Finversia-TV
×

Ян Арт: «Инфляция для нас не так страшна» A A= A+

В интервью журналу «Юрист спешит на помощь» главный редактор Finversia Ян Арт рассказал, как порталу удается оставаться в лидерах, почему стагфляция для России хуже инфляции и какие сектора останутся перспективными даже в случае возможного падения рынка.

«Очень много людей с удовольствием нам помогли»

– В новом году порталу Finversia исполнится 6 лет. Какими результатами можете похвастаться?

– Наша шестилетняя история показала, что информационный рынок, особенно в части финансовой, стал развиваться по знаменитому мему про английские тропинки. Видно, что происходит огромная эволюция подходов к тем инструментам, которые сейчас нужны аудитории вообще и аудитории, интересующейся финансовыми вопросами, инвестициями в частности. Мы думали создать портал, при котором есть канал, а получилось, что мы создали YouTube– и Дзен-каналы, при которых есть портал. На портале – уже такая информация, на которую переходят заинтересованные в более подробной, серьезной, иногда более сухой информации зрители. Поэтому основное достижение – то, что у Finversia сегодня совокупно более 170 тыс. подписчиков. И мы полагаем, что планку в 300 тыс. мы возьмем в очень быстром темпе, менее чем за год. Это позволит нам стать, наверное, одним из основных в России источников получения информации, по крайней мере, инвестиционной. Формальным признаком успеха можно считать, что уже четвертый или пятый раз мы входим в ТОП-20, а иногда и в ТОП-15 самых влиятельных финансовых СМИ России по версии «Медиалогии». Вот это, наверное, главное. И второй момент, который очень радует, – аудитория наших каналов не есть некое условное число обезличенных людей, которые что-то посмотрели, прочитали и так далее. Это сформировавшееся постоянное ядро, среди которого действительно много инвесторов. Не пикейные жилеты, которые пришли порассуждать о чем-то таком высоком, а именно люди, которые инвестируют и с помощью нас идут этот путь. Разбираются в каких-то новых инструментах, новых реалиях, новых правилах игры на российском рынке. Вот это тоже главное. Это очень вдохновляет.

– Вы с самого начала шли к таким показателям? Или все получилось намного лучше, чем вы изначально планировали?

– Вы знаете, тут забавно вышло. С одной стороны, мы планировали вроде как скромней, а с другой стороны, больше, чем получили. Так раньше мы делали портал Bankir.ru, то мы, видимо, подсознательно хотели повторить то, что было там. Условно говоря, мы хотели сайт с посещаемостью где-то в 50 тыс. человек, но в результате этой трансформации сайт у нас меньше 50 тыс, а вот совокупная сумма посещаемости каналов – в три раза больше этого показателя. Поэтому тут двояко получилось.

– Вы уже сказали, что Finversia не первый год входит в ТОП-15 самых цитируемых СМИ финансовой отрасли. За счет чего вы удерживаете ведущую позицию на рынке? И с кем вам приходится конкурировать за аудиторию?

– Мы не то что конкурируем… Я вообще думаю, что с тех пор, как мы в капитализм зашли, первым, чему мы у него научились, – конкуренции. Мы часто придаем этому большее значение, чем в современном мире есть на самом деле. У нас, кстати, есть прекрасное сотрудничество с другими СМИ. Например, с журналом «Банковское обозрение». Я думаю, наша основная причина и успех в том, что, во-первых, очень много людей с удовольствием нам помогло. Я имею в виду экспертов, участников рынка, активных фигур, депутатов Госдумы и прежде всего г-на Аксакова, председателя Комитета по финансовому рынку. Это и руководители профессиональных объединений, саморегулируемых организаций, которые работали с нами со старта, работали так, будто мы уже большие. Поэтому сейчас мы как бы отдаем им дань того аванса, который тогда они нам сделали. И, мне кажется, нам удалось сделать атмосферу, что эти люди говорят здесь достаточно искренне, в хорошем смысле без цензуры, простым и ясным языком.

Вторая линия, которую мы неплохо обеспечиваем, – это линия рыночной информации по основным мировым эмитентам, по основным событиям в макроэкономике. Но опять же: это не рассуждения в стиле пикейных жилетов, а конкретная информация. Условно говоря, о чем последний аналитический доклад Bank of America, что происходит с отчетом Tesla и так далее. Мы не сразу научились этому, но этот поток нам удалось наладить, а он очень нужен инвесторам, я по себе знаю. Он очень помогает управлять своим портфелем, правильно расставлять точки.

– Если не секрет, то откуда вы сами получаете информацию? Какие медиаресурсы читаете?

