Finversia-TV
×

Алексей Шумилин: «Мода на наличные сохранится в ближайшие три года» A A= A+

Алексей Шумилин, генеральный директор и основатель платёжного сервиса «Скрепка», в интервью порталу Finversia.ru, рассказал о структурных изменениях в программах лояльности банков, о прощании с традиционным кэшбеком, о бегстве в наличность, об изменении потребительских привычек и о принципиально новых финтех-стартапах.

– Алексей, в последнее время российские банки массово снижают размеры кэшбеков. Если раньше стандартным был кэшбек в 1% (кроме Сбербанка), то сейчас – едва ли 0,5%. Почему так происходит?

– С 2022 года некоторые российские банки начали снижать сумму кэшбека для клиентов по двум причинам. Во-первых, изменилась максимальная эквайринговая комиссия, которую банки берут с ритейлеров за возможность принимать безналичные платежи от покупателей. Банк начисляет держателю карты кэшбэк по программе лояльности именно из эквайринговой комиссии, делясь с клиентом полученной прибылью. С 18 апреля этого года Банк России закрепил максимальную эквайринговую комиссию на уровне 1% для социально значимых товаров и услуг: продуктов, одежды, медицинских изделий и услуг, лекарств, топлива, а также услуг в сфере ЖКХ, культуры, образования, туризма и пассажирских перевозок. Ранее стоимость эквайринга для ритейлеров составляла от 1,2 до 2,2%, а в отдельных случаях могла доходить до 4% от суммы покупки – это один из самых высоких показателей в Европе. И, конечно, снижение прибыли от эквайринга закономерно влечет за собой снижение размера кэшбека для клиента.

Вторая причина снижения кэшбека – уход с рынка крупных иностранных торговых сетей, с которыми у банков были кобрендинговые программы лояльности и особые условия начисления кэшбека. Например, клиент банка получал возврат до 10% от суммы покупки в магазинах сети, и 1% от покупок в любых других магазинах. У банков был довольно широкий перечень магазинов, покупатели которых получали «особый кэшбек». Сейчас этот список значительно сузился, что и повлекло снижение сумм возврата потребителю.

– Таким образом, банковские клиенты почувствовали влияние нынешнего кризиса. Появится ли на рынке замена банковского кэшбека? Например, программы лояльности ритейлеров?

– Да, розничные компании стремятся поддерживать покупателя с помощью специальных программ лояльности – например, бонусных карт, предполагающих начисление баллов за покупки, которые можно потратить в магазинах сети. Импульс к развитию альтернативных способов начисления кэшбека в ритейле магазины получили после появления Системы быстрых платежей. СБП исключает банк из взаимодействия «магазин-покупатель» при безналичной оплате покупок по QR-коду, а значит, «убивает» банковский кэшбек. Экономя на эквайринговой комиссии, ритейлер может предлагать повышенный кэшбек на покупки. Также, на мой взгляд, в ближайшие годы ритейлеры ещё более активно будут развивать коллаборации с другими брендами, например, с производителями товаров, стараясь с помощью этого инструмента привлечь новых покупателей и удержать постоянных.

Бонусы от магазинов – не единственный способ для покупателей получить кэшбек за оплату товаров. Существуют специализированные сервисы, которые агрегируют программы лояльности не только ритейлеров, но и производителей, банков и поставщиков услуг. Такие сервисы начисляют кэшбек за покупки в онлайн– и офлайн-магазинах даже при расчетах наличными.

– Помню, как несколько лет назад ритейлеры жаловались на непомерный эквайринг. После появления СБП вопрос сам собой отпал, но ритейлеры цены не снизили. Получается, пострадали те же клиенты, банки и ритейлеры остались при своих.

– Уровень внедрения СБП в российской рознице пока не настолько велик, чтобы можно было уверенно сказать, что вопрос высокой стоимости эквайринга более не актуален. Кроме того, вряд ли стоит ожидать, что все покупатели будут расплачиваться только с помощью СБП. Внедрение реверсивных ценников в магазинах связано с рядом сложностей технического, юридического и репутационного характера, так что о снижении цен на товары из-за появления СБП речь не идет. Однако, как я уже сказал, сейчас ритейлеры активно развивают собственные программы лояльности для покупателей, в том числе за счет средств, сэкономленных на эквайринге: начисление баллов в зависимости от суммы покупки, увеличение размера скидки в зависимости от покупательского стажа и многие другие.

– Кризис резко повысил спрос на наличные платежи. Сохранится ли эта тенденция на ближайшие годы?

– Действительно, до событий февраля 2022 года в России сформировался устойчивый тренд на безналичные способы оплаты товаров и услуг. Эксперты оценивали долю наличных в выручке ритейлеров на уровне 30% и уверенно прогнозировали дальнейшее снижение этого показателя. Однако некоторое время назад ситуация в корне изменилась: банки столкнулись с оттоком вкладов и ажиотажем вокруг снятия денег в банкоматах, а ритейлеры – с ростом числа наличных расчетов за товары. Согласно статистике Банка России, в последнюю неделю февраля россияне сняли со счетов около 1,4 трлн руб.

Что касается роста расчётов наличными, в федеральном ритейле мы наблюдаем тенденцию роста наличных оплат примерно на 10% от наличной выручки до февральских событий. В малом и среднем бизнесе наличные составили до 100% выручки из-за сбоев в эквайринговых системах и отказа принимать к оплате банковские карты.

