Finversia-TV
×

Сергей Лысаков: «Байден, конечно, спать не будет» A A= A+

Сто дней президента Джозефа Байдена подходят к концу: можно попытаться сформулировать первые оценки. Будет ли Байден апатичным и вялым президентом? Повторит ли он подходы администрации Обамы? Что из политики Трампа будет продолжено? Возможен ли эффект байденомики? Как все это будет влиять на фондовый рынок? Об этом – беседа главного редактора Finversia.ru Яна Арта с руководителем аналитического центра TeleTrade Сергеем Лысаковым.

– Через несколько дней заканчиваются «сто дней» Джозефа Байдена, по которым традиционно начинают судить о контурах политики нового президента. Упрощенно его часто рисуют как «анти-Трампа» и «сонного Джо». Иронизируют над его якобы недееспособным возрастом и деменцией – причем иронизируют как раз политики, известные своей «сонливостью». Строят какие-то смешные гипотезы, что Байден – всего лишь промежуточное звено, чтобы передать власть вице-президенту… Но если говорить серьезно – мы прекрасно понимаем, что экономическая политика администрации Байдена не будет сводиться только к отрицанию того, что сделал Трамп. Этого запала может хватить только на несколько месяцев… Давайте попробуем вместе проанализировать: чем может стать то, что условно можно назвать байденомикой.

– Байден, конечно, спать не будет – это было видно уже по первым дням его президентства. Как только он вступил в должность в течение двух дней около 15 указов Трампа были отменены – в основном, посвященных внутренним делам. Это вопросы миграции, вопросы строительства, вопросы экологии, в частности – вопрос строительства нефтепровода из Канады в США. Кстати, из-за отмены этого проекта уже вчинили большой иск: куча штатов потеряют деньги из-за решения Байдена о заморозке этого строительства… Так или иначе, Байден начал действовать энергично. Конечно, он не такой открытый как Трамп. Так что в некотором смысле трейдеры по всему миру скучают по твиттеру Трампа, где он регулярно отмечался, в плане рекордов влияния на фондовый рынок и озвучивал свои мысли и решения. Байден в этом смысле, конечно, больше дипломат.

– И больше бюрократ…

Да, конечно, и бюрократ. У него большая школа за плечами – Сенат, вице-президентство… это дорогого стоит. Кадровая школа у него серьезная и тем удивительнее, что сейчас он некоторым образом завесу тумана приоткрывает, начинает вольно или невольно говорить то, что он думает.

Конечно, прежде всего, Байден будет фокусироваться опять-таки на внутренней политике. Это любимое место не только демократов, но и вообще всех президентов. И мы видим, что он нацелен на продолжение помощи американской экономики плюс некие инфраструктурные решения. Например – помощь бизнесу в строительстве станций зарядки электромобилей, создание производства батарей на территории США и т.д.

Что касается внешней политики, то он не будет отметать сразу все решения Трампа и это мы в общем-то уже видим. Более того, сейчас идет новое торговое столкновение с Китаем, серьёзное столкновение, жесткое.

В некотором смысле трейдеры по всему миру скучают по твиттеру Трампа, где он регулярно отмечался, в плане рекордов влияния на фондовый рынок и озвучивал свои мысли и решения. Байден в этом смысле, конечно, больше дипломат.

– Да, в чем-то даже жестче, чем высказывание в адрес Путина…

– Да, это так. Китай не перестанет повторять «Отстаньте от нас, мы проводим политику какую хотим на своей территории». Это касается ситуации с уйгурами, Тайваня… Клубок проблем, который далек от некого разрешения. Думаю, будет попытка со стороны Байдена все это дело как бы привести в большее равновесие. Но одновременно он будет давить на Китай.

– Пройдемся по пунктам потенциальной байденомики… Пункт первый – зеленая энергетика. Уже видно, что эта знаменитая программа Байдена, рассчитанная до 2035 года, – не просто слова, а всерьез и надолго. США возвращаются в Парижское соглашение по климату… Но тем не менее, любой «пикейный жилет» старых времен помнит, что традиционные спонсоры Демократической партии – это нефтяные компании. Вопрос: будет ли столь однозначной энергетическая политика демократической администрации?

– Не думаю, что она будет однозначной. Слова, которые он произнес насчет зеленой энергетики, возвращение к цели нейтрального выброса парниковых газов к 2050 году– да, это будет сохранено. Но, безусловно, сейчас никто не будет отказываться от топлива, от нефти и газа, и нефтяные компании в этом плане поддержку найдут. Другое дело, что, если обратить внимание на те компании, на которые Байден собирается поднять налоги, то видно, что это не нефтяные компании, это в основном технологические компании…

– Как раз пункт второй – налоги. Это, пожалуй, самое крупное решение, радикально меняющее политику Трампа однозначно в другую сторону. Уолл-стрит прореагировал на это решение определенным торможением подъема. К чему вообще все это может привести? Ведь эта история на дивидендах однозначно скажется.

