Тоска по гармонии A A= A+

О тех, кто «равнее»

О гармонии первым заговорил, открывая конференцию, президент Ассоциации «Россия», руководитель Комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолий АКСАКОВ. Вообще мне показалось, что депутат уже несколько устал говорить о перекошенном конкурентном поле и о том, что есть на нём игроки, которые «равнее всех», и это, конечно же, нарушает все рыночные законы: «Давайте сегодня поговорим о конкретных шагах, чтобы создать правильные, гармоничные условия для всех институтов». К этим словам модератор сессии — исполнительный вице-президент РСПП Александр МУРЫЧЕВ — добавил, что развитие всех финансовых механизмов и инструментов должно соответствовать цели экономической политики государства: «Но этого пока нет. Не хватает главного — понимания куда развиваться».

Поскольку среди спикеров были заявлены представители монетарных властей весьма высокого ранга, собравшиеся вправе были ждать ответов на вопросы, которыми болеет всё банковское сообщество. И первый из них — тот самый, о котором говорил Александр МУРЫЧЕВ: куда развиваться?

Заместитель министра финансов Алексей МОИСЕЕВ решил ответить, так сказать, в рамках правового поля и привычной скороговоркой перечислил законопроекты, которые либо ещё разрабатываются, либо ждут своей судьбы в Госдуме. В числе первых — давно закисший проект закона о синдицированном кредите, который, даже по признанию самого чиновника, мог бы способствовать небольшим банкам в работе с относительно крупными заёмщиками. Похоже, более счастливая судьба у законопроекта о санации, которой теперь станет заниматься специальный фонд.

К вопросу о расширении круга банков, допущенных к работе с бюджетными средствами, Алексей МОИСЕЕВ подошёл прямо-таки страстно: «Мы не готовы и дальше терпеть потери от размещения денег по завышенным ставкам в некачественных банках». Хотя спикер и не отрицает такого доступа не только для государственных, но и для частных банков — если они, разумеется, получат соответствующий рейтинг АКРА. По поводу единственного на сегодняшний день лицензированного агентства тут же завязался спор: многие уверены, что для получения рейтинга там нужно записываться за несколько месяцев, однако заместитель министра финансов эти слухи опроверг. Тем не менее Александр МУРЫЧЕВ напомнил чиновнику, что частные, в том числе региональные, банки в течение 30 лет вполне успешно кредитовали реальный сектор без оглядки на рейтинговые агентства. Сейчас же их отодвигают всё дальше от самых аппетитных кусков пирога. В высоких кабинетах составляются некие ведомственные списки допущенных, а остальных по рукам и ногам связывают разными ограничениями, как, скажем, получилось с льготным кредитованием сельхозпроизводителей.

На эти претензии Алексей МОИСЕЕВ отреагировал опять же со страстью: «Я отвечаю своей свободой, так же как отвечают своей свободой все чиновники, ответственные за расходование бюджетных средств!»

Вслед за тем из зала посыпались вопросы, суть которых можно свести всё к той же формуле: почему есть банки, которые «равнее всех», и можно ли такую среду называть по-настоящему рыночной и конкурентной? Единственным результатом этого диалога можно счесть невнятное обещание заместителя министра финансов подумать над расширением списка допущенных. Вряд ли это принципиально изменит картину…

И о тех, кого «давят»

Пока участники конференции размышляли над выступлением заместителя министра, слово взял Олег ТИНЬКОВ, осведомившийся, зачем регуляторы давят на розничные банки и пытаются навязать им выбор — кого кредитовать, а кого нет. «Нас, настоящих розничных банков, с десяток, а вы нас душите и душите… Почему вы делаете так, чтобы весь этот бизнес уходил в тень?»

На это Алексей МОИСЕЕВ отвечал ожидаемо, рассказывая о том, что есть банки честные, а есть нечестные. Банкира этот ответ не удовлетворил. Он совсем не против, чтобы с рынка удаляли нечестные банки. Его другое волнует: «Почему вы регулируете тех, кого легко регулировать? А не МФО, например? Я вообще не понимаю, зачем они появились?»

Не стоит подозревать в вопросах Олега ТИНЬКОВА зависть к конкурентам. На рынке конкуренция — дело святое. Опять же — если условия для всех одинаковые. Но когда банкам устанавливают потолок кредитной ставки, а МФО тем временем снимают по тысяче процентов годовых, о равных условиях говорить не приходится. С точки зрения бизнеса МФО, что называется, «портят рынок». Не станем уже говорить об отдалённых последствиях этих «кредитов до зарплаты по одному документу», которые оборачиваются коллекторским беспределом и человеческими трагедиями.

