Finversia-TV
×

Леонид Григорьев: «Мы откатились в экономику 60-70 годов прошлого столетия» A A= A+

Год назад на Международной банковской конференции – Санкт-Петербург-2020 Леонид Григорьев, главный советник аналитического центра при правительстве РФ, выступил с необычным объяснением причин нынешнего кризиса. Учёный считает, что это кризис потребления богатых. Именно богатые, в том числе бизнесмены, перенесли вирус по всему миру. Год спустя рредакция портала Finversia попросила Леонида Марковича рассказать, что изменилось, и смогут ли богатые – в свою очередь – вытащить экономику из бездны.

Леонид Маркович, так что изменилось за этот год?

– Напомню, что кризис 2020 года начался с коронавируса, а не с финансового шока. И первыми жертвами кризиса стали услуги: рестораны, бары, авиаперелёты. У людей менее состоятельных отпал футбол и бары. Кстати эта категория – «футбол и пиво» – пострадала более всего, поскольку них отняли образ жизни – загнав в локдауны. Средний же класс приспособился и стал смотреть музеи и выставки не «живьём», а в онлайн. А вот богатые оказались с огромными вынужденными сбережениями.

Представьте ситуацию: доходы поступают, а потратить их негде: нельзя полететь в Париж и походить по Лувру, а потом – по ресторанам. Напомню, в титрах к фильмам времён Второй мировой войны в США – например, к «Касабланке» или к «Сестре моего дворецкого» – есть строчка такая неприметная с виду: «Все яства, которые тут показаны, являются муляжами».

Что же касается правительственных фискальных стимулов, которые выплачивались в США, Канаде и в Великобритании, то бедные эти выплаты в основном потратили, причём сразу – на насущные нужды. А что сделали богатые с этими стимулами?

«Впервые в истории мы имеем дело с кризисом, в течение которого сократилось количество банкротств и резко выросли сбережения и курсы акций»

Во-первых, часть денег пошла на финансовый рынок, и эти деньги здорово помогли рынкам отскочить от весеннего дна, а потом случилось ралли, которое продолжается до сих пор. Впервые в истории мы имеем дело с кризисом, в течение которого сократилось количество банкротств и резко выросли сбережения. Особенно со второго квартала 2020 года.

Во-вторых, часть денег пошла в недвижимость, где также случилось ценовое ралли. В США, в России, в других странах идёт жилищный бум – строительный бум. Отсюда и ралли цен сырьевых товаров на мировых рынках: дорожает едва ли не всё. Мы это чувствуем по нефти и газу.

В-третьих, часть денег у среднего класса пошла на покупку жилья автомобилей, причём в США – обыкновенные, не доля электрокаров невелика.

Кстати, в журнале «Вопросы экономики» (№10) вышла моя статья в соавторстве с пятью моими студентками под названием «Идеальный шторм личного потребления». В этом материале мы с коллегами подробно анализируем поведение богатых в кризис, в том числе в России. Вы же знаете, что во время кризиса в России удвоилось количество открытых брокерских счетов? При этом, нужно отдавать себе отчёт, что подавляющее большинство открытых счетов совсем небольшие. Мне не раз рассказывали о реальных диалогах клиентов и менеджерах брокерских фирм. Приходит новичок открывать счёт и спрашивает: «А у вас есть дешёвые акции?». Это нормально, люди экспериментируют с небольшими средствами.

– Возвращаясь к сектору услуг...

– Сектор услуг на осень 2021 года всё еще зажат, авиакомпании всё ещё не до конца расправили крылья… Что касается футбола, то только в сентябре вновь стали пускать на стадионы. На популярных курортах Средиземноморья (и не только) почти пропало два полных сезона.

Но знаете, что интересно? Люди в ходе оживления стали покупать обычные товары после перерыва на локдауны, одежду, например.

– Эти траты смогут вытащить экономику из кризиса?

– Какую-то роль в восстановлении, безусловно, эти расходы сыграют. Только тут множество нюансов. Тот же строительный бум не может длиться вечно – всегда волнами. А потребление услуг находится на уровне 80-90% от докризисных значений. Мы неожиданно для себя откатились в экономику 60-70 годов. Во времена, когда не было такой большой доли услуг в потреблении. Когда средний класс ещё не разъезжал по миру. Когда не было такого уровня рекреаций, как сегодня: отели, гостиницы, курорты и целые страны, зависящие от туристов.

