Finversia-TV
×

Сергей Менделеев: «Криптовалюта в России не сможет в полной мере стать способом обойти санкции» A A= A+

Журнал «Юрист спешит на помощь» побеседовал со специалистом в области криптовалютного обращения и регулирования, исполнительным директором InDeFi SmartBank Сергеем Менделеевым о том, с чем связан интерес к децентрализованным финансам, действительно ли криптовалюты могут решить проблему санкций и каково их будущее в России.

«Времена, когда ты ловил такси с руки, прошли»

– Если посмотреть на вашу биографию, то около 20 лет вы занимались практически одной лишь политической деятельностью. Но в 2017 году стало известно, что фокус вашего профессионального внимания сместился в сферу криптовалют. Могли бы вы рассказать, с чем связан такой переход? И насколько сложно было погружаться в новую для себя среду?

– Не совсем правильно говорить, что это политическая деятельность, я не столько политик, сколько политтехнолог, а это все-таки немного разные вещи. Я не буду сейчас вдаваться в тонкости и различия этих моментов, но мы начинали с Игорем Олеговичем Маляровым, который, к сожалению, скончался в 2003 году. Он говорил всегда одну замечательную фразу, что в жизни во что только не вступишь. Это вот и относится, наверное, ко всем партиям, в которых я когда-либо был. Собственно говоря, так моя деятельность и протекала. Я не занимался никогда политикой, все-таки политика – это… знаете, я считаю, что любой человек в своей жизни если чем-то и занимается, то должен заниматься этим профессионально. Я профессиональным политиком не являюсь и никогда, в общем, к этому не стремился. Хотя да, я действительно с 1995 года работал помощником депутата от КПРФ, потом возглавлял один из молодежных фондов, потом, я уж не помню, что было, баллотировался от партии «Родина», еще такая была, если помните, причем достаточно успешно баллотировался, пока ее не сняли с выборов. И еще возглавлял юго-восточное отделение партии, но, по-моему, это уже была «Справедливая Россия». Мы там боролись с Лужковым, всем говорили, что он нехороший человек, потом это начали говорить все, а мы говорили об этом первые. Ну и так вот потихоньку, да…

Поскольку «Справедливая Россия» была правопреемницей партии «Родина», то я аккуратно в нее перешел. В свое время мне это позволило спокойно баллотироваться в депутаты, не собирая подписи. В 2012 году я прошел в депутаты и пробыл им 5 лет, избиратели потом меня уволили, предпочтя других людей. И, по сути говоря, с 2017 года я ни политической, ни политтехнологической деятельностью не занимаюсь. С того года я начал очень плотно, так сказать, заниматься криптовалютными и прочими проектами.

– И все же, почему вы решили заниматься криптовалютой?

– Я слышал о криптовалютах где-то года с 2012. С 2014 года я уже начал достаточно так плотно этот вопрос изучать. Вообще не надо забывать, что в 2017 году пошла первая такая хайповая волна по всему миру, когда начал потихоньку происходить mass adoption (массовое внедрение. – «Юрист спешит на помощь»), а курс биткоина вырос с меньше 1000 долларов до почти 20 тысяч долларов – то есть тогда криптовалюты стали тем, о чем стал говорить весь мир. В конце 2017 почти каждый человек знал, что такое биткоин, крипта и так далее. Ну и понятное дело, что мои знания к тому моменту начали органично реализовываться в неком таком профессиональном плане. То есть я стал консультировать большое количество людей по разному роду вопросов, а во-вторых, начал пытаться реализовывать какие-то свои проекты в этой области. И вот с переменным успехом до сих пор этим так или иначе занимаюсь.

– Другой довольно интересный факт из вашей биографии – работа в Демократической Республике Конго. Если не секрет, что вас туда привело и чем вы там занимались?

– То, чем мы реально там занимались, и то, чем мы думали, что мы там занимаемся, – две очень разные вещи. Я с переменным успехом порядка двух лет там действительно прожил. Мы думали, что мы строим там металлургический завод, а в реальности мы просто закапывали огромное количество денег в красную африканскую землю.

