Finversia-TV
×

Виктор Четвериков: «Нам очень интересно работать с компаниями среднего и малого бизнеса» A A= A+

Президент Национального рейтингового агентства (НРА) Виктор Четвериков в интервью порталу Finversia.ru рассказал, какие компании собирается рейтинговать НРА, и что нужно делать для дальнейшего развития рейтинговой отрасли.

- Виктор, во-первых, разрешите поздравить вас и Национальное рейтинговое агентство – ЦБ, внёс в сентябре агентство в реестр!

- Спасибо! Действительно, для нас это очень хорошая новость. Включение НРА в реестр кредитных рейтинговых агентств означает, что мы можем присваивать кредитные рейтинги по методологиям, которые мы заявили и заявим в будущем в Банк России. Мы уже успели заявить корпоративную, страховую, методологию поддержки со стороны материнских компаний и государства, а также методологию присвоения рейтингов эмиссионным долговым инструментам.

В дальнейшем ЦБ сможет рассматривать результаты наших рейтинговых оценок для использования их в нормативном регулировании. Для нас это важно не только с точки зрения развития собственного бизнеса, но и всего финансового рынка России.

- Какую нишу планирует занять НРА?

- Первое направление – это кредитные рейтинги для компаний нефинансового сектора и страховых компаний. У нас есть и старые клиенты, которые после получения нами аккредитации обращаются в агентство для заключения контрактов. Что приятно.

Для развития этого направления мы постоянно усиливаем команду рейтинговых аналитиков, в НРА пришли новые, высокопрофессиональные специалисты. Также мы обновляем корпоративную инфраструктуру, в том числе всё, что связано с IT-технологиями.

Вторым из направлений нашей работы будут, как и прежде, дополнительные услуги, о которых мы уже проинформировали Банк России и ожидаем их согласования. В числе этих услуг останутся все рейтинги, связанные с оценкой надежности и качества услуг.

Также есть планы делать интересные и актуальные отраслевые аналитические обзоры. Не только публичные, которые мы будем делать всегда, но и те, которые, возможно, впоследствии получится монетизировать.

Ещё одно направление – это экология, которое у нас достаточно хорошо развивалась в последние годы. Нам удалось накопить очень хорошую компетенцию в «экологической» сфере. Каждый год мы публикуем рейтинги экологической ответственности компаний. В этом году помимо уже традиционной нефтегазовой отрасли, горнорудной, возвращаются целлюлозно-бумажные комбинаты, энергетика. Уже в этом году мы будем делать рейтинги для судостроителей. Во многом отправным пунктом для развития экологических рейтингов стал индекс РСПП по ответственному финансированию. Повышение интереса различных участников рынка к экологии, как мне кажется, — это очень хороший тренд, из которого не нужно выпадать, и мы бы хотели в нём остаться, ведь «экологические» рейтинги – одна из наших ниш.

– Ваше ноу-хау?

– Разработка первого рейтинга открытости в сфере экологической ответственности нефтегазовых компаний России была инициирована шесть лет назад Всемирным фондом дикой природы. Оператором проекта с тех пор выступает НРА. За это время существования рейтинг получил признание, в том числе и на международном уровне, крупные компании начали использовать методику рейтинга для оценки экологической ответственности своих проектов, что может положительно сказаться на их инвестиционной привлекательности.

Этот тренд совершенно чётко обозначился, так, что без экологического рейтинга компании за рубежом уже не могут получить хорошую ставку при размещении облигаций, а инвесторы начинают задавать вопросы типа «Какова ваша бизнес-среда, насколько она экологична во всех отношениях?». У нас в стране подход к тому, что финансирование должно быть ответственным и «экологичным», только зарождается. Хотя есть уже и примеры новаторского подхода.

– А как это происходит? Условно говоря, сверху или снизу? Регулятор говорит: так, ребята, давайте! Или как-то иначе?

– Всё-таки снизу, и, что приятно отметить, преимущественно по инициативе самих компаний. В своё время в Европе была достаточно сильная инициатива, и не только WWF там был основным драйвером - были и другие экологические организации. И что важно - запрос пришёл именно от инвесторов.

Что касается России, то у нас есть компании, которые поддерживают до 11 экологических рейтингов в разных странах, в каждой из которых может быть своя методология.

– Но ведь это дорого – поддерживать столько рейтингов?..