Но, судя по ответу заместителя министра финансов, хотя денежные власти и видят в МФО «большую проблему», бороться с ними вроде как недосуг, да и потом «такие компании помогают купить детям молоко, когда их родителям не дают зарплату». Вот оно как — сплошная филантропия.

Основатель Тинькофф Банка между тем не унимался и предложил решить вопрос кардинально: «Давайте уж тогда закон примем, пусть в России останутся только госбанки». Зал оживлённо зашумел, ибо он выразил именно то, чем нынче болеет банковское сообщество. Другое дело, что не каждый готов высказать свои тревоги и недовольство вслух, с трибуны. Олег ТИНЬКОВ готов и высказывает — за ним успешный проект, который у всех на слуху и на который равняются многие. Так что банкир вправе задавать неудобные вопросы, тем более что ответов на них ждут почти все частные банки.

У всех — своя правда

Эта фраза стала лейтмотивом выступления первого заместителя председателя Банка России Дмитрия ТУЛИНА, который сразу же предупредил, что не сможет «всех успокоить». Кто б сомневался… О гармонии у него своё представление: «Сотрудники регуляторных органов должны понимать, что происходит в отрасли и пытаться создать условия если не для полной гармонии, то хотя бы чтобы избежать жёстких конфликтов». Идея выглядит достаточно утопической, что, собственно, подтвердил и сам спикер: «К сожалению, вы (и мы) выбрали себе сферу деятельности, которая никогда не будет зоной свободного предпринимательства, и вас всегда будет прессинговать регулятор. Это глобальная тенденция, и облегчения не предвидится».

Дальше — больше: Дмитрий ТУЛИН назвал банки источниками повышенной опасности, что на самом деле недалеко от истины, если вспомнить, какие социально-экономические последствия влечёт за собой крах хотя бы одного банка. А уж если их больше трёх сотен за три с небольшим года…  Однако лично меня как-то не очень удовлетворила простая констатация факта. По логике вещей за такие последствия всё-таки кто-то должен нести ответственность. Например, те, кто не досмотрел, не разглядел вовремя, что такой-то банк движется явно не туда. Это вообще-то и есть задача пруденциального надзора. А вовсе не массовый отзыв лицензий по стандартным основаниям, которые обычно указываются в соответствующих сообщениях для публики.

В выступлении первого зампреда Банка России опять всплыла тема тех, «кто равнее». Сам спикер согласился с тем, что крупные банки не обязательно финансово устойчивы. Но вот поди ж ты — клиенты всё чаще перетекают именно в них, будучи уверенными в том, что уж этим-то банкам государство упасть не даст ни в коем случае.

А что же остаётся остальным, хоть тем же региональным банкам? Дмитрий ТУЛИН и им предложил «свою правду», посоветовав не рассчитывать на доступ к бюджетной кормушке: «Всё равно вы не сможете отбить свой кусок хлеба у крупных банков… Вы должны давать своим клиентам то, чего никогда не сможет дать крупный банк. У них свои преимущества, у вас свои. Вы знаете своих клиентов, они своих клиентов не знают…»

Этот пассаж, воля ваша, тоже выглядит как-то сомнительно и противоречит базельскому заклинанию «знай своего клиента». Оказывается, это тоже не для всех обязательно. Снова — у каждого своя правда.

Но чем эта правда оборачивается для бизнеса? А вот чем. По словам управляющего директора НРА Павла САМИЕВА, в прошлом году концентрация банков по прибыли стала выше, нежели по активам и кредитному портфелю. А вице-президент Ассоциации региональных банков России Александр ХАНДРУЕВ добавил ещё информации к размышлению, напомнив, что и в 2015-м, и в 2016 году каждый четвёртый банк оказался убыточным. Так что утверждения, что банковская система финансово стабильна, тоже вызывают определённые сомнения. Похоже, что-то надо менять в консерватории, ибо видимость стабильности при отсутствии чётких ориентиров — ситуация опасная. А ориентиров нет, ни в финансовой системе, ни в экономике, и самое популярное слово в характеристике нынешнего времени всё-то же — неопределённость. Так, может, пора всё-таки определиться?

 

Людмила КОВАЛЕНКО
Фото Альберта ТАХАВИЕВА