Но я ни о чем не жалею, потому что я объехал практически всю Центральную Африку, причем я там был не просто как турист, а бывал в местах, где вообще белых людей нет. Это потому что я занимался помимо контроля, скажем так, за расходными средствами со стороны акционеров еще и вопросами, связанными с возможностями добычи золота на африканском континенте. При этом вопросы логистики, доставки этого золота в Эмираты через Танзанию были отдельным от основного проектом, и мне приходилось, что называется, на своих ногах добираться до каких-то совершенно безумных мест, где это золото добывают, или рек, где это золото моют. Ну и, конечно, приходилось очень часто бывать на неподконтрольных правительственным войскам территориях, то есть там какие-то местные вооруженные формирования все это дело контролировали, но белых они, славу богу, не трогали, и, в общем, с ними всегда можно было договориться. Ну, это был такой экспириенс, я вам скажу, достаточно веселый.

– Какое у вас осталось впечатление?

– Меня вообще сложно чем-либо впечатлить. Африка в 2006-2008 годах очень сильно напоминала Россию начала 90-х. Практически без отличий. Построение там каких-то экономических связей или построение каких-то там бизнес-процессов – то же самое было.

– Первым вашим криптопроектом стала платформа Garantex. Вы продолжаете ей заниматься?

– Это если мы говорим о первом известном проекте. Нет, я больше двух лет уже никакого отношения к нему не имею. Им сейчас занимаются совершенно другие люди. И занимаются, насколько я вижу, успешно, да и я сам как клиент с удовольствием пользуюсь этой платформой. Я считаю, что все те идеи, которые я хотел на то время реализовать, вполне были реализованы. Да, действительно был создан очень удобный, классный и полезный для всех сервис. Я честно скажу, что сейчас объективно не вижу на рынке сервиса с точки зрения криптофиатных движений лучше, чем этот. Сегодня время диктует другие задачи, другие проекты встают на повестке дня, и мы другими проектами в том числе занимаемся.

– Если коротко, то что это за платформа?

– Нужно понимать, что рынок фиатного криптообмена в 2016-2017 годах представлял собой примерно то, что происходило в 90-х, когда еще не было реальных банковских и криптовалютных обменников, а на Тверской стояли такие суровые ребята с табличкой на груди «Куплю доллары». И вот обмен валюты проходил в таких темных подворотнях с темными личностями, которые вручную пересчитывали купюры и на калькуляторах высчитывали курсы. Поскольку я в этот бизнес изначально глубоко инкорпорирован, то со временем начал понимать, что сегодня такого быть не может, что мы живем в XXI веке. Времена, когда обменник представляет собой мутного чувака с табличкой на груди, должны уйти. И вот исходя из этого простейшего, я бы сказал, даже банального принципа было создано приложение, была создана программа, которая, помогает превращать фиатные деньги в криптовалюту и обратно максимально удобным и максимально безопасным способом.

«Ребят, у меня есть 10 биткоинов, и я хочу под половину их текущей стоимости взять в залог деньги»

– Тут хочется перейти к другому вашему проекту, который вы запустили вместе с бизнесменом Александром Лебедевым. Это криптовалютный банк Indefibank. Расскажите о нем поподробнее. В чем его уникальность? Какие услуги он предоставляет? На кого нацелен?

– Ядром проекта Indefibank является DeFi-банк, который в изначальной своей задумке представлял как раз услуги, связанные с пассивным заработком на криптовалюте. Почему? Потому что начиная с 2020 года, когда пошла вторая волна интереса к этой истории, возникла достаточно серьезная проблема с ликвидностью внутри криптовалютных проектов, и дефицит ликвидности привел к весьма серьезному росту ставок.

Вы знаете, что во всем мире ставки все это время падали, по доллару они, например, стали почти нулевыми, а по евро – отрицательными. Я хоть и понимаю общеэкономические, так сказать, предпосылки к этому, но с точки зрения логики мне это непонятно. В итоге сложилась абсолютно идиотская ситуация, когда, условно говоря, у вас в одном здании внизу банк, готовый принять ваши евро под ноль либо отрицательный процент, а буквально там на несколько этажей выше сидела какая-нибудь криптовалютная компания, которая готова была под 150% ликвидный залог у вас эти евро принять под 15-20% годовых и гарантированно вам их выплатить. Этот разрыв произошел и его нужно было каким-то образом заполнять.