Сейчас, по данным ЦБ и аналитиков отрасли инкассации, ситуация стабилизировалась: повышенный спрос на наличные деньги постепенно возвращается к исходным значениям. С одной стороны, население адаптировалось к текущим реалиям. С другой стороны, регулятор поднял ставку рефинансирования и, соответственно, процент по вкладам также вырос в конце февраля до 20-23% годовых. Россияне, для которых обналиченные сбережения не были последними, стали возвращать деньги на депозиты под высокий процент.

– Можно ли говорить о том, что тренд на безналичные платежи более не актуален?

– Наличные деньги сейчас воспринимаются населением как устойчивый стандарт, к которому обращаются при экономических и политических катаклизмах.

«Наличные воспринимаются населением как устойчивый стандарт, к которому обращаются при экономических и политических катаклизмах»

Тренд на «ношение наличных в карманах» сохранится в перспективе ближайших трёх лет. При этом, чаще расплачиваться наличными будут россияне с доходом средним и ниже среднего. Текущая экономическая ситуация и риск потери работы из-за ухода крупных иностранных компаний может повлечь за собой проблемы с выплатой кредитов и безакцептные списания. Чтобы избежать этого, люди перейдут на наличные расчеты. Конечно, массового ухода в наличность не ожидается, но доля безнала на некоторое время снизится.

– С другой стороны, согласитесь, насколько успешно развивается проект с СБП и QR-кодами. Малый бизнес доволен. Сможет ли этот проект как-то компенсировать бегство в наличность?

СБП в перспективе может заменить оплату картой, смартфоном или «умными часами». На категории граждан, предпочитающие оплачивать товары наличными, активное внедрение СБП большого влияния не окажет.

Таким образом, при любом развитии ситуации у ритейлера сохраняется два потока выручки: наличная и безналичная. Тарифы на инкассацию в России очень низкие: обслуживающие компании этой отрасли много лет демпинговали в борьбе за клиента, и только в последний год заговорили о повышении тарифов. В работе с наличной выручкой есть свои трудности. К примеру, сегодня остро стоит «монетный вопрос» – розничным компаниям критически не хватает разменной монеты. Чеканка монет стоит государству дороже номинала, а уже напечатанная монета не возвращается в оборот, оседая в копилках россиян. Поэтому при расчете за товары магазину зачастую приходится округлять сдачу до 5 или 10 рублей в пользу покупателя. На больших объемах потеря 5-10 рублей с каждого чека, оплаченного наличными, выливается в существенные потери.

«Монетный вопрос. При расчёте за товары магазину зачастую приходится округлять сдачу до 5 или 10 рублей в пользу покупателя»

– Давайте поговорим о финтехе – продолжая тему падения доходов. Подавляющее количество финтех-стартапов за минувшие 10 лет были заточены на клиентов с небольшим уровнем дохода (миллениалы и зуммеры). Но нынешний кризис ещё больше ударит по доходам. Что может в этих условиях предложить финтех?

– Продукты финтех-стартапов нацелены на то, чтобы сделать управление финансами максимально эффективным и выгодным. Сейчас на такие продукты повышенный спрос со стороны брендов и конечных потребителей. Например, стартапы на стыке fintech и e-commerce могут быть интересны банкам в качестве альтернативы привычным программам лояльности, которые становятся экономически невыгодными. Также они интересны поставщикам и брендам как рекламные и коммуникационные площадки взамен заблокированных ресурсов.

«Стартапы на стыке fintech и e-commerce могут быть интересны банкам в качестве альтернативы привычным программам лояльности»

Если говорить о конечных потребителях, то их траты на повседневные товары остаются прежними, но от излишеств приходится отказаться в условиях роста цен на продукты и товары первой необходимости. То есть, за тот же самый бюджет они покупают меньше. Как в этом случае могут помочь финтех-проекты? Мы, например, планируем усилить работу с региональными производителями и поставщиками маркетплейсов, чтобы расширить ассортимент привычных товаров с кэшбеком для пользователей. Таким образом, бренды могут повышать продажи и лояльность, а потребители экономить.

– Как нынешний кризис меняет потребительское поведение и потребительские привычки?

– Действительно, каждая кризисная ситуация, в первую очередь, сказывается на ежедневных потребительских привычках граждан. Обычно первыми под «оптимизацию» попадают расходы на потребительскую корзину. Например, по данным чеков пользователей мобильного приложения «Скрепка», покупатели сокращают расходы на фрукты и отказываются от дорогостоящего красного мяса, заменяя его мясом птицы. Также покупатели меняют привычные бренды продуктов на более дешевые аналоги других производителей. Сейчас это особенно актуально – в условиях высокой волатильности курса валют и сложностей в построении новых логистических цепочек стоимость продуктовой корзины выросла на 15-45%.

В конце апреля 2022 года мы провели опрос, в котором приняли участие более трех тысяч россиян от 23 до 55 лет. 73% опрошенных заявили, что последние два месяца покупают только самые необходимые продукты. 54% респондентов рассказали, что сократили расходы на развлечения – кафе и рестораны, походы в кино. Еще 38% опрошенных отметили, что стали реже покупать одежду и обувь. Стоимость услуг и товаров в этих категориях также существенно возросла, но значительную роль здесь играет сужение ассортимента. Это связано с отзывом прокатных удостоверений на показ зарубежных фильмов в российских кинотеатрах и уходом из России ряда крупных иностранных брендов одежды. Об экономии на сфере красоты и путешествиях заявили 23% и 22% граждан. 18% респондентов для экономии отключает онлайн-подписки.

В целом, результаты исследования показали, что потребительские привычки россиян претерпели серьезные изменения, и вряд ли эти показатели быстро вернутся к прежним значениям.

  • Федор Чайка
  • Finversia.ru

Фотоотчеты