Finversia-TV
×

Банкопад A A= A+

Банк России возобновил активный отзыв лицензий. Но теперь многие банкиры сдают лицензии сами, опасаясь очутиться в тюрьме или в бегах.

В середине июля Центробанк прервал затянувшуюся паузу в отзыве банковских лицензий. Первой жертвой регулятора после небывалого перемирия длиной в пять с половиной месяцев стал Народный банк Тувы. А за январь-июль 2020 года было отозвано еще 7 банковских лицензий.

Напомню, что за время активной зачистки банков в 2013-2019 годах Центробанк отозвал более 400 банковских лицензий. Пик по числу отзывов – более 100 лицензий пришелся на 2016 год. А своеобразным «звездным часом» зачистки можно считать отправку на санацию в 2017 году крупнейших частных банковских групп – Бинбанка, Промсвязьбанка и ФК «Открытие».

Нам остается только гадать, чем была вызвана столь длинная пауза в банковской зачистке, так как регулятор объясняет свои действия очень неохотно и скупо. Скорее всего, руководство Центробанка решило дождаться конца всероссийского карантина. Ведь перед отзывом лицензии обычно проходит комплексная проверка проблемного банка сотрудниками регулятора, причем бригада ревизоров состоит из 10-15 человек для небольшого банка до нескольких десятков для банка средней величины. Однако с 1 июля проверки банков возобновились, возобновились и отзывы лицензий. Еще одной причиной может быть сознательная пауза Центробанка, который захотел дать банкирам время самостоятельно разобраться со свалившимися на них из-за кризиса проблемными долгами.

Ни Центробанк, ни сторонние эксперты пока не могут точно оценить размер ущерба, который нанес банкам нынешний экономический кризис. Однако уже понятно, что основные убытки банки понесут от списания ими проблемных кредитов, прежде всего необеспеченных потребкредитов и кредитов малому бизнесу. При этом снижение ключевой ставки Центробанком до невиданных ранее 4,25% годовых только увеличит проблемы банков и подстегнет процесс ухода банков с рынка. Ведь при снижении ключевой ставки снижается и размер процентной маржи банковского бизнеса, что поставит под вопрос выживание небольших банков и усложнит списание проблемных кредитов банками средними и крупными.

Центробанк прекрасно понимает серьезность возможных проблем банков. Недаром в самом начале кризиса регулятором были предоставлены банкам беспрецедентные льготы, которые должны помочь банкам не останавливать работу с клиентами и постепенно разобрать проблемные активы.

Глава Центробанка Эльвира Набиуллина оценивала запас прочности банковской системы по капиталу в 5 млрд. рублей. Это именно та сумма, которую банки могут при необходимости направить на списание безнадежных кредитов. Хватит ли этого – пока не знает никто. Но самое тревожное, что распределены излишки капитала в банковской системе очень неравномерно. И у многих небольших и частных банков высокого запаса прочности просто нет.

Кстати, один из крупнейших российских – банк ВТБ недавно обратился в Центробанк с предложением распространить регуляторные послабления, которые были введены во время пандемии коронавируса, на весь 2021 год. Аргументация у руководства госбанка вполне убедительная. Это косвенно говорит о серьезности и масштабах проблем у российских банкиров.

Однако вместе с затуханием принудительного отзыва банковских лицензий в последние годы набирает силу другой процесс. Банкиры теперь сами обращаются в Центробанк, желая полностью рассчитаться с клиентами, добровольно сдать лицензию и уйти с рынка.

Только с начала 2020 года добровольно сдали лицензии 7 банков – Морган Стэнли Банк, банк «Славянский кредит», банк «Кузнецкий мост», Проминвестбанк, банк «Центрально-Азиатский», банк «Ресурс-траст» и Оргбанк, а также НКО «Объединенная расчетная система». Любопытно, что один из этих банков – Оргбанк работал на рынке с 1990 года, стоял у истоков создания российского рынка межбанковских отношений и межбанковских кредитов, а в начале девяностых даже входил в топ-50 российских банков по активам.

Частный банковский бизнес стремительно теряет свою привлекательность. И если когда-то даже небольшой банк приносил своим владельцам неплохую прибыль и давал ряд приятных финансовых возможностей, то теперь с трудом сводят концы с концами не только многие малые, но даже некоторые средние банки. И их добросовестные владельцы, помня о многочисленных судебных исках к банкам-банкротам, будут стремиться или продать банк, или приступить к его добровольной ликвидации.

Но найти покупателя на небольшой и даже на средний банк сейчас непросто. Ведь потенциальные покупатели банков тоже неплохо знакомы с ситуацией на рынке, и стремятся или сбить цену до минимума, или – что гораздо чаще – просто отложить покупку банка до лучших времен, занявшись другим бизнесом в России или за ее пределами.

Раньше с продажей банка головная боль его прежних собственников заканчивалась. Но теперь, если новые собственники банк разграбят и обанкротят, его прошлым владельцам придется доказывать свою непричастность к этому прибыльному занятию. Регулярно заводимые в последние годы уголовные дела на владельцев и топ-менеджеров разорившихся банков вряд ли способствуют притоку новых собственников в этот бизнес. Ведь в России процент оправдательных приговоров весьма невелик, и у неудачливых банкиров все больше вероятность оказаться за решеткой.

Раз продать банк сейчас очень трудно, то его владельцам остается только его ликвидация. Однако добровольная ликвидация банка по решению его акционеров – процесс весьма долгий и трудозатратный. В Центробанк требуется предоставить огромный объем документов, которые доказывают регулятору, что имущества банка достаточно для погашения всех обязательств перед его клиентами. Именно по этой причине владельцы банка всегда стремились его продать даже за небольшие деньги, и добровольные сдачи лицензии в лучшие годы российской банковской системы были большой редкостью.

Забавно, что с проблемами уставших собственников неплохо знакомо и руководство регулятора. Ведь «уставшим собственником» банков является и сам Центробанк, который стал владельцем нескольких банков в результате их санации через Фонд консолидации банковского сектора, а после завершения санации не смог пока их продать на открытом рынке.

Возможно, многим кажется, что пары десятков банков сегодня будет вполне достаточно для нужд россиян. Однако без конкуренции со стороны небольших региональных и средних федеральных банков даже крупные банки, самые комфортные сегодня для клиентов, начнут экономить на качестве обслуживания рядовых клиентов. Особенно это соблазнительно делать сейчас, когда в банках растет объем плохих долгов, а маржа снижается.

И очень скоро клиенты ранее комфортных для них крупных банков начнут ощущать на себе снижение качества обслуживания. Причем кроме кризиса для этого есть еще один прекрасный повод – автоматизация банковских процессов и развитие систем дистанционного банковского обслуживания – от интернет и мобильного банка до автоматизированных банковских мини-офисов. Уже сегодня многие почувствовали на себе прелести телефонного общения с разного рода банковскими электронными консультантами. Процесс снижения качества обслуживания уже идет, и без конкуренции небольших и средних банков может дорасти до совершенно гротескных величин. Еще одно следствие снижения конкуренции на рынке – рост разнообразных банковских комиссий.

Если же вернуться к проблеме «уставших собственников» банков, желающих добровольно сдать лицензии, то становится понятно, что в ближайшие год-полтора число таких собственников будет только расти. В самом деле – зачем много частных банков в стране, в которой есть несколько непотопляемых госбанков, а бОльшая часть экономики контролируется государством?

  • Владислав Лейбов
  • Finversia.ru

Finversia-TV

Горячая цифра