Вообще то, чем мы занимаемся, то есть весь рынок децентрализованных финансов был призван этот разрыв как раз заполнить. Здесь очень важным, примечательным фактом является то, что помимо любых относительно высоких ставок доходности все DeFi-механизмы давали свои, в сущности, очень высокие гарантии. Все потому, что за исполнением тех или иных обязательств следили смарт-контракты, которые невозможно обмануть – то есть те ставки, которые вам давали, и те залоги, которые вы давали, чтобы занять деньги, в принципе гарантировали 100% исполнение своих обязательств. Если возвращаться от умных слов к некой банальщине, то логика заключается в том, чтобы кто-то пришел и сказал: «Ребят, у меня есть 10 биткоинов, я хочу под половину их текущей стоимости взять в залог деньги, которые мне нужны для развития своего проекта». И обе стороны при этом должны быть гарантированы о том, что обязательства будут выполнены, иначе могла возникнуть ситуация, при которой (если делать не через смарт-контракты) человек под 10 своих биткоинов получил 20 тысяч долларов, но со временем эти биткоины выросли в 10 раз. Естественно, тот человек вернется и скажет: «Давай тебе эти 20 тысяч обратно с процентами, а ты верни мне мои биткоины». А другой ему ответит: «Какие «бетховены»? Ничего не знаю, я тебе ничего не верну». И вот чтобы такой ситуации не возникало, появился сектор децентрализованных финансов, который, опять же, возвращаясь к умным словам, позволил людям с серьезными деньгами, а речь идет о вложениях в миллионы долларов, совершенно спокойно вложить их в защищенные механизмы смарт-контрактов.

Когда все это только начиналось, было чуть ли не 50% годовых, потом цифра снижалась, и сейчас она составляет порядка 15-20% годовых, которые вы можете на своих долларовых вложениях совершенно спокойно иметь. Ни один банк, ни одна система вам такие проценты не даст, а если даст, это не будет гарантированно.

– Какая вообще идея закладывалась в его основу? Удалось ли ее воплотить в полной мере?

– Идея была именно в том, чтобы объяснить людям и прежде всего институционалам, что здесь есть возможности для заработка, что здесь есть возможности некого альтернативного размещения своих депозитов, которые гарантированно будут приносить доходность.

– Были ли трудности при реализации проекта? Какие?

– Трудность одна. Надо понимать, что смарт-контракты – это действительно сложно, потому что, когда вы пишите какую-либо обычную программу, вы ее всегда можете выложить на своем компьютере и при возникновении в ней ошибки можете у себя локально что-то там исправить, перезагрузить компьютер и так далее. Смарт-контракт – это программа, которая в таком обывательском представлении одновременно работает на миллионах компьютерах по всему миру. И любая ошибка, намеренная или ненамеренная, приводит к тому, что эта программа одновременно с этой ошибкой на тех миллионах компьютерах исполняется, и просто исправить этого больше нельзя. И, конечно, это приводит к необходимости очень тщательной проработки всех механик, серьезных аудитов. Наверное, это самое сложное, а все остальное по большому счету, как и в остальном другом IT-проекте, ничего нового как бы нет.

– Как сегодня он развивается?

– Именно из-за того, что у нас есть серьезные сложности с постоянной имплементацией новых механик, сегодня нам время подсказывает немножко другие механизмы. В последние месяцы мы видим очень серьезный интерес со стороны людей в отношении, во-первых, релокации своих денежных средств через криптовалюты, а во-вторых, видим, что простой интерес к крипте проснулся со стороны людей, которые такое слово раньше даже и не слышали. Поэтому мы сейчас немножко переориентируемся с возможности заработка на то, чтобы оказывать таким людям консультационные услуги, чтобы они могли делать расчеты в криптовалютах. Сегодня время диктует новые запросы, и запросы заключаются в том, чтобы иметь возможность рассчитываться через криптовалюты.