«Оживление идёт в стиле середины прошлого века. Отсюда и скачок цен на металлы, на древесину, на нефть, на газ. Что бы там не говорили про экологию, в этом году в ЕС вырастет потребление угля»

Поэтому оживление идёт в стиле середины прошлого века. Отсюда и скачок цен на металлы, на древесину, на нефть. И на газ, кстати. И что бы там не говорили про экологию, в этом году по оценкам Международного энергетического агентства (МЭА) в Евросоюзе вырастет потребление угля. И не только в Евросоюзе – в Китае, например. Потому что газ очень сильно подорожал.

– Теперь так всегда будет?

– Не думаю. Ваш вопрос стоит переадресовать медикам-иммунологам. Не исключен сценарий, что пандемия никуда от нас не уйдёт – могут продолжаться вспышки. Или сценарий с вялотекущей пандемией. В этом случае курорты мира не смогут открыться на полную мощность.

Давайте просто смоделируем открытие хорошего французского или испанского курорта. Что для этого необходимо? Вам нужно проконтролировать, чтобы у всех туристов была прививка, чтобы все помещения были продезинфицированы. Необходимо, чтобы весь обслуживающий персонал имел прививку. То есть как бы «оазис» такой создать, который требует значительных средств. Это очень дорого! А, между тем, введь достаточно всего одного заболевшего и этот огромный курорт будет в одночасье закрыт. Представляете, какие риски?!

И ещё. Небольшая ремарка по поводу экономического роста. Мы видим, как бодро восстанавливаются Китай и США – уже в этом году эти страны отыграли просадку 2020 года и вышли на уровень докризисных значений. Но если вычесть объём ВВП в двух этих странах, то весь остальной мир сможет показать рост до пандемических значений – до уровня 2019 года – только по итогам 2022 года.

Хуже всего пока курортным странам: Испании, Италии, Франции. Чтобы восстановиться полностью этим странам, нужно каждой по этак по 100 млн туристов. А где их взять? Китайцы пока дома сидят, американцы собираются только полететь…у нас же – проблемы с визами.

По поводу внутреннего туризма. Например, в США объём внутреннего туризма в 2019 году составил около $1 трлн – значительно больше, чем объём внешнего туризма. То же самое и в Европе: внутренний туризм приносит больше денег, чем внешний. Поэтому снижение объёмов внутреннего туризма стало мощным фактором падения экономики.

– То есть, мы сейчас не можем говорить, что может стать драйвером роста дальше?

– Нет, пока не можем, поскольку с услугами пока сложно. Слишком много неизвестных в этом уравнении. Нужно, например, чтобы возобновились поездки немцев в Турцию и Хорватию – на курорты all inclusive. Да и российский турист должен вернуться в Европу. И нужно ещё несколько десятков миллионов туристов-китайцев. Вот европейцы пытаются создать «зеленый консенсус» и вытащить себя в подъём через энергетику. Но это пока больше планы.

– Я ещё раз повторю свой вопрос. Теперь так будет всегда? Ведь коронавирус здорово изменил наши привычки, нашу модель экономического поведения…

– Сложно сказать, что останется, когда пандемия закончится. Мы, кстати, изучаем этот вопрос с моими студентами, вскоре выпустим на эту тему исследование.

– Нельзя же войти в реку дважды…

– Думаю, что можно зайти между берегами. Только нужно отдавать себе отчёт, что если в первый раз река была чистой, то во второй там может оказаться разлив нефти, условно. А уж что окажется в этой воде в третий раз даже представить страшно.

Адаптация к локдаунам получила ещё одно название, но все очень социально стратифицировано: есть экономика скуки у бедных, есть экономика скуки у средних, наконец, есть экономика скуки у богатых. И эти экономики практически не пересекаются. И разные социальные слои будут выходить из кризиса своим уникальным способом. Думаю, что чем беднее социальные слои, тем быстрее они вернуться к прежнему докризисному образу жизни. Бедные довольно быстро вернуться к своей прежней жизни, к своим прежним способам потребления. А вот что изменилось в поведении среднего класса, это большой вопрос. Это предмет внимательного изучения. Богатые же не вернутся к прежней жизни, но они придумали себе новые развлечения, хотя у них есть средства и на прежнюю.

«Бедные довольно быстро вернуться к своей прежней жизни. А вот что изменилось в поведении среднего класса – большой вопрос! Богатые не вернуться к прежней жизни, но они придумали себе новые развлечения»

– Означает ли это всё структурную перестройку экономики? Пусть не системную...

– Для начала надо посмотреть, чем закончится пандемия, но, конечно, будут большие сдвиги. Правда, многие торопятся и переоценивают масштабы – на всё потребуется много времени и средств.

  • Федор Чайка
  • Finversia.ru

Фотоотчеты