Finversia-TV
×

Нет человека – есть проблема A A= A+

Или почему судиться с банком – себе дороже.

Сервис Pravoved.ru опубликовал результаты очень интересного исследования. Специалисты платформы проанализировали около 20 миллионов судебных решений (вынесенных в России) за последние пять лет, касающихся споров по защите прав потребителей.

Лично для меня стало открытием, что сложнее всего российским потребителям выиграть суд у банков. При том, что кредитные организации оказались на 4-м месте в списке лидеров «антирейтинга» - тех, против кого чаще всего судятся наши сограждане. Наибольшее количество споров у истцов возникает с телекоммуникационными компаниями, где потребитель получает услуги за абонентскую плату (телефония, интернет, телевидение и т.п.). Вторая по популярности сфера объединяет продажу транспортных средств и их сервисное обслуживание. На третьем месте оказались иски за плохую установку окон, дверей, а также проблемы со сборкой или доставкой мебели. На долю банков же приходится 12% всех подаваемых исков.

Чаще всего клиенты жалуются на недостоверную или неполную информацию о кредите, навязанные страховки, а также требуют от суда расторгнуть кредитный договор. Причем,  довольно популярная мотивировка этой просьбы – нехватка средств на обслуживание и погашение кредита, что намекает не только на уровень доходов россиян, но и на извечную проблему финансовой грамотности.

В 69% случаев истцы полностью проигрывают спор. Идти дальше по ступеням судебной системы решаются далеко не все – только 16% истцов обжалуют решения в судах высших инстанций.

Безусловным лидером среди банков по спорам с клиентами является Сбербанк – на него приходится 17% всех исков против кредитных организаций. Но это, как раз, не удивляет, достаточно посмотреть на масштабы бизнеса крупнейшего банка страны и его долю на рынке. Остальные «призовые места» заняли, соответственно, банки «Русский стандарт» и Траст.

Сложнее всего потребителям судиться с Тинькофф Банком и «Русским Стандартом», у которых более 90% выигранных дел. Для сравнения – Сбербанк выигрывает около 70% исков (столько же, сколько ВТБ).

Всего же суды полностью удовлетворяют лишь 8% подаваемых против банков исков. Еще 23% исков удовлетворяются частично (например, суды снижают требуемые истцами суммы компенсаций). В 69% случаев истцы полностью проигрывают спор. Идти дальше по ступеням судебной системы решаются далеко не все – только 16% истцов обжалуют решения в судах высших инстанций.

Хочу привести только один пример, который наглядно демонстрирует всю сложность судебных разбирательств с банками. В начале июля Верховный суд опубликовал очередной обзор судебной практики, в котором нашелся один показательный процесс. Некий мужчина, получив кредит в банке в размере 120 тысяч рублей, скончался через год после этого. Его сын, зная о существовании кредита на имя отца, обратился в банк-кредитор с просьбой приостановить (заморозить) начисление процентов по займу до момента вступления им в наследство. Банк согласился на эти условия, но когда наследник через полгода явился в кредитную организацию для погашения остатка задолженности (96,5 тысяч рублей), выяснилось, что проценты продолжали исправно начисляться. В результате сумма к погашению выросла на 11,5 тысяч рублей.

Мужчина обратился в суд. Суд первой инстанции встал на сторону банка, однако Мосгорсуд, в котором было обжаловано это решение, признал правоту наследника. Юристы банка дошли до Верховного суда, который поставил точку в этом деле. «В отличие от процентов за просрочку исполнения денежного обязательства проценты за пользование суммой займа подлежат уплате наследниками заемщика с момента открытия наследства», - говорится в определении суда.

Проблема только в том, что «открытие наследства» и «принятие наследства» - это две больших разницы, как говорят в одном известном городе

К позиции Верховного суда претензий быть не может. Судьи оценивают происходящее не в терминах справедливости и человеколюбия, а исходя из строго регламентированных юридических норм. Есть Гражданский кодекс, в котором однозначно прописано, что «в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности». Плата за пользованием кредитом – та самая обязанность, которую, вместе с имуществом получил в нагрузку наследник.

Проблема только в том, что «открытие наследства» и «принятие наследства» - это две больших разницы, как говорят в одном известном городе. Между моментом открытия наследства и, собственно, его получением, может пройти довольно большой срок – минимум полгода. Просто в силу закона.

Поэтому, на мой взгляд, здесь присутствует явная юридическая коллизия. Ведь до принятия наследства, средства умершего человека, находящиеся на банковском счете, замораживаются. Соответственно, воспользоваться деньгами (если предположить, что потребительский кредит был перечислен на карту) наследник просто не мог. Тем более что как он утверждал, не был окончательно определен круг наследников, соответственно, было непонятно, кто именно должен будет расплачиваться по кредиту.

Банковские юристы должны как-то оправдывать своё существование

К сожалению, в обзоре Верховного суда не упомянуто наименование банка. А жаль. Страна, что называется, должна знать своих героев. Обратите внимание – наследник не отказывался выплачивать кредит или же уклонялся от общения с банком. Нет, повел себя именно как добросовестный клиент, не отрицающий неожиданно возникших обязательств. Просил – справедливости. И банк решил, что справедливость – в соблюдении буквы закона и кредитного договора.

Разумеется, я в курсе того, что у банка есть определенная стоимость фондирования, что кредиты он выдает не «из своих», а из привлеченных средств и т.д. и т.п. Но из-за 11,5 тысяч рублей дойти до Верховного суда вместо того, чтобы получить лояльного клиента и успешное «сарафанное радио»?

Объяснение этому может быть только одно – банковские юристы должны как-то оправдывать своё существование. Демонстрировать начальству свою необходимость, рапортуя о своей занятости в судебных процессах, приросте числа выигранных дел, или какие там у них, прости господи, установлены KPI. А о заботе о клиенте, «индивидуальном подходе к каждому» и так далее, пусть рассказывают PR-подразделения. Они же тоже на зарплате сидят.

  • Дмитрий Бжезинский
  • Finversia.ru

Finversia-TV

Горячая цифра