Finversia-TV
×

Руслан Абрамов: «Бизнесу нужно больше пряников» A A= A+

Об ожиданиях экономического профессионального сообщества, связанных со сменой кабинета министров, портал Finversia.ru побеседовал с Русланом Абрамовым, профессором, заведующим кафедрой государственного и муниципального управления Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова, экспертом Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ).

– Руслан Агарунович, отставка правительства Медведева – ожидаемое событие для экономического профессионального сообщества, насколько был рациональным этот шаг? Ваша коллега Елена Устюжанина, заведующая кафедрой экономической теории РЭУ им. Г.В. Плеханова, в интервью нашему порталу, в частности, сравнила бывший экономический блок кабмина с «недальновидной бухгалтерией»?

– Смена правительства, на мой взгляд, была ожидаема не только экспертами, но и всем российским населением, и была принята с большим оптимизмом. Кто что ни говорил, человек, прежде всего, смотрит в свою кастрюлю. И если в ней нет борща, то он понимает, что что-то делается не так, как надо. А у нас с 2014 года непрерывно шло сокращение реальных доходов населения. Второй год подряд снижается рождаемость. Естественная убыль населения в прошлом году, по данным Росстата, стала рекордной за последние 11 лет, приблизившись к отметке 300 тыс. человек. В массах росло недовольство действиями властей, и правительства в первую очередь, увеличивалась социальная напряженность. Все более явным становился риск, что негативные настроения людей могут перейти за какую-то красную линию. Думаю, что при сохранении существовавшего положения в политической и экономической системе это было чревато народными волнениями, что, безусловно, никому не нужно.

Поэтому перемены назрели. И соответствующее решение было принято, на мой взгляд, кардинальное. Получилось эффектно. Но вместе с тем и ожидаемо. Причем больше всего поменяли слабое звено – социальный блок.

– Как вы можете охарактеризовать новый состав правительства?

– При том, что сохранился курс на молодые кадры, в кабмин пришли настоящие профессионалы и, что важно, практики, которые успели поработать и «на земле», и на высоких государственных должностях – в тех сферах, которые они станут курировать. Это существенно отличается от той практики, которая существовала раньше, когда управленцев, независимо от их профессиональной специализации, кидали на разные участки, где им приходилось вникать и осваивать новые для себя темы. Многие новые министры до недавних пор возглавляли профильные контрольно-надзорные структуры: глава Министерства здравоохранения Михаил Мурашко – Росздравнадзор, глава Министерства просвещения Сергей Кравцов – Рособрнадзор. Новый министр культуры Ольга Любимова на своей прежней должности в качестве руководителя департамента кинематографии Минкультуры отвечала за эффективность освоения средств на крупнейшие отечественные кинопроекты. То есть, про эффективность расходов эти люди знают не понаслышке. Кроме того, все новые министры начинали свою трудовую деятельность, что называется, от сохи – в качестве простого врача, преподавателя, журналиста и так далее, и хорошо понимают конкретные проблемы, которые есть в ежедневной работе. Наш министр – я имею в виду Валерия Фалькова, главу Министерства науки и высшего образования РФ – также был преподавателем в вузе, потом ректором, а также работал во властных структурах.

Когда люди видят, что ключевые руководящие должности в стране заняли специалисты своего дела, то это воспринимается очень позитивно. У кого-то, может быть, возникает вопрос по поводу главы Министерства труда и социального развития РФ Антона Котякова, который раньше занимал пост в Министерстве финансов. Но на самом деле, такое назначения – это очень грамотный шаг. У нас очень много средств уходит на социальные проекты и программы. А их основной проводник – это Минтруд. И руководить ведомством как раз должен человек, который хорошо умеет соизмерять желания и возможности, считать деньги, контролировать эффективность их использования.

В отношении вице-премьеров тоже все логично. Например, курировать спорт пришел Дмитрий Чернышенко, который не замешан в допинговой истории, и при этом отвечал за организацию зимней Сочинской олимпиады, которую многие мировые эксперты называют лучшей в истории зимнего олимпизма. Марат Хуснуллин, при котором Москва вышла на первые места в мировых рейтингах в сфере градостроительного развития и организации комфортного городского пространства, теперь занял профильный пост в российском правительстве.

