Finversia-TV
×

M&A в государственном масштабе A A= A+

Как и предполагалось, строить мегарегулятор — дело многоплановое и многотрудное. Никакого «механического» соединения здесь не получится, ибо речь идет о создании качественно новой структуры, которая сверху видит все сегменты российского финансового рынка и, само собой, их регулирует.

cbrfНаверняка после январского решения правительства в банковском сообществе все понимали, что грядут серьезные перемены, но для многих решения Банка России о преобразовании структуры, думаю, стали сюрпризом.

Итак, территориальных управлений ЦБ станет почти в 10 раз меньше. Если сейчас их 79 (плюс 503 подразделения), то в будущем году станет восемь — такое решение принял 8 августа Совет директоров Банка России. Главки распределятся по федеральным округам: Центральному, Северо-Западному, Приволжскому, Южному, Северо-Кавказскому, Уральскому, Сибирскому и Дальневосточному. Какие точно нынешние территориальные управления станут «базовыми», пока не обнародовано.

Но совершенно ясно, что с 1 февраля 2014 года вместо МГТУ Банка России будет Главное управление Центрального банка Российской Федерации по Центральному федеральному округу, а в качестве отделений в него войдут бывшие главки по Белгородской, Брянской, Владимирской, Воронежской, Ивановской, Калужской, Костромской, Курской, Липецкой, Орловской, Рязанской, Смоленской, Тамбовской, Тверской, Тульской и Ярославской областям. Логично предположить, что примерно по такой же схеме будет строиться и новая для Банка России структура, которая создается вместо упраздненной ФСФР, те же принципы будут поставлены во главу угла при организации страхового и прочего надзора.

rnjpfВот такая реорганизация — пожалуй, самая масштабная со времени создания Банка России. Как сказано в информационном сообщении ЦБ РФ, этот шаг предпринимается с целью оптимизации структуры и численности персонала. Собственно, к тому и шло, если вспомнить, например, процесс ликвидации расчетно-кассовых центров. Но дело, разумеется, не только и не столько в сокращении штата — судя по всему, закладывается основа под будущий международный финансовый центр. И если взглянуть на все происходящее в целом — то явно взят курс на централизацию и укрупнение. На самом деле, это тоже логично — то лоскутное одеяло, которое представляет собой нынче отечественный финансовый рынок, под фундамент не очень годится. К тому же и качество регулирования в разных сегментах рынка несравнимо.

Любопытно, что столь грандиозные преобразования на финансовом рынке не вызвали сколько-нибудь активной дискуссии. Возможно, потому, что с момента принятия решения о мегарегуляторе прошли считанные месяцы, да и сам по себе этот вопрос был конкретно (после достаточно долгого перерыва) поднят лишь в августе прошлого года. Эксперты просто не успели «раскачаться», а теперь уже вроде бы чего и копья ломать…

В свое время, помнится, ожесточенно спорили не столько о том, быть или не быть мегарегулятору в стране, сколько о том, какая структура станет базовой. То, что вопрос решился в пользу Банка России, не удивительно — по общему мнению, именно банковская сфера регулируется, как должно. Более того, порой говорят даже о ее «зарегулированности», что тоже не удивительно на фоне рыхлости регулирования других сегментов. Однако поможет ли этот опыт в решении задач, которые отныне стоят перед регулятором с обязывающей приставкой «мега»?

ХАНДРУЕВАлександр ХАНДРУЕВ в своей статье для журнала «Эксперт» 12 августа 2013 года пишет: «В настоящее время ФСФР обладает регулятивными и надзорными полномочиями в отношении более 8 тысяч финансовых организаций без учета депозитариев, брокеров, дилеров и других профучастников рынка ценных бумаг... Кроме того, ФСФР осуществляет регистрацию выпусков ценных бумаг и контроль над раскрытием информации почти 200 тысяч эмитентов».

Что и говорить, фронт работы не самый маленький, да к тому же специфический. Чего стоят одни только микрофинансовые организации, число которых, похоже, никому доподлинно неизвестно, а желание попасть под регулирование, по меньшей мере, сомнительно. Недаром Банк России никогда не стремился взять их под свое крыло, хотя деятельность МФО вызывала много вопросов по разным поводам и на разном уровне. Сейчас, хочешь не хочешь, придется ими заниматься. Особый случай — страховой надзор, еще одна «головная боль» — кредитные кооперативы. И все это разнородное общество надо свести воедино, выстроить по направлениям и изучать (а в ряде случаев и создавать) методику и практику надзора.

Пока можно только догадываться о той гигантской подготовительной работе, которая ведется в недрах Банка России: информация, выдаваемая вовне, — крайне скудная и подчеркнуто официальная. Но уже с 1 сентября слово «мегарегулятор» перестанет быть гостем из будущего.

Finversia-TV

Горячая цифра