– Да, конечно. Нужно сказать, во-первых, неожиданности не было. Вернулись к налогам, которые были. Если посмотреть политику за последние 30 с небольшим лет – вернулись к тому, чем закончил Рейган. Поэтому сказать, чтобы это было сверхнапряженно для корпораций, я не могу.

Причем, если посмотреть, то большую часть помощи экономики, которая планируется, именно корпоративный налог и даст.

– Насколько политика подъема налогов может развернуть ситуацию с госдолгом США, которая не столь критична, как у нас любят об этом говорить, но проблемная точно?

– В последний код нарастили этот долг почти на 50%. Теоретически подъем налогов может постепенно нормализовать ситуацию, но, как известно, когда приходит к власти демократическая администрация – начинают увеличиваться бюджетные расходы, нарастает дефицит и долг. А потом республиканцы все это дело начинают гасить... Сейчас как-то не типично получилось. И сейчас попытка притормозить рост долга за счет налогов совершенно правильная, поскольку печатный станок никто не отключает. Это надо помнить. Это одна из самых важных вещей, которые воздействуют на мировой фондовый рынок. И Байден говорит, что до 2023 года будет держать политику низких ставок и печатного станка.

Любой «пикейный жилет» старых времен помнит, что традиционные спонсоры Демократической партии – это нефтяные компании. Вопрос: будет ли столь однозначной энергетическая политика демократической администрации?

– Ну, это не совсем от него зависит…

– Конечно, не только от него, но, безусловно, они настроены на это. А опыт показывает: если американские чиновники прижаты каким-то условиями к стенке, то они говорят правду, а не будут всячески увиливать. Поэтому можно считать, что эти заявления соответствуют тому, что будет делаться.

– Это повышение корпоративных налогов не станет ли стимулом нового разворота интереса инвесторов к развивающимся рынкам? Не пойдут ли они более активно со своим капиталом на те рынки, где налоговое давление меньше? Соответственно, не возникнет ли интерес опять к бразильскому, условно говоря, индийскому и другим подобным рынкам?

– Частично да, частично нет. Индия представляет интерес для Штатов. Опять повысится интерес к оффшорным юрисдикциям. Но массового бегства капитала не будет. Потому что в США есть задача создать рабочие места и, думаю, демократы начнут договариваться с корпорациями на сей счет. А значит капиталу будет применение внутри Штатов. Полагаю, что политика Трампа по созданию рабочих мест в США продолжится.

– Среди первых шагов Байдена в Белом доме был знаменитый указ, который окрестили «Покупай американское». Насколько он декларативен и насколько реально повлияет на рынок?

– Думаю, что в большей степени декларативен. Большинство товаров ширпотреба на американском рынке – это Вьетнам, Китай, Индонезия.

– Следующий момент, важный для рынка. Мне кажется, что демократическая администрация не способна спустить на тормозах вопрос, который возник давно и который заключался пока в том, что Цукерберг бегал к Нэнси Пелоси отчитываться. Американские власти будут продолжать пытаться как-то применить антитрастовое законодательство к интернет-монополиям по сути. Мне кажется, что американцы прекрасно осознают: именно антитрастовое законодательство сформировало их фондовый рынок и во многом это основа американской экономики. Они ни в коем случае не откажутся от этих принципов. Так что поиск способа применить его к интернет-гигантам продолжится… Если попробовать прикинуть, как он может развиться…

– Думаю, что первые шаги будут в дополнительном налогообложении. Мы уже видим активные действия в этом плане ряда стран Европы, цифровые налоги, в том числе на Google. Думаю, подобная практика будет водиться повсеместно в той или иной степени и США будут нечто похожее предпринимать. Также вероятно в дальнейшем какое-то ограничение практики слияний и поглощений. Плюс мы видим, что Facebook достаточно хорошо последние несколько лет полоскают в Сенате. К влиянию на выборы тоже были претензии, к вопросам этики и толерантности, который сейчас для американцев как никогда важны. Так что согласен: эта тема продолжит влиять на рынок.