Так что в целом, как справедливо сказал наш президент, правительство сбалансированное. И в этом смысле можно надеяться, что многое в нашей стране изменится в лучшую сторону. Какой-то неоднозначный бэкграунд, который нашли, к примеру, у Ольги Любимовой – записи в блогах и пр., это даже хорошо. Это говорит о том, что человек она свободных принципов, креативный и свободомыслящий. А российской культуре уже давно нужно уходить от той политики, которая сложилась в последние годы.

– А экономический блок?

– Экономическое профсообщество очень обрадовано тем, что первым вице-премьером стал профессионал высочайшего уровня Андрей Белоусов. Его тандем с новым главой Министерства экономического развития Максимом Решетниковым должен сыграть определяющую роль при переходе от стратегии стабильности к стратегии роста.

Чего от них ждут? В первую очередь, это привлечение инвестиций. Решетников долго занимался такими вопросами в московском правительстве, он очень хорошо знает, как работают соответствующие механизмы, был одним из инициаторов столичной инвестиционной программы. То, что в последнее время он занимал пост губернатора Пермского края, делает его еще более ценным кадром, который прекрасно понимает все региональные проблемы, в том числе связанные с вопросами бюджетного распределения, с катастрофическим дисбалансом в развитии регионов.

И еще одна важнейшая задача руководителей экономического блока – наладить эффектное взаимодействие и взаимопонимание власти и бизнеса, устранить ограничения, помочь предпринимателям преодолеть боязнь инвестировать в развитие, о чем при прежнем правительстве говорили из года в год, но реально мало что делали. Сейчас это должно стать приоритетной задачей.

Белоусов и Решетников – это не теоретики, которые знают предмет лишь по докладам подчиненных. Они сами в ежедневном режиме занимались решением конкретных задач. Они способны отличить, что красиво только на бумаге, и что будет работать в жизни. Это очень важно. Я надеюсь, что при них не будет пустых решений, которые принимаются «для галочки», и которые априори невозможно исполнить. То есть, будет такой переход от голословности к делу. Опять же, надеюсь. В совокупности с социальным блоком, который в правительстве поменялся практически полностью, это должно дать ощутимый эффект.

– Новый премьер сразу дал сигнал, что правительство не будет принимать популистских мер, например, отказываться от пенсионной реформы, которую сегодня не ругают разве что ее инициаторы и те, кому по должности положено. То же касается вопроса введения прогрессивной налоговой шкалы. По-вашему, это правильно?

– Совершенно правильная позиция. Чтобы потом не закидали камнями. Михаил Мишустин – прагматичный политик. Многие эксперты приписывают ему значительную толику заслуг по части нормализации отношений между государством и бизнесом, которая наметилась с последнее время. Наверное, заслуженно. Заметьте, что сейчас бизнес стал значительно меньше жаловаться на налоговую систему. И это во многом заслуга нового премьера на его прежней должности. Налоговая система стала прозрачнее, понятнее.

А оживление бизнес-среды – это одна из главных задач, без решения которой ни о каком экономическом росте, а соответственно и полноценном социальном блоке мы говорить не сможем. Нужны инвестиции. Необходимо прорывное развитие в сфере малого и среднего предпринимательства, которое в развитых странах обеспечивает основную часть ВВП, а у нас – лишь пятую часть. Если мы МСП поднимем хотя бы на несколько процентов, то ситуация очень сильно изменится в лучшую сторону. В совокупности с программой по самозанятым это даст огромный экономический эффект. Люди начнут зарабатывать и покупать. Разгрузится социальный блок. Малый бизнес надо всячески опекать. Они снимают напряженность, в том числе и на рынке труда. И это сейчас задача правительства. Мне кажется, что бизнесу сейчас нужно больше пряников. И Мишустин, как мне кажется, пришел для исполнения этой функции.

– О каких конкретно пряниках вы говорите?

– Во-первых, если брать МСП, то можно предусмотреть налоговые каникулы, как это сделали в Казахстане, освободив МСП от налогов на три года. У нас недавно аналогичную меру предложил ввести бизнес-омбудсмен Борис Титов, отметив, что в стране около 20 млн предпринимателей в той или иной мере вовлечены в теневую экономику. Нужно создавать стимулы для изменения такой ситуации. Тут может быть много различных вариантов, которые дали бы малому бизнесу не просто получить одноразовый глоток воздуха, а дать ему нормально развиваться. И здесь, что очень важно, нужно не запускать периодические единоразовые послабления, а соответствующим образом изменить нормативно-правовую базу, чтобы у бизнеса появились документально заверенные гарантии. Сейчас, как мне кажется, новый кабмин получит некий карт-бланш на реализацию прогрессивных идей и программных шагов.