– Это затратно, безусловно. И денег в это направление развития приходится вкладывать достаточно много. Я знаю, что инвесторы и партнёры в бизнесе все больше задаются вопросами устойчивого развития и интересуются рейтингами ответственного финансирования или инвестирования. Не учитывать эти новые реалии уже невозможно.

В России пока основной вопрос связан с созданием методологической площадки под эгидой ЦБ, которая бы как минимум предложила бы участникам рынка разработать единые методологические подходы. Потом очередь может дойти и до российских стандартов.

– Давайте вернёмся к российскому рейтинговому рынку. Вы сказали, что демпинг нежелателен, и его нельзя допускать. Но одна из причин стагнации в нашей рейтинговой отрасли заключается в том, что рейтинги – это достаточно дорогая вещь…

– Естественно, что ценовая политика учитывает специфику той или иной отрасли. Если это, например, страхование, то мы исходим из страховых премий, полученных страховыми компаниями - сколько компания заработала в прошлом году и так далее. Так что если это небольшие компании, то предложение будет одно, если средние, то другое, ну и для крупных компаний есть предложения верхнего ценового диапазона.

Среднерыночные цены по индустрии уже практически сложились, и я думаю - это отмечают и коллеги — что сформировался определённый ценовой диапазон, и резких перепадов цен нет.

Что будет нашим конкурентным преимуществом? Качество услуг и взаимодействия с клиентами, технологичность. Потому что не секрет, что по каким-то личным соображениям, просто из-за комфорта, одним клиентам нравится с одним агентством работать, другим – с другим агентством.

– Я вот читал, что НРА на горизонте ближайших трёх лет планирует довести рыночную долю до 25-30%. Недавно к нам в гости Кирилл Лукашук приходил, руководитель НКР, он тоже говорил, что 35-40%. Получается, что АКРА и Эксперту останется не более 30%?

– В ближайшие два-три года, однозначно, будет достаточно много работы на этом поле. комментировать планы коллег по цеху не хотелось бы, могу сказать только следующее. Помимо крупных компаний и тех, кто уже имеет рейтинги, существует большая ниша из небольших компаний, не очень публичных, которые тоже могут получать рейтинги. Помните, как раньше было? Международники делили компании на крупных и всех остальных. У нас такого деления нет, мы можем оценивать кредитное качество эмитента и по российской отчётности, и по международным стандартам — методологии НРА это позволяют.

Кстати, в сегменте среднего и малого бизнеса есть довольно большой спрос на рейтинговые услуги. И, по моим ощущениям, Центральный банк будет позитивно настроен на то, чтобы рейтинговые агентства брали на себя риски и в этой сфере.

– А кто будет выступать драйвером по малому и среднему бизнесу – регулятор?

– Нельзя сказать, что МСБ никто не оценивает – его определенным образом оценивает и ЦБ, и коммерческие банки. Более того, в этом плане возникла даже целая среда. Насколько я знаю, несколько крупных банков конкурируют в части моделей для оценки МСБ. И даже пытаются предлагать свои модели другим банкам. Есть только один минус: все эти оценки непубличные, и в какой-то степени там присутствует конфликт интересов. Это затрудняет возможности их унифицированного использования. Банки пользуются своими оценками, ЦБ – своими. Сложностей там, безусловно, много. Но мне кажется, что если мы покажем свои подходы, и они удовлетворят регулятора и рынок, то тогда наша модель может стать тем самым продуктом, который смогут использовать разные финансовые институты для оценки риска.

– Получается, что вы не конкурируете между собой? Я имею ввиду агентства. Ведь складывается впечатление, что у вас у каждого своя ниша…

– Сейчас, наверно, можно говорить о том, что каждое рейтинговое агентство наметило для себя определённые направления развития, в то же время, нельзя утверждать, что у каждого своя ниша и всё.

– То есть, условно, АКРА не пойдёт в страхование, если только по очень крупным компаниям.

– Не могу говорить за другие рейтинговые агентства, этот вопрос скорее лучше задать АКРА. В целом же рейтинговые агентства стараются быть универсальными в части предоставляемых услуг, поэтому безусловно пересечения могут быть, важнее же вопрос компетенций и опыта в том или ином направлении.

Кстати, я думаю, что практически любая компания должна быть заинтересована в том, чтобы предоставить инвесторам как можно больше информации о себе, больше независимых оценок ее бизнеса или кредитоспособности. К слову, у нас в России есть компании, которые поддерживают более двух рейтингов – и международных, и национальных агентств.