– В России я мониторю, честно говоря, через поисковик. Поэтому это может быть и РБК, и «Коммерсанъ», и «Ведомости», и «РИА Новости». Из западных медиа это Wall Street Journal, Financial Times, Reuters и Bloomberg. Но так как я языком не владею, у меня есть небольшая группа сотрудников, которая ежедневно делает мониторинг этих источников. Мне здесь повезло. Инвестор без англо-саксонских ресурсов вообще не может работать. Они в плане финансовой информации, конечно, номер один.

«Если хочешь жить в чистом мире, будешь больше платить»

– С того момента, как ЕС анонсировал введение трансграничного углеродного налога, ESG-повестка стала одной из ведущих в России. Верите ли вы в ее перспективы в России?

– Я думаю, да. Однозначно. Тут такой сложный момент. В конце августа прошлого года каким-то, может, не слишком понятным образом «Татнефть» пригласила меня выступить на своем традиционном нефтегазовом форуме в Татарстане. И там мы очень зло спорили. Передо мной выступал некий академик из нефтяных кругов, который говорил о несерьезности европейских политиков, об их популизме, что все это, мол, ерунда, а воздействие углекислого газа на среду нашего обитания еще даже и не доказано. Я начал с того, что если предыдущего оратора на время его доклада подключить к CO2, то у нас будут доказательства прямо в зале. На меня жутко обиделись, а один из его, видимо, аспирантов или бывших учеников даже потребовал извиниться. Может, нефтяникам на форуме и приятно слышать, что все это ерунда и популизм, но на самом-то деле это уже данность. И те июльские решения Евросоюза относительно выбросов парниковых газов предельно конкретны. У нас попытались сделать вид, что это такой подлый удар под дых российским сырьевикам. Но ведь это неправда. Прежде всего, они своих сырьевиков озадачили налогом, а другим странам сказали: «Окей, не хотите платить сбор, введите аналогичный налог в своей стране». И получается такая забавная ситуация, что Россия может со своих сырьевиков ввести этот налог по аналогии с Европой.

Можно сказать, что при нашей еще активной жизни мы увидим этот переход. Человечески ужасно нравится этот подход. Мне кажется, он просто правильный. У него выяснилась такая составляющая: если хочешь жить в чистом мире, будешь больше платить, поскольку энергия будет стоит дороже. То есть беднее, но чище. Тут, наверное, каждый выбирает по себе. Лично я согласен. Для огромного количества людей на земном шаре непривычно ломать текущий уровень потребления. Они скажут: «Да нет, тогда лучше чуть-чуть грязнее, но привычнее». Поэтому я думаю, что процесс будет идти не очень просто. Согласно одному отчету, в Евросоюзе уже 20% автомобилей либо электрические, либо гибридные. 20% – это очень серьезно. И даже если россиянам будет дорого купить Теслу, им будет не так дорого купить какой-нибудь традиционно более дешевый китайский электромобиль. Я думаю, что эта повестка очень быстро придет. То, что мы двигаемся в эту сторону, очевидно.

Другое дело, что противники ESG-изменений говорят, что транспорт – только видимая часть потребления углеродов. Да, конечно. Но в то же время мы видим, что в Германии возобновляемая энергия составляет 40%, а Норвегия традиционно работает на гидроэлектростанциях. Для России эта идея тоже не дикая, поскольку наша электрификация начиналась с ГЭС, а не ТЭЦ или чего-то там еще. То есть по большому счету не так уж сложно к этому перейти. Мы уже это делали. Мне кажется, там просто будет много побочных вопросов, касающихся, например, атомного ренессанса. Если Германия совсем запрещает атомные электростанции, то для Франции и России – это традиционное направление. Вероятно, что даже будет спор, что если хотите самую чистую и дешевую энергию, то это атомная. Но она же и опасная. Каждый день она тебе жизнь не портит, зато портит один раз и очень серьезно. Мне кажется, вот здесь будут движения. И третья составляющая. Многие национальные фонды, например, норвежский, перестают инвестировать в углеродные, скажем так, компании. А это ведь очень серьезно, так как это движение больших денег. Нефтяные компании сегодня сами начинают инвестировать в зеленые проекты. Французская компания Total, главный загрязнитель, сегодня с удовольствием инвестирует в пока еще венчурные проекты возобновляемых источников энергии. Я думаю, что все это будет ускоряться. Крики уйдут, мода, политика уйдут, но процесс все равно будет. И он даже будет ускоряться.

