Четыре всадника банковского апокалипсиса A A= A+

Ян АРТ
Главный редактор Finversia.ru,
вице-президент Ассоциации региональных банков России

Это лето может стать… как это называется? — судьбоносным в истории российского финансового рынка. Летом из уст председателя Центробанка прозвучало предложение изменить банковскую систему в стране.

Идея регулирования разного уровня — революционная. По сути, из двухуровневой (Банк России — коммерческие банки) банковская система может превратиться в четырёхуровневую. Уровни обозначены: регулятор, системно значимые банки, федеральные банки, региональные банки.

Банкиры и эксперты восприняли идею как перспективную.

Но — дьявол кроется в деталях… Сколь часто мы используем эту фразу, чтобы казаться особенно проницательными или умеющими смотреть далеко вперёд. Никогда ещё на российском банковском рынке не возникало ситуации, в которой действительно так много деталей, в которых так много места для дьявола.

Риск номер один — что означает разный уровень регулирования?

Первое, что приходит на ум: чем ты меньше, тем менее пристально за тобой наблюдают, тем лояльнее оценивают твои риски и мягче относятся к резервам. Что вполне логично — потенциальный риск от падения малого банка менее вредоносен для экономики, социума, фонда страхования вкладов и общей финансовой стабильности в стране. Сейчас кто-то снисходительно улыбнётся, но, извините, это так. Соответственно, такой малый банк, с большим правом на манёвр, может более лояльно оценивать заёмщиков в среде малого и среднего бизнеса, более активно и под меньшие проценты (ведь к его резервам отнесутся более либерально) кредитовать его…

Как говорил небезызвестный Шрек: «Ха-ха-ха, ты ещё веришь в сказочки, парниша?»

Вариант номер два — банки делят на категории и соответственно выстраивают их права. «Системно значимые» — о, эти имеют право почти на всё. «Федеральные» уже могут быть отрешены от кредитования и обслуживания крупных госкорпораций и предприятий военно-промышленного комплекса, от дешёвой ликвидности ЦБ. «Региональные» — этим запретить ещё и валютные операции (мол, «мал ишшо»). А потом — «излишние» заимствования на межбанке... Или — запретить работать в других регионах, кроме единственного «титульного» (понятие «региональный» можно понять буквально). И т.п.и т.д.

Следствие очевидно:вместо конкурентных преимуществ («пусть расцветают все цветы») хиреют сначала «регионалы», а затем «федералы». А потом (конкуренции-то нет) «системно значимые» в целях «оптимизации расходов» вновь устанавливают обеденный перерыв в офисах и отменяют дистанционное банковское обслуживание (конечно, с благой целью «более качественной идентификации клиентов и борьбы с незаконным оборотом» и пр. — всё ради нашей безопасности).

Перегнул — для красного словца. Дело не в обеденном перерыве. Дело в ликвидации рыночной банковской системы.

Второй сценарий кажется апокалиптическим. Ох уж эти либералы и рыночники, вечно видят в начинаниях властей только плохое. С чего вдруг?

Может быть, оттого, что только несколько десятков банков «допущены» к работе с предприятиями ВПК? Может, оттого, что уже есть «список 27» привилегированных? Может, из-за новой ситуации в сфере кредитования малого и среднего бизнеса, когда доступ к очень неплохой программе «6,5» корпорации по развитию МСП получают только банки с капиталом не менее 50 миллиардов (!) рублей?

Ещё один риск — нормативный. В России худо-бедно сложилась пусть жёсткая, пусть не самая либеральная, пусть недружелюбная, но всё же понятная, вполне работоспособная система банковского регулирования. Четырёхуровневая банковская система — многое придётся формировать по-новому. Новые циркуляры. Новые нормативы. Новые инструкции. Новые формы отчётности. Всё это надо продумать, обсудить, смоделировать возможные проблемные ситуации, найти ответы на вопрос, как их предстоит решать, и, наконец, выпустить и внедрить. Дел, мягко говоря, — Эверест. Особенно если во главу угла поставить принцип «не навреди»…

Предположим, мы оптимисты. Будем нацелены на позитив. Но…

В последних числах июля автору этих строк позвонили из одного СМИ. Попросили прокомментировать тему четырёхуровневой банковской системы. Что можно было сказать? Банкиры вздрогнули, но в целом сказали: «О, а это вариант!» Нацелились на долгую серьёзнуюработу — в новом деловом сезоне. Рабочие встречи. Консультации. Выступления экспертов. Парламентские слушания. Может быть, было бы логично собрать специальную конференцию по этой теме. То есть — пресловутый «диалог с регулятором». Разработать эскизы. Показать профессиональному сообществу. Аккумулировать полученные замечания. Осмыслить. Апгрейдить предложения. Ещё раз показать. И т.д. И тут, примерно в 20-х числах июля появляется новость: специалисты Банка России подготовили законопроект о внедрении регулирования разного уровня. Идея из уст шефа ЦБ прозвучала в начале июля, прошло три недели (15 рабочих дней!) — проект готов. То есть все возможные риски, возможные коллизии, ситуации, оценки потенциального воздействия на рынок — всё как бы сделано. И не надо никаких встреч, дискуссий, обсуждений…

Что это означает? Это означает, что в ЦБ работают такие гении, вступать с которыми в дискуссию даже как-то стыдно. За 15 рабочих дней в разгар отпускного сезона подготовить законопроект, обеспечивающий принципиальный переход банковской системы самой большой страны мира с двух уровней на четыре, это… Это сверхгениально. В одном случае.

Правда, есть и другой. Это может означать, что из виду упущено столько деталей — какой там дьявол, там целый ад можно спрятать. Все девять кругов. Специализированная преисподняя для всех не «системно значимых».

Рискну предположить — срублено по-быстрому? Потому что начальство сказало? Как в былые времена: «Партия сказала — комсомол ответил: есть!» Только ведь финансовый рынок — это не спортивный объект. Он, как любили говорить прежде и сами чиновники, требует «тонкой настройки». И тогда вопрос к настройщикам: в такие сроки… вы гении или халтурщики?

Впрочем, я обозначаю всего лишь риски. Крайний случай. Вполне возможно, регулятор в спешном порядке родил законопроект, чтобы «застолбить» тему. И на самом деле — готов к долгому, обстоятельному диалогу о том, что же такое разноуровневая банковская система. Тогда забудем про высказывание Шрека?