Чем IТ отвечают на вызовы времени? A A= A+

Второй форум инновационных финансовых технологий Finnopolis–2016 прошёл 13–14 октября в Казани.

В соответствии с тематикой основную часть участников форума составляли люди, так или иначе связанные с информационными технологиями: от представителей IT-компаний до банковских айтишников, которым их руководители, судя по всему, предоставили право самостоятельно разобраться в актуальных трендах и выделить из двухдневной дискуссии «сухое вещество». Банкиров как таковых было не слишком много, зато среди них были те, чьи имена на слуху: Герман ГРЕФ, Михаил АЛЕКСЕЕВ, Олег ТИНЬКОВ, Евгений ДАНКЕВИЧ, Олег ЛАГУТА,– как на подбор, представители наиболее «продвинутых» банков, задающих инновационный тон на рынке.

Между тем в залах казанского комплекса «Корстон», где проходил форум, говорили не только о технологиях, но и о стратегиях – впрочем, сегодня эти понятия становятся едва ли не идентичными.

Грядёт смена идеологии?

Судя по всему, расхожее представление о банковской отрасли как о самой консервативной сфере человеческой деятельности безнадёжно устарело. Если уж глава Банка России Эльвира НАБИУЛЛИНА признаёт, что «спрос на традиционные банковские услуги… всё больше будет вытесняться спросом клиентов на новые технологии», значит, трансформация необратима. А уж «используют банки шанс, чтобы трансформироваться, или уйдут как институты», по её мнению, «зависит от них самих». Как считает председатель Банка России, «есть развилка: смогут ли банки ответить на этот вызов и интегрировать технологии либо будут говорить, что мы на традиционных услугах живём дальше, и у нас есть свой клиент, мы на нём будем концентрироваться».

Однако если финансовые технологии – вызов для банков, то и для регулятора – тоже вызов, не только не меньший, но, возможно, даже и больший.«К чему привык обычный регулятор? – пояснила свою мысль Эльвира НАБИУЛЛИНА. – Он привык понимать, что его регулирование защищает права вкладчиков, кредиторов. При этом он ограничивает риски финансовых институтов, регулируя институты с какими-то сложившимися характеристиками. А сейчас эти институты динамично меняются, появляются новые технологии и услуги, за которыми обычно регуляторы не успевают. Поэтому количество документов, которые меняют регулирование и надзор, увеличивается в геометрической прогрессии… Так как среда меняется, мы вынуждены в старой парадигме всё больше производить документов, ограничивать, регулировать. Нужно будет менять саму идеологию регулирования, и для нас это – большой вызов».

От себя замечу, что задача перед регулятором стоит поистине эпохальная, ибо очень сложно объединить такие требования к финансовому сектору, как его стабильность – и инновационность, по определению несущую дополнительные риски, как всё новое. В связи с этим не удержусь, чтобы не привести ещё одну цитату: «Пока финансовые технологии ещё не так масштабны, мы не должны передавить своё регулирование. Мы должны дать возможность развиваться новым технологиям».Более того, глава Центробанка сочла нужным объясниться: «Нам надо поменять роль. К сожалению, в силу того, что мы были вынуждены выводить с рынка большое число слабых игроков, иногда участники рынка воспринимают ЦБ осуществляющим репрессивную функцию. В развитии финансовых технологий мы должны развивать идеологию партнёрства, мы к этому готовы».

Надо сказать, идея возвращения к партнёрству регулятора и поднадзорных витает в воздухе – тем более что многие банкиры помнят времена, когда оно было данностью и профессиональные собрания проводились действительно в режиме диалога. Что было на пользу обеим сторонам.

Останутся ли банки спустя 10 лет?

Когда модератор первой пленарной сессии Герман ГРЕФ заявил, что её цель – заглянуть на 10 лет вперёд, зал негромко возроптал. Видимо, десятилетний горизонт предположений о судьбах банков, регулятора и людей (имелись в виду клиенты) многим казался чересчур удалённым от сегодняшних сложных реалий. Тем не менее спикеров слушали вдумчиво и доброжелательно. Между тем выступающие были в основном весьма радикальны. Например, представитель Qiwi Сергей СОЛОНИН заявил, что «банки ждёт незавидная участь», многие их сотрудники останутся без работы (на уточняющий вопрос модератора он назвал цифру в минус 30–40%). На долю регулятора спикер оставил борьбу с монополизацией, а о людях сказал вскользь, что для них в обозримом будущем мало что будет меняться. Сделаем здесь пометку: к вопросу о людях мы ещё вернёмся.

