повозмущавшись для видимости, Людмила через несколько минут быстро и глубоко заснула.

…Сваренный им кофе – это что-то особенное.

Земля без Виталия Леонидовича обеднела. Факт.