– И они регулярно поддерживают эти рейтинги...

– И они их ежегодно подтверждают, да. Согласитесь, что для инвестора это подарок! Больше мнений - больше профессиональной информации и оценок для принятия решения.

– У меня складывается впечатление – и поправьте меня, если я неправ – что мы стоим на пороге какой-то революции в рейтингах.

– Скорее это – эволюция.

– Сейчас у меня такое ощущение, что всё больше компаний предъявляют спрос на рейтинги?

– Ваши ощущения достаточно правильные, особенно если принимать во внимание возможность присвоения рейтингов компаниям средней, а особенно малой капитализации. Московская биржа сейчас активно работает над тем, чтобы появились рейтинги для компаний малой и средней капитализации, которые размещают на бирже коммерческие облигации. Я вижу большие перспективы для размещения облигаций малыми компаниями в биржевом секторе. Отрадно отметить, что Мосбиржа готова поддерживать новых эмитентов. Да, таких компаний на первых порах может быть не очень много, и их рейтинги могут быть не самыми высокими. Но это будет возможность для таких компаний выйти на рынок финансирования с независимой оценкой их кредитного качества. Наверняка будет необходим аудит для таких компаний, выполнение определённых требований по раскрытию информации…

– Кто будет предъявлять требования? Сама биржа? Регулятор?

– У биржи всё равно есть свои требования, есть свой свод корпоративных требований к управлению компанией и к финансовым показателям. И я считаю, что биржа тут сможет дополнять работу агентств и, наоборот. И введение рейтингов для МСБ стало бы хорошим условиям для развития отрасли в целом. Выигрывают все, но прежде всего компании МСБ.

– А простым, неквалифицированным инвесторам будут доступны эти бумаги?

– Я думаю, что да, но вероятно, через профессиональных участников рынка. Скорее это вопрос к Центробанку и Минфину, которые разрабатывают соответствующий законопроект.

– Но всё будет зависеть от конфигурации? То есть обычный незащищённый инвестор сможет купить облигацию какой-нибудь малой компании?

– С такой возможностью нужно действовать осторожно. Все-таки инвесторы должны иметь защиту. Скорее всего, такой инструмент может быть доступен квалифицированным инвесторам. Если мы говорим об экономической части вопроса, то, тут стоит помнить о соотношении уровня риска и ставки доходности по таким облигациям МСП. Сейчас ставка, например, по купону составляет около 15%. Но также мы видим, что ключевая ставка Банка России постоянно понижается, и сейчас достигла уровня 2014 года. А есть шанс, что она дойдёт и до 5-5,5%. И если мы дойдём до этого уровня, то, как вы понимаете, ставки кредитования будет ниже, чем сейчас. И какими в этом случае должны быть ставки по бондам МСБ? Не такими высокими. То есть процентная нагрузка на компании МСП будет снижаться.

– А есть уже название для такого рода облигаций? Не junk же?

– Ну, junk это всё-таки мусор. Мне кажется слишком огульным и неправильным называть малые компании «мусорными» исключительно из-за их размера…

– Нехороший термин, согласен. Но если ключевая ставка будет 5,5%, то по таким компаниям ставка по бондам будет 12%?

– Возможно, это будут даже 10-11%. Но уже не 15%. А если будут механизмы хеджирования, качественные организаторы и гарантии, то ставка может быть и ниже. Плата за риск снижается пропорционально снижению риска.

Тут важно, чтобы появились ориентиры для инвесторов в виде рейтингов, ведь это рынок преимущественно для частных инвесторов. Возможно, впоследствии туда подтянуться и институциональные инвесторы, например, банки.

– И инвесторы будут повышать свою финансовую грамотность, поскольку им придётся самостоятельно оценивать риски. И это хорошо, потому что мы излишне опекаем частного инвестора: туда ходи, сюда не ходи. А пора бы уже им самим включаться.

- Любой инвестор должен быть достаточно защищен в соответствии с его квалификацией и здравой логикой рынка. вопрос скорее в том, чтобы некоторым категориям инвесторов ещё и дополнительно разъяснять особенности и риски того или иного финансового инструмента.

  • Федор Чайка
  • Finversia.ru

Finversia-TV

Горячая цифра

Новости «100 в 1»

Все новости »