Хотя Найджел ВОУТ из Pricewaterhouse Coopers был не столь категоричен в отношении будущего банков, всё же и он видит в нём проблемы. Главная из них – необходимость «менять фокус деятельности и внедрять современные технологии» на фоне снижения стоимости ресурсов и усиления регуляторного давления. Регулятору же, по его мнению, придётся непросто, ибо ему придётся обеспечивать для банков «безграничную среду» – поскольку безграничны сами современные технологии. Спикер предупредил, что банкам непременно придётся ориентироваться на запросы клиента, иначе клиент этот уйдёт туда, где его лучше понимают, например в Amazon. Возможно, банки уже ощущают давление со стороны конкурентов из других отраслей, но пока, по мнению Найджела ВОУТА, для них по-прежнему главным остаётся не клиент, а продукт.

Конечно, самое большое оживление в зале вызвал Олег ТИНЬКОВ, заявивший для начала, что «в банках США и Евросоюза – большие проблемы в обслуживании». Надо полагать, подразумевалось, что в Tinkoff Bank таких проблем нет и быть не может. Как раз 10 лет назад, по воспоминаниям основателя банка, «мы подумали: зачем вообще нужны отделения… И сейчас 6 миллионов клиентов обслуживаются из одного офиса».

Что касается будущего, то его Олег ТИНЬКОВ видит просто и определённо: «Через 10 лет банк – это будет гаджет: телефон или чип». Регулятор, по его мнению, вынужден будет, возможно, объединиться с министерством связи. Однако главный вызов– в сфере кадров, потому что в онлайн-банке нужны не столько банкиры, сколько программисты и тестировщики. А выпускники престижных вызов не хотят: «не круто – работать в банке».

Пока публика переваривала откровения самого «медийного» в стране банкира, на сцене началась лёгкая перепалка его с модератором, в ходе которой Олег ТИНЬКОВ признал, в частности, что у него «самый низкий в банке IQ», что его нисколько не расстраивает: «Я им просто не мешаю работать. Чем меньше мы лезем туда, тем быстрее они всё поменяют».

Словом, мнения по поводу будущего не очень расходились: в лучшем случае через 10 лет не станет отделений, в худшем – и сами банки уйдут в небытие. О том, кого станет тогда регулировать регулятор, подробно не говорили…

Нас всех посчитают

Поскольку весь форум развивался, по сути, на тему диджитализации банкинга, одной из самых актуальных оказалась секция, посвящённая проблемам идентификации клиентов – разумеется, удалённой. Эта проблема, по мнению радикалов от IT, осталась последним препятствием на пути к банку без отделений, а её решению мешает пресловутый 115-й закон – ведь сейчас, хочешь не хочешь, а при первом обращении в банк тебе так или иначе необходимо предстать пред светлые очи сотрудника в отделении. Впрочем, эта проблема характерна и для других стран, о чём рассказал Сэм ЧЭДВИК из Thomson Reuters. О том же, как предполагается решать её в нашей стране, говорила заместитель председателя Банка России Ольга СКОРОБОГАТОВА. Из выведенной на экран сложной схемы можно было понять, что создаётся единая системы идентификации и аутентификации, затрагивающая не только банки, но и сферу государственных услуг, и правоохранительные структуры, а в перспективе – всю нашу с вами жизнь. То есть «нас всех посчитают»: каждый гражданин получит уникальный идентификационный номер, и именно он, а не номер, предположим, банковского счёта будет определяющим в ваших взаимоотношениях с тем же банком.

Пока сложность в том, что каждый из нас тащит за собой по жизни целый шлейф разных документов, так или иначе удостоверяющих личность владельца: от метрики и паспорта до СНИЛС и медицинского страхового полиса. Похоже, государственные структуры уже запутались в этом океане документов и заинтересованы в создании единой системы не меньше, чем рядовые граждане (банки в данном случае – лишь небольшая часть задачи).

Именно с этой точки зрения смотрит на проблему заместитель министра связи и массовых коммуникаций Алексей КОЗЫРЕВ, считающий, что «будущее – это единая учётная запись для всех услуг». Однако важно не просто выстроить единую систему, но и создать условия для своевременной проверки, обогащения и актуализации внесённых в неё данных. Строго говоря, технические возможности для этого уже есть, и в какой-то мере часть задачи реализуется в Пенсионном фонде РФ, о чём говорила его представитель Лилия ЧИЖИК. Кстати, в рамках пилотного проекта уже около 40 банков пользуются возможностями валидации через базу данных ПФ РФ.

Конечно, остаётся вопрос конфиденциальности: где гарантия, что базы данных единой системы не поступят в широкую продажу где-нибудь на «Горбушке» или в Митине. Но это – уже совсем другая история.

Враг номер один

Пожалуй, ни на одном форуме прежде мне не доводилось слышать столько информации о киберпреступности и другом околобанковском криминале. Об этом говорили и со сцены, и в кулуарах, рассказывали подлинные истории и байки. В любом случае стало ясно, что киберпреступность уже выросла из коротких штанишек хакерских шалостей и обратилась в очень серьёзную проблему.

