Finversia-TV
×

Финансирование должно быть непрерывным A A= A+

За несколько дней до нашей встречи с председателем правления МСП Банка Сергеем КРЮКОВЫМ было принято решение о создании на базе банка и Агентства кредитных гарантий нового, более мощного института развития, с помощью которого можно было бы эффективно решать проблемы финансирования малого и среднего бизнеса. Впрочем, это дело будущего, а пока наш разговор шёл о сегодняшнем дне и о том, как МСП Банк помогает «малышам» справиться с кризисными испытаниями.

БДМ: Сергей Павлович, в апреле проблемам малого бизнеса было посвящено специальное заседание Госсовета. У вас в связи с этим появились какие-то новые задачи?

Как сказать, новые — скорее, это развитие тех направлений, которыми мы занимались все эти годы. Ведь наша главная цель — обеспечить стабильную и непрерывную поддержку малых и средних предприятий. И как бы ни менялся административно-организационный контур системы, финансирование не должно прерываться. Из этого и исходим. Другое дело, что изменившаяся экономическая ситуация подтолкнула нас к тому, чтобы подготовить специальные, антикризисные предложения, особенно в тех случаях, когда мы предоставляем малому и среднему бизнесу ресурсы для реализации их собственных проектов, рефинансируя кредиты на более льготных условиях. Работаем мы и над секьюритизацией кредитов. Уже есть пилотные сделки по финансированию оснащения индустриальных парков, появились синдицированные кредиты.

БДМ: Ваш банк наверняка участвует в деятельности рабочей группы по поддержке малого и среднего бизнеса, созданной не так давно при Банке России?

И участвуем, и вносим свои предложения. Так, мы предложили регулятору

использовать механизм рефинансирования под залог кредитов, предоставленных не только банкам, но и микрофинансовым организациям.

Параллельно действует и другая рабочая группа, которая готовит конкретные предложения по разработке механизмов создания и функционирования единого государственного института поддержки МСП.

БДМ: Будем надеяться, что новая структура сможет сломить негативную тенденцию, которая прослеживается с конца прошлого года… А насколько сказались кризисные сложности на активности ваших банков-партнёров?

Как ни странно вам покажется, но в целом мы не замечаем, чтобы наши банковские партнёры снизили свою активность. Думаю, это объяснимо: мы предлагаем не только относительно дешёвые, но к тому же ещё и долгосрочные ресурсы. Это как раз то, в чём банки сегодня особенно нуждаются, если учесть, что другие источники финансирования банковских пассивов либо выросли в цене (как средства от Банка России), либо полностью или частично утрачены (как финансирование на зарубежных рынках капитала).

То есть по нашей программе сотрудничество идёт без снижения темпов. Другое дело, что многие партнёры приостановили или существенно снизили объёмы инвестиционного кредитования. Кроме того, жёстче стали подходы банков как к отбору заёмщиков, так и к предоставляемому ими обеспечению по кредитам.

Если же говорить в целом о рынке кредитования малого и среднего бизнеса, то ситуация здесь непростая: например, в I квартале этого года объёмы выданных кредитов сократились в сравнении с аналогичным периодом 2014-го на 36%, портфель задолженности просел за это время на 277 миллиардов рублей (минус 5,4%). А вот уровень просрочки вырос, хотя и не критично — на 1,7 п.п.

БДМ: Вы сказали, что банки ужесточили условия кредитования для конечного заёмщика. А МСП Банк тоже стал строже относиться к своим партнёрам? Или, может быть, наоборот, учитывая ситуацию, вы стали более либеральны?

Ни то ни другое. Сами по себе критерии отбора в нашу программу не изменились. Тем не менее мы ввели дополнительную к базовой ставке премию за риск — в зависимости от финансового положения партнёра. Для этого у нас есть специальная методика, по которой определяется внутренний рейтинг банка.

БДМ: Очевидно, что в целом кредитный процесс в экономике затормозился, после того как регулятор поднял до 17% ключевую ставку. И хотя с тех пор было уже несколько снижений, всё-таки она остаётся очень высокой. Вы в связи с этим меняли ставку для банков-партнёров?

Нет, мы не повысили ставку ни по одному своему продукту, и сейчас она колеблется в диапазоне от 6,4 до 10% годовых. А если говорить о средневзвешенной ставке для конечного заёмщика, то на 1 мая она составляла 13,2% годовых.

А в целом по системе, конечно, на повышение ключевой ставки банки отреагировали соответственно: если помните, то в первые два месяца года кредиты малому бизнесу предлагали под 25–30% годовых. Это, разумеется, для них неподъёмно — так же, впрочем, как установившиеся после первых снижений ключевой ставки 20–21%. Даже оборотные средства производственным предприятиям под такой процент брать трудно, что уж говорить о деньгах, необходимых на развитие, на инвестиционные проекты… Между тем без развития невозможно выйти из рецессии — собственно, эту задачу и надо решать: не просто выжить — а идти вперёд. Задача сложная, что и говорить, и наш банк старается по мере сил способствовать её решению.

БДМ: У вас как минимум есть то преимущество, что кредиты предоставляются в конечном счёте именно тем, кому и предназначена государственная поддержка.

Да, за адресностью мы следим очень внимательно и гордимся тем, что за время действия нашей программы финансовая поддержка оказана уже более чем 51 тысяче предпринимателей и компаний, а общая её сумма превысила 530 миллиардов рублей. Хотя этого, конечно, недостаточно, если учитывать масштабы сегмента и потребность бизнеса в средствах.

БДМ: А какая-то дополнительная программа, учитывающая сформулированную ещё в прошлом году задачу импортозамещения, у вас появилась?

