Finversia-TV
×

Апрельское книжное обозрение A A= A+

1000Виктория Чарльз. 1000 шедевров. Декоративно-прикладное искусство

Азбука

Иллюстрированное издание посвящено выдающимся произведениям искусства, которое справедливо именуется декоративно-прикладным, то есть сопровождающим человека в его повседневной жизни и призванное эту самую жизнь максимально украсить. Его область простирается от древнейшей керамики до современного промышленного дизайна. Соразмерная человеку архитектура, изысканная обстановка, прекрасная мебель и умело подобранная утварь, не говоря о великолепных украшениях, — всё это каждый день дарит радость бытия, соединяя красоту и практичность, фантазию и прозу жизни. В книге описаны знаменитые предметы, чья изначальная функциональность — посуда предназначалась, чтобы из неё есть, гобелены закрывали холодные и непривлекательные каменные стены — давно отступила перед восхищением коллекционеров и историков, соединив, таким образом, утилитарное «искусство для жизни» с высокими образцами изящных искусств.

 

ТайныАндрей Демидов. Тайны звенящих холмов

Грифон

Действие захватывающей исторической саги разворачивается в эпоху Великого переселения народов, которое во многом определило дальнейший облик средневековой Европы и прилегающих земель на много веков вперёд. Автор подробно и достоверно, включая и бытовые подробности повседневного существования, и повествующие о мироустройственных представлениях легенды, воссоздаёт образ жизни различных народов. Историческая панорама дополнена преданиями о Звенящих холмах: там хранятся великие сокровища, но их стерегут тайные могучие силы. «Золото — это власть. Можно нанять целую дружину саксов или данов и бросить их на врага, а самому греться у очага и есть жареную оленину. Можно заказать у наших мастеров самую лучшую одежду из заморских тканей и самые острые клинки. Можно построить целую уйму ладей и идти в любой поход…» Но и опасности, связанные с поиском загадочного клада, очень велики. Однако мечты о золоте слишком сильны, поэтому к Звенящим холмам пытаются пробиться и воины, и купцы, и мудрецы.

 

ИсторикумИсторикум. Мозаика времён: антология. Сост.: Алекс Громов, Глеб Гусаков

Снежный Ком М

В антологии собраны повести и рассказы, которые демонстрируют, как именно история меняет своё течение, выявляет истинное лицо событий и их персонажей. Представлены произведения таких известных писателей, как Дмитрий Володихин, Андрей Дашков, Карина Сарсенова. Так, в центральном рассказе сборника «Власть невозможного» виртуозно показано переплетение человеческих судеб с историей уникальной старинной игрушки. «Кукла выглядела почти новой, и разве что тщательная проработка мельчайших деталей выдавала в ней штучное изделие эпохи, когда даже обычные вещи имели свою индивидуальность...» Глава холдинга по добыче золота и драгоценных камней купил её в подарок дочке и только потом узнал, что когда-то куклу сделал для юной эрцгерцогини Марии-Антуанетты великий механик Пьер Жаке-Дроз: «О некоторых его изделиях ходили слухи, что автоматоны способны отводить беду от владельцев». Герой рассказа сам убедится в этом, хотя возможно, для него спасительную роль сыграет и способность доверять собственной интуиции. Так кто всё же указывает путь истории — древние силы, бурные страсти или человеческая решимость?

 

РассказыЕлена Степанян. Рассказы о чудесах

Теревинф

В книге известного литератора и культуролога собраны драматические произведения, в каждом из которых автор обращается к осмыслению духовных исканий, проявлений любви, великой силы жизни... Так, в пьесе-притче «Рассказы о чудесах», давшей название всей книге, ученик мудреца странствует по разным землям, говоря окружающим о том, что чудеса бывают, а если они не происходят, то виноваты в этом сами люди — не могут поверить, не замечают... Кто-то считает его чудаком, кто-то — вестником несчастья. Или просто забавным созданием не от мира сего, причём собственные слова странника, пытающегося объяснить своё отношение, воспринимает как подтверждение: «Я не хотел вас обидеть! Просто до этой встречи мы жили в разных мирах, где из одного в другой не проникает ни звука! Я уверен, что не знаю ничего из того, что знаете вы! — Зато, несомненно, знаешь многое другое!.. Чем же ты занимался в этом своём «мире»?» Однако сколько людей, столько и толкований мудрых слов, причём в разных странах и в любые времена.

 

ЛафоргЖюль Лафорг. Стихотворения и проза

БММ

В сборник французского поэта и прозаика конца XIX века, предшественника символизма, включены избранные произведения, в том числе повесть «Стефан Васильев», впервые переведённая на русский язык. «Простите, мой бедный Стефан, я строю свой роман на ваших страданиях, потому что они подхлёстывают моё воображение…» Это история русского юноши, пять лет проведшего в чужеземном лицее в маленьком городе. Он не покидал стен учебного заведения и страдал от ностальгии. «Какими же безнадёжно длинными должны были ему показаться эти пять лет — они тянулись день за днём и постепенно таяли в неизменно серых стенах, за решётчатыми окнами лицея…» В приложении даны рассказы современников о Лафорге, описание его роли в литературе и подробности непростой жизни гения, отказавшегося от наследства в пользу своих младших юных сестёр.

Finversia-TV

Горячая цифра

Новости «100 в 1»

Все новости »