Еще один момент к портрету потенциальной байденомики. Еще осенью, когда шли выборы и так или иначе обсуждались вероятности дальнейшего развития, я высказал предположение, что Байден недостаточно стар, чтобы просто «спать», но уже в таком возрасте, когда человек старается обычно применить успешный былой опыт, а не создавать что-то новое. Успешный опыт есть: он был вице-президентом в общем-то успешной администрации Обамы. Не будет ли Байден пытаться сделать с точки зрения экономической политики своей администрации нечто вроде апгрейда «Обама 2.0»? Понятно, что вирусный кризис внес настолько новые условии, что простая калька невозможна. И все же – насколько вероятно использование «старых наработок»?

– Ну, они будут, конечно. Во-первых, инициатором некоторых решений администрации Обамы был именно Байден и сам он говорил о том, что всегда был человеком, который последний оставался перед президентом Обамой высказывать свое мнение. Другое дело, что теперь он сам принимает решения. А Байден гораздо более сложная личность, чем просто, скажем так, креатура демократов. Он работал еще с одним из братьев Кеннеди в Сенате и не думаю, что он забыл формировавшиеся тогда подходы. Так что в чем-то Байден повторит наработки администрации Обамы, а в чем-то – пойдет своим путем.

Американские власти будут продолжать пытаться как-то применить антитрастовое законодательство к интернет-монополиям по сути. Мне кажется, что американцы прекрасно осознают: именно антитрастовое законодательство сформировало их фондовый рынок и во многом это основа американской экономики.

– А что из того, что сделал Трамп, может предположительно остаться в арсенале новой администрации?

– Тарифы. Я думаю, что, прежде всего, это тарифная политика.

– То есть трамповская идея справедливых торговых балансов с другими странами?

– Да. Здесь, скорее всего, будет продолжено экономическое давление. Некоторые элементы этой политики в виде санкций стартовали еще при Обаме и были продолжены Трампом. Они будут сохранены как конструкция, хотя и будут применяться в разных комбинациях. Не думаю, что могут быть полностью отвергнуты механизмы ВТО, но, к сожалению, мир идет к меньшей степени глобализации, чем мы наблюдали в 2000-х годах.

– По отношению к доллару традиционно демократы не пренебрегали таким инструментом как ослабление доллара. Но недавно я наткнулся на статистику, свидетельствующую, что последние полвека к концу срока демократических администраций индекс доллара был выше, чем в начале, а ставки становились выше. Что здесь можно предположить?

– Думаю, доллар в ближайшие годы будет укрепляться. Но едва ли это вопрос этого года. Однако в перспективе, особенно, если налоговая политика даст свои результаты, можно ожидать укрепление доллара и подъем ставки ФРС.

– Мне кажется, что ФРС, которая вслед с ЕЦБ полностью истощила инструмент снижения ставки и дожала эту педаль до пола, теперь вслед за европейским регулятором потеряла возможность ставкой влиять на рынок. Остается количественное смягчение, но вот ставка точно вышла из арсенала. Полагаю, для ФРС с точки зрения потенциальных новых рисков, новых «черных лебедей» и кризисов это смерти подобно, и при первой же возможности ФРС попытается повысить ставку, чтобы вернуть этот инструмент в свой арсенал.

– Да, конечно, но если посмотреть на риторику представителей ФРС, то они сдвигают такую перспективу в район 2023 года.

– Но мне кажется, что ФРС все же попробует повысить ставку раньше, чем в 2023 году…

– Возможно, это все-таки будет раньше. ФРС, конечно, основной регулятор и крупнейший центробанк мира, но даже она не может устоять под рыночным давлением, если таковое будет. Ну, простоят они два квартала при повышении инфляции, может, чуть дольше, но все равно будут вынуждены пойти на повышение рынка. Но если инфляция не разгонится – вполне могут дотянуть с нижайшей ставкой и до 2023 года.

Байден гораздо более сложная личность, чем просто, скажем так, креатура демократов. В чем-то Байден повторит наработки администрации Обамы, а в чем-то – пойдет своим путем.

Сейчас ФРС четко дает понять, что ставку опускать в отрицательную зону они не хотят. Возможно, выполнят некоторый план по привлечению средств и начнут поднимать ставку.

– В связи с политикой ФРС еще один вопрос – менее глобальный, но, тем не менее, на инвесторов влияет. Буквально несколько месяцев назад звучало предположение, что со временем Байден может повлиять на то, чтобы заменить Пауэлла на Лэл Брейнард на посту председателя совета директоров ФРС. Потом эта тема из уолл-стритовских медиа исчезла. Какова вероятность, что произойдет смена председателя совета управляющих ФРС?

– Это точно не главный приоритет. Мне кажется, что тема действительно ушла.

– Еще один «кадровый вопрос». Если предположить, что после очередных выборов Сенат и Конгресс окажутся в оппозиции к администрации Байдена, с республиканским большинством. Насколько то может сорвать реализацию потенциальной байденомики?