Об этом говорил в частности Артём СЫЧЁВ, заместитель начальника главного управления и защиты информации Банка России. По его словам, киберпреступность сегодня – не отдельные хакерские банды, уводящие деньги у банковских клиентов, а чётко выстроенная индустрия со своей структурой, с распределением полномочий и сфер преступной деятельности. Хакеры теперь в этих структурах на жаловании, они продают свои вредоносные программы и тем живут. Так что борьба собственно с хакерами мало что даёт – их инструменты остаются в пользовании преступного сообщества.

Есть расхожее мнение, будто киберпреступники всегда на шаг опережают безопасников. Может, и так. Но вот некоторые цифры: за три квартала 2015 года увод денег со счетов юридических лиц (с использованием систем дистанционного банковского обслуживания) превысил сумму в 3 миллиарда рублей, за те же три четверти 2016-го он стал почти втрое меньше. Несколько хуже дело обстоит с опустошением частных счетов: в нынешнем году несанкционированных операций совершено лишь на 200 миллионов меньше, чем за тот же период 2015-го.

И всё-таки заметен определённый прогресс, который, по мнению Артёма СЫЧЁВА, связан, во-первых, с работой FinCert (так сокращённо называется центр мониторинга и реагирования на компьютерные атаки в кредитно-финансовой сфере), а во-вторых, с переходом на систему антифрод.

Уже в кулуарах Артём СЫЧЁВ, отвечая на вопросы журналистов, предположил, что, «судя по той активности, которую мы видим… в конце года опять будет всплеск атак на коммерческие банки. Очень-очень вероятно».

На фоне этих прогнозов не совсем понятна слабая активность компаний, ориентированных на защиту информации, как на стендах Finopolis, так и в целом на рынке. Время от времени на специализированных мероприятиях слышишь об интересных разработках, но этим и заканчивается. Одно из двух: либо за решение проблемы взялись непосредственно банковские безопасники, либо специализированные IT-компании где-то втихаря готовят революционные предложения и вскоре выдадут продукт «на-гора». Хорошо, если так…

Клиент или человек?

Рассказывают, что Андрей Тарковский как-то в разговоре изумлённо спросил собеседника: вы в самом деле считаете актёров людьми? Причуды гениального режиссёра, понятно, необъяснимы с обывательской точки зрения, а вот о восприятии человека иными адептами digitalbanking хотелось бы поразмышлять. И именно в контексте Finopolis, где о клиенте говорили все подряд, а человек как таковой остался в стороне.

Банкиры и айтишники здесь, конечно, ни при чём. Более того, само по себе стремление дать клиенту как можно больше комфорта (лежи себе на диване и общайся с банком через любимый смартфон) нельзя не приветствовать. Другое дело, что обыватель (если только он не продвинутый айтишник или не подросток «с переразвитым большим пальцем») не всегда готов к предлагаемым новациям. Не говоря уже о том, что приходится забивать мозги кучей логинов, паролей, кодов и прочей цифири.

Уже много шутили, сравнивая прогнозы нашего IT-будущего с классической кинофразой о том, что через 20 лет не будет ни театра, ни кино, останется одно телевидение. А теперь вот и телевидение хоронят, пытаясь всё заменить большим и мусорным Интернетом. Вот так и хочется опять всё до основанья разрушить, хотя что конкретно строить будем, пока никто точно не знает.

Когда мне рассказывают о том, что Интернет у нас теперь повсюду, вспоминаю недавнюю пресс-конференцию одного большого банка, раскинувшего свои отделения в отдалённых районах Дальнего Востока. Беда там с Интернетом, пока – беда. А где-то не совсем беда, но есть двухсекундное запаздывание спутникового сигнала (о чём рассказывал в кулуарах столкнувшийся с этой проблемой разработчик), от которого у системы «едет крыша».

Сказанное вовсе не значит, что надо останавливать работы по диджитализации всего и вся, – это дело полезное, способное избавить нас от бумажных завалов и потери времени. Да и вообще, зачем пытаться остановить технический прогресс? Только вот прогресс должен быть для человека, а не наоборот. А то что мы заладили: клиент, население, электорат – такие суррогатные определения человека, которыми сейчас все оперируют. А человек – он и есть человек.

Вот поэтому мне очень нравятся разработчики, которые все свои идеи как бы пропускают через себя, через своё, а не абстрактного «клиента» восприятие. И которые понимают, что отправной точкой сегодняшней трансформации банковского дела становится не продукт, не программа, а всё-таки – живой человек.

Вот на такие размышления навёл меня Finopolis – за что я благодарна и организаторам форума, и, конечно, принимавшему нас прекрасному и гостеприимному городу Казани.

 

Людмила КОВАЛЕНКО
Казань – Москва