«Как в Советском Союзе долларами торговали, так и в России будут торговать криптой»

– Если говорить о будущем криптовалют в России, то каким вы его видите сегодня? Есть ли шансы, что Банк России смягчит свою позицию?

– Насколько я понимаю, такого шанса нет. Банк России своего отношения к крипте не изменит. Другой вопрос, что Банк России не является здесь истиной в последней инстанции, хоть и является ключевым игроком. Тем не менее не надо думать, что у нас здесь будет все легализовано, потому что тот альтернативный закон, который рассматривается на основе концепции Минфина, в общем-то, тоже запретительный, там нет никакого легалайза, там все очень жестко и строго. Понимаете, нет никакой разницы между тем, чтобы запретить вообще торговать криптовалютой, и тем, чтобы разрешить торговать криптовалютой на 50 тысяч рублей в год. И та, и другая концепция запретительная, поэтому давайте посмотрим, какую из них в итоге примут, но мне очень тяжело комментировать логику принятия решений, особенно в нынешних условиях.

Если в то время, когда я в 90-х работал в Госдуме, были какие-то дискуссионные площадки, то сейчас я не знаю ни одного человека, который бы со стороны криптоиндустрии входил бы в какие-то экспертные или, как их сейчас называют, консультационные советы и принимал бы вообще какое-либо участие в разработке текущих законопроектов. Мне такие люди неизвестны. Я точно туда не вхожу, мое мнение никого не интересует. Может, и бог с ним, я в конце концов не главный эксперт, но мне кажется это странным.

– Могут ли они стать способом для обхода санкций?

– Ну, во-первых, давайте договоримся, что криптовалюта в такой стране, как Россия, средством обхода санкций в полной мере стать не может. Страна очень большая. Если мы рассматриваем условную КНДР или Иран, то с учетом их бюджета и валового национального продукта с помощью крипты в целом можно заткнуть большое количество дыр, которые они в принципе очень успешно и затыкают. Когда вы, не имея возможности оперировать с помощью доллара, получаете оплату, например, за экспорт иранских фруктов в страны СНГ в крипте, потом ее перегоняете обратным образом на счета в Европу, в которой через третьи страны закупаете оборудование или лекарства, а потом все это дело снова через третьи страны поставляете в Иран, то такая схема понятна, люди ей пользуются, и вопросы по большому счету ни у кого не возникают. Да, Америка об этом прекрасно знает, но они как бы не возражают против этого.

Обеспечить же ликвидностью, даже если вся крипта начнет работать на экономику Российской Федерации, просто нереально, давайте смотреть правде в глаза. Для такой страны, как Россия, обойти с помощью крипты санкции на государственном уровне невозможно. Это очевидно. Обойти же с помощью крипты санкции в отношении каких-то конкретных лиц, чтобы, там я не знаю, банально коммуналку за какую-нибудь виллу в Монако платить, которую американские юристы не нашли, и она под санкции не попала, можно. И этим люди тоже активно пользуются. В общем, все всё понимают и все всё используют. А для этого, в сущности, не имеет значения, будет крипта легализована или нет.

Я человек старый, еще Советский Союз помню. Так вот там была статья 88, как мы говорили «бабочка», причем расстрельная, но она, тем не менее, не помешала торговать запрещенной валютой. Поверьте мне, как в Советском Союзе долларами торговали, так и в России будут торговать криптой вне зависимости от того, какое будет законодательство, просто спреды вырастут, и люди, которые этим занимаются, будут гораздо больше зарабатывать. Вот и всё.

– С чем, по вашему мнению, связана такая принципиальная позиция регулятора? Имеет ли она под собой серьезные основания?