В специальной программе не было нужды, да и не в термине суть. Изначально наша программа направлена на финансирование инвестиционных проектов, модернизацию производства и повышение конкурентоспособности отечественного производства — а что это, как не импортозамещение?

БДМ: Резонное возражение. С другой стороны, стороннему взгляду работа МСП Банка кажется уж очень простой: получили от государства дешёвые ресурсы, передали их под разумный процент банкам-партнёрам, а они уже кредитуют тех, кто подходит по критериям. И вот здесь очень хочется понять: кого именно?

В общих чертах ответ вам, я полагаю, известен: конечный заёмщик — это неторговое предприятие. Но внутри этой категории множество самых разных направлений. Например, есть те, кто занят в выполнении государственного заказа. Или, скажем, предприятия в моногородах и регионах с отстающим экономическим развитием, резиденты индустриальных парков. Есть среди заёмщиков и фирмы-экспортёры. То есть, по сути говоря, каждый заёмщик — особый случай. И к каждому — индивидуальный подход. К примеру, предприятию надо довести до завершения начатый проект. Или погасить обязательства по уже взятому дорогому кредиту, ставшему непосильным в новых реалиях. Вот для подобных ситуаций мы разработали и внедрили специальный продукт.

Если вернуться к вашему вопросу об импортозамещении, то совершенно ясно, что его главной движущей силой должен стать именно малый и средний бизнес, как более гибкий, динамичный и ориентированный на конечного потребителя. Но здесь есть другая сторона: сейчас снизилась не только рентабельность самого бизнеса, резко упал и потребительский спрос, поэтому часто продукция малых и средних предприятий испытывает трудности со сбытом. Кроме того, импортозамещение предполагает реорганизацию производства, закупку новых технологий и принципиально иной подход к внутренним процессам организации производства и контроля качества. И для всего этого требуются заёмные ресурсы. Между тем малый и средний бизнес уже серьёзно закредитован, причём доля невозвращённых кредитов в целом по банковской системе к концу года может достичь 20% кредитного портфеля. А текущие ставки, как я уже сказал, бизнесу просто не по силам.

БДМ: Сергей Павлович, в прошлую нашу встречу вы говорили о перспективе развития работы с регионами. Удаётся ли реализовать эту программу, и повлияет ли на неё выделение государством значительных средств для докапитализации региональных банков?

Разумеется, это скажется, и весьма положительным образом. Кому конкретно поступят эти средства, решается сейчас в профильных комитетах и рабочих группах, где принимает участие и МСП Банк. На наш взгляд, кроме требований к финансовой устойчивости банка и качеству его кредитного портфеля, обязательно должны быть предусмотрены условия, позволяющие отобрать банки, для которых кредитование МСП — ключевая ниша, которые готовы развивать это направление и могут оперативно довести ресурсы конкретным предприятиям.

Что касается нашей географии, то сегодня партнёры МСП Банка финансируют малые и средние предприятия в 82 из 85 субъектов Российской Федерации. Мы сотрудничаем с региональными администрациями (с 54 из них заключены соглашения) с тем, чтобы информация об условиях финансовой поддержки была известна предпринимателям и чтобы отбирались именно приоритетные проекты. Ещё одна цель сотрудничества — подготовка МСП Банком продуктов, учитывающих региональную специфику.

Особенно активно мы работаем сейчас с приоритетными территориями, где необходимо дополнительно стимулировать развитие сектора малого и среднего бизнеса: с Дальневосточным и Северо-Кавказским федеральными округами, а также — с наиболее проблемными моногородами, относящимися к так называемым «красной» и «жёлтой» зонам.

БДМ: В начале беседы вы говорили о ваших предложениях, связанных с МФО, то есть работа с ними продолжается. Способствует ли ей тот факт, что микрофинансовые организации переведены под надзор мегарегулятора?

Да, сотрудничество с МФО развивается, так же как с кредитными потребительскими кооперативами (в том числе сельскохозяйственными) и региональными фондами поддержки МСП. На рабочем процессе переход МФО «под крыло» мегарегулятора сказывается позитивно: систематизируются рыночные правила, вводятся новые стандарты — всё это идёт на пользу делу. Достаточно сказать, что через эти структуры к сегодняшнему дню оказана поддержка более чем 15 тысячам предпринимателей.

БДМ: И ещё один актуальный в нынешних условиях вопрос — о госзакупках: что-то здесь меняется в плане привлечения малого и среднего бизнеса?

По текущему году говорить пока рано, а в 2014-м участие МСП едва ли достигало, по нашим оценкам, 2%. Причины столь низкого показателя объективны. Прежде всего, непрозрачность площадок, начиная от слабости поисковой системы, которая неудобна для мониторинга и не позволяет даже более или менее точно выявить динамику изменений объёмов госзакупок. Вторая причина — непрозрачность самих процедур закупок. Очень часто контракты с государственными компаниями требуют финансового обеспечения, что для многих малых и средних предприятий автоматически означает, что они участвовать не смогут. Да и сама процедура оплаты достаточно сложная и неудобная: между выполнением работ или услуг и реальным получением денег может пройти до трёх месяцев, что увеличивает кассовый разрыв малых и средних предприятий и делает участие в таких тендерах нерентабельным.

При этом подвижки к лучшему всё же есть — особенно в регионах, где губернаторы внимательно относятся к процедуре закупок компаний с государственным участием. Однако для того, чтобы малый и средний бизнес поверил в эффективность госзакупок, они должны быть максимально прозрачны.

 

Вопросы задавала

Людмила КОВАЛЕНКО

Finversia-TV

Горячая цифра

Новости «100 в 1»

Все новости »