            – Мне кажется, что Байден найдет определенное понимание с республиканцами. Он умеет работать с парламентом. Байден предпринимает огромные усилия для того, чтобы часть аудитории избирателей-республиканцев перевести на свою сторону. Он микширует последствия разделения страны после ухода Трампа на два лагеря. Он декларирует, что является президентом не только демократов, но и всех американцев. Так что, полагаю, с Конгрессом особых проблем у этой администрации не будет.

Он сразу заявил, что намерен пойти и на второй срок. И разговоры о его возрасте тут непринципиальны…

– Помню времена, когда всех немного шокировало, что президентом США стал 69-летний Рональд Рейган – мол, староват. А потом этот человек успешно прошел два срока, стал крестным отцом рейганомики и ныне по опросам американцев является вторым по популярности президентом США после Джорджа Вашингтона. В связи с этим возникает вопрос в стиле российских политологов: если проводить какие-то параллели, то с кем из 45 предшественников можно сравнить Байдена?

– Тут сразу целый клубок, скажем так. Во-первых, это второй президент-католик в истории Соединенных Штатов после Кеннеди. И, думаю, традиции клана Кеннеди для него значимы. Во-вторых, он начал с создания таких условий, которые напоминают Рейгана. Если сравнить недавние высказывания Байдена в адрес России и Путина и заявление Рейгана о том, что Советский Союз – империя зла, то напрашиваются параллели. В целом, полагаю, возможна некая смесь Кеннеди и рейганомики. Я поэтому и говорю, что Байден – это несколько больше, чем «Обама 2.0».

– Где сегодня могут быть риски, связанные с администрацией Байдена?

– Ситуация с Китаем. Идет нарастание милитаризации и взаимоотношения между Китаем и США начинают вызывать невольно некую параллель с карибским кризисом. Надеюсь, что до этого не дойдет. Но вероятность противостояния на линии Китай-США усиливается. Сюда добавляется и лунная гонка, и даже, как ни странно, марсианская гонка.

– С Китаем?

– С Китаем. К сожалению, мы здесь уже вряд ли сможем составить некую конкуренцию… Пока неясно, как будет развиваться нефтяной рынок, насколько США готовы, условно говоря, апеллировать к другим странам – типа Саудовской Аравии и России – в плане поставок углеводородов на мировой рынок. Насколько Китай активно будет проводить политику перетягивания союзников или неудобных партнеров США к себе. Все это – большой вопрос. Поэтому я и говорю, что ставка США на Индию вполне может быть основной.

Ну, тем более, что трудно представить Индию в союзе с Китаем…

– Да, и последний конфликт тому подтверждение. Индия хорошо использовала себе на пользу колониальный опыт и готова к серьезному развитию…

Мне кажется, что Байден найдет определенное понимание с республиканцами. Он умеет работать с парламентом. Байден предпринимает огромные усилия для того, чтобы часть аудитории избирателей-республиканцев перевести на свою сторону.

Не до конца ясна и политика США в отношении России. Да, новые санкции возможны, точечные, секторальные. Но, думаю, санкций по типу иранских все-таки не будет. Конечно, все это сказывается и мы видим, что идет массивный отток инвесторов именно с рынка российского госдолга. Это беспокоит. Тем более, что бюрократическая машина Америки – это очень последовательная машина. Если ввести санкции, условно говоря, легко, то отменить их – непросто. Вспомним поправку Джексона-Вэника, которая продержалась почти полвека… В США это прекрасно понимают и не хотят стопроцентной эскалации или эмоциональных решений. Любые решения по санкциям – это взвешенные решения. Конечно, с точки зрения мирового финансового рынка большого ущерба отсутствие на нем России не нанесет, но все же ущерб будет. Пока я вижу игру мускулами. Надеюсь, что США и Россия все же найдут точки равновесия.

Результаты опроса канала Finversia-TV. В опросе приняло участие 1500 респондентов.

100 дней Байдена

В конце апреля закачиваются «сто дней» нового президента США, по которым традиционно формируют представления о его управленческой политике. Что, на ваш взгляд, уже сейчас показывают «сто дней» Джозефа Байдена?

• «Сонный Джо» не способен обеспечить нормальное управление 21 %
• Пока это только реакция на кризис, нет четкой линии управления 16 %
• Критикуя на словах, на деле Байден продолжит политику Трампа 15 %
• Байден явно может создать эффект «байденомики» и подъем на рынках 17 %
• Затрудняюсь оценить, пока мало информации 31 %
  • Ян Арт
  • Finversia.ru

Finversia-TV

Горячая цифра

Фотоотчеты