– Не знаю, я думаю, что этот вопрос нужно Банку России задавать. Мне не очень понятна, почему такая позиция. Ну нет, я могу понять, я в свое время слышал какую-то фразу по поводу того, что не для того мы 10 лет в стране обнал давили, чтобы вы с помощью крипты эти ограничения обходили. Но для этого нужна открытая дискуссия, и я готов на пальцах объяснить, что никакого обнала с помощью крипты не происходит. Если кто-то придет и на миллион долларов купит у меня криптовалюту, а потом ее отправит какому-нибудь поставщику в Китай, то миллион реальных фиатных долларов, которые в этой сделке участвовали, не то что пределов страны не покинут, они пределов Садового кольца не покинут. Они как были внутри него, так и останутся там. Поэтому никакого обнала здесь нет. С помощью крипты никто ничего такого не делает. Процент серых транзакций мизерный, по разным оценкам, он колеблется от 1 до 3%. Я думаю, что эта запретительная позиция продиктована незнанием и непониманием самого механизма устройства криптовалют.

– Какие трудности возникли у российских криптоинвесторов с введением санкций? И как введенные Банком России валютные ограничения отразились на криптовалютном рынке?

– Российские криптоинвесторы с Банком России не работают, им, в общем-то, глубоко фиолетово, что он думает по поводу криптовалют. Но проблемы возникли на гораздо более серьезном уровне, связанном с наличием в кармане российского паспорта. Это на самом деле стало для очень многих людей серьезной проблемой, потому что очень многие западные страны, фонды стали сильно осторожничать даже в отношении людей, которые десятки лет живут на Западе.

– Что, по вашему мнению, будет происходить с криптовалютами в мире в целом? Какой будет их роль?

– Мы с вами обсудили, что происходит в России, но в мире происходят гораздо более сложные механизмы и, на мой взгляд, гораздо более запретительные. Совсем недавно в Европарламенте состоялось голосование, которое обязало все криптовалютные биржи идентифицировать не только своих клиентов, а вообще всех держателей криптокошельков. Крипту жмут на самом деле во всем мире именно с точки зрения потери ее анонимности. Сегодня власти требуют, чтобы все счета, через которые проходило хоть сколько-нибудь серьезные объемы, были идентифицированы, так же как и банковские счета, чтобы было понятно, кому и какие деньги принадлежат. Они хотят, чтобы у каждого криптокошелька были фамилия, имя, отчество. На мой взгляд, это бред. Крипта была придумана не для этого. Я думаю, криптосообщество придумает, как противостоять этим идеям, диктату со стороны государственных органов.

«Главный навык любого человека – навык общения с людьми»

– Если охватить взглядом весь ваш профессиональный путь, то оказались ли политические навыки полезными в криптовалютной сфере? Нашли ли они там свое применение?

– Главный навык любого человека – навык общения с людьми, навык коммуникации. Почему, например, так важно кроме каких-то ключевых профессий вроде врача или учителя наличие высшего образования, любого причем? Потому что те 5 лет, что вы учитесь в институте, дают вам возможность понимания того, как надо работать. В этом смысле высшее образование является подготовкой человека к такой взрослой жизни, когда ты пишешь курсовые, сдаешь экзамены, когда ты сам решаешь ходить тебе на занятия или нет, но если ты их пропускаешь, тогда ты просто экзамен не сдашь. То есть это такая буферная зона между детством и взрослой жизнью. Другие ее проходят ускоренным курсом в армии, то есть многие пятилетний курс в университете осваивают за год в армии. Тоже, в общем, способ.

– Какой совет вы бы дали новичку на криптовалютном рынке? С какими сложностями он может столкнуться на первых порах? И подходящее ли сейчас время, чтобы пробовать свои силы на этом рынке?

– Время всегда подходящее. На любом рынке. Тут нет такого, что поезд ушел и все. Это не так. Я напомню, что YouTube появился после пузыря доткомов. Никто сейчас не скажет, что ребята опоздали. Сейчас все только начинается. В крипте тоже все только начинается. Рынок крайне молодой. И если у вас есть какие-то идеи амбициозные, и вы понимаете, что рынок может вам что-то дать, то, поверьте мне, рынок оценит ваши усилия. И если именно идет речь об инвесторах, то вопрос очень сложный. Здесь есть универсальный совет абсолютно для всех – учите матчасть. На изучение этого вопроса можно с легкостью потратить пару лет ежедневных интеграций, чтобы хоть как-то понимать, чем вы занимаетесь, что это такое и как это вообще работает.

  • Мария Савина
  • Юрист спешит на помощь

Фотоотчеты