Сегодня на «социалку», по официальным оценкам, нужно 4 трлн рублей. Где взять эти деньги, если не повышать налоги и не «кошмарить бизнес»? А нужно просто сделать помощь предприятиям более адресной, отменить льготы для рада категорий. Ввести прогрессивную шкалу, немного повысив ответственность крупных компаний, и понизив налоги для МСП, скажем, до 0-2%. Конечно, бюджет в этом случае будет подвергнут корректировкам, но, думаю, не очень значительным.

– С точки зрения привлечения инвестиций, развития реального сектора какие нужны шаги, на ваш взгляд? Сегодня огромные деньги хранятся на счетах предприятий и населения. Как заставить их работать?

– Думаю, что для экономического блока в новом правительстве первой задачей все-таки будет привлечение внешних инвестиций, которые после 2014 года очень сильно сократились в объемах. У того же Максима Решетникова есть опыт работы с зарубежными инвесторами на уровне Москвы. Сейчас их надо активнее приглашать в различные проекты в масштабах всей страны.

Но вы совершенно правы, когда говорите, что внутренних финансовых ресурсов в стране предостаточно. Проблема в том, что крупные компании, некоторые их которых получают прибыль в двузначных показателях, не инвестируют их в экономику или собственное развитие, а «складируют» средства на депозитах. А еще есть триллионы рублей на счетах населения. И надо заставить эти деньги работать. Как? Однозначного ответа у меня нет. В теории существует много способов. А как целесообразно это сделать на практике в существующих сегодня условиях – решить как раз должны новые министры, тщательно изучив и взвесив все обстоятельства. Но при этом ясно одно – государство должно стать гарантом для инвесторов, чтобы люди не боялись вкладывать свои деньги в экономику, как сейчас. Если пойдут деньги, то это неминуемо приведет к положительным изменениям в экономике, повышению уровня жизни людей. Тот «застой», который мы имеем сегодня – это во многом как раз результат крайне ограниченных инвестиций в прежние годы.

– Многие эксперты считают, что государство должно активнее развивать инструменты в рамках государственно-частного партнерства, поскольку его участие в тех или иных проектах как раз и служит для бизнеса сигналом надежности.

– Механизмы ГЧП уже применяются в нашей стране. Но, да, возможно не так широко, как хотелось бы. В основном, в строительстве, в дорожно-транспортных проектах. Я думаю, что нужно более активно распространять механизмы ГЧП на другие сферы.

Сейчас сложно прогнозировать, как все это будет делаться, с помощью каких конкретных мер. В позапрошлом году Андрей Белоусов просто предлагал взять «лишние» средства у крупных компаний. Тогда эта мера не нашла поддержки у руководства страны. С учетом современных трендов нужно сделать так, чтобы эти компании сами начали отдавать деньги, но в качестве инвестиций. Пока они опасаются.

Необходимо также, как я уже говорил, упрощение нормативной базы. Мы уже перешли во многих вопросах к уведомительной форме, но нужно сделать еще проще. Родилась идея – запустил. Посмотрели, как она работает. Если плохо – отказались. Если хорошо, то придумали, как регулировать. Лучшая формула – не мешать предпринимателям. И тогда тот же малый бизнес будет сам прекрасно развиваться. А у нас количество уголовных дел по мелким экономическим преступлениям зашкаливает, а для многих доходит до реальных тюремных сроков. Люди боятся открывать свое дело. И об этом президент страны не раз говорил в своих выступлениях. То есть власть все прекрасно понимает.

– А еще в финансовых профессиональных кругах часто звучат обвинения в адрес Банка России, что он, дескать, больше заботится о тех вещах, которые находятся в его компетенции, о финансовой стабильности, но никак не о развитии экономики.

– Действительно, мы хорошо научились копить. И это тоже неплохо. Это позволило нам прожить последние пять лет без серьезных экономических потрясений. Но пока мы не научились инвестировать. А сейчас как раз то время, когда пора деньги запускать в работу, от стабильности переходить к росту.

  • Владимир Миронов
  • Finversia.ru

Finversia-TV

Горячая цифра

Корпоративные новости

Все новости »