– Думаете о покупке ESG-инструментов? Говорят, они дают не меньший доход, чем инвестиции в привычные продукты. Хотя сама мысль о доходности уже подрывает основы концепции…

– Вы знаете, нет, потому что я сам инвестор «деревенский», классический, я предпочитаю акции. Другое дело, что в моем портфеле очень мало углеродных компаний. Но это просто в силу того, что у меня финансовый сектор, бигтех, розница. Я давно уже вышел из большинства нефтяных компаний, осталось буквально одна-две позиции. Это было сделано не из принципа, просто мое предположение, что интересней перспективы других сегментов рынка. А что касается инвестиций в ESG-инструменты, то здесь я пока больше вижу элемент моды. У нас начали срочно упаковывать все, чтобы создать какой-нибудь повод для конференций, форумов, круглых столов, релиз какой-нибудь выпустить. И доходило даже немножко до абсурда, когда у Сбербанка был ESG-фонд, а там «Норильский никель». Когда видишь это в фонде – это не вопрос цинизма, это явно погнались за модой.

– Как вы думаете, может ли движение к ESG стать причиной новых финансовых пузырей?

– Буквально на днях президент Института международных финансов Тим Адамс заявил, что слишком активная переориентация на ESG-инвестиции может вызвать как раз таки новый зеленый пузырь. Поэтому, да, такой риск есть.

«Я за этой ситуацией слежу с попкорном»

– Вы можете назвать себя ответственным инвестором?

– В какой-то степени да. Я, конечно, обычный честный инвестор, такой микроинвестор. Второй момент, что захотелось и в силу опыта, и в силу возраста, и в силу капитала иметь еще один продукт с инвестицией, кроме прибыли, – спокойный сон. То есть, естественно, появилось максимальное хеджирование от рисков. Портфель управляется так, что если завтра случится очередной мировой кризис, я проснусь и увижу максимальный обвал за день явно не более чем на 3%, самый максимум на 5%. В России с этим очень плохо. У нас очень рискованно инвестируют. У этого есть три причины. Первая. Не имеют опыта переживания, что бывает на рынках, как он может двигаться. Второе. Экономика в России – это не просто некая вещь. Если ты инвестор, ты должен с этим работать. У нас это место, где все самоутверждаются, поэтому мы, русские инвесторы, знаем, что другая версия – дурак. И третья главная причина – маленький капитал. Очень хочется его быстрее удвоить, утроить и так далее. Обвинять людей здесь невозможно, потому что наши инвесторы приходят с 3-5-10 тыс. долларов и, конечно, их не будут устраивать инвестиции в 10-15% и даже 20% прибыли. Но я надеюсь, что эта болезнь все-таки пройдет, и мы получим класс ответственных инвесторов просто в силу того, что они переболеют всеми болячками самоутверждения и погонями за сверхприбылью.

– Цифровые валюты – другая не менее, а может, даже более актуальная для России тема. Мы хорошо знаем, что государство по отношению к этому роду активов придерживается ограничительной стратегии. Как вы смотрите на эту ситуацию?

– Лет 5 назад я принимал участие в нескольких заседаниях Экспертного совета Комитета Госдумы по финансовому рынку, посвященных как раз-таки криптовалютам. Туда приходили и силовики, потому что у них естественные вопросы, связанные с тем, что криптовалюты могут быть инструментом незаконных платежей. И знаете, меня что поразило, наши силовики не стоят на позиции запрета. Но тогда эти разговоры кончились ничем, и у нас маятник качнулся в сторону все-таки ограничений, а до этого в сторону рассмотрения. А почему? Потому что президент России Владимир Путин с Виталием Бутериным на какой-то выставке проявил интерес. Сейчас, похоже, та же самая ситуация, что немного смотрят с перебором на президента. А президент России в силу своего образования, опыта, работы вообще-то не является специалистом в крипторынке. Но, да, на него что-то может произвести впечатление.

И мне, к сожалению, кажется, что наши чиновники слишком пытаются угадать в благожелательном отношении к криптовалютам находится президент или нет? Но при этом, кстати, они его ставят в очень дурацкую ситуацию. Они же к нему должны прийти как раз с экспертным мнением, а не по принципу «мы сейчас принесли хорошее мнение, потому что вы на выставке сказали что-то хорошее». Но это проблемы у чиновников, а что касается сущности, то понятно, что все государства мира боятся упустить монополию по выпуску денег. С другой стороны, везде понимание, что процесс пошел. Я лично сам не инвестирую в криптовалюты, не являюсь крипто-евангелистом, но и не считаю, что криптовалюты – большой пузырь, который лопнет. Я думаю, что это какая-то принципиально новая сущность, которой еще предстоит много пертурбаций, падений и подъемов. Но в целом я бы оценил это как технологическую реакцию общества на то, что государства во всем мире слишком залезли в карманы, кошельки граждан. Но человек так устроен, и государство должно это учитывать, что есть доля приватности и даже доля нарушений. Невозможно сделать идеальное роботизированное общество. То есть общество получило технологический ответ, когда стало слишком все прозрачно.

Что касается цифровых валют государств, то я пока не вижу успеха. Я думаю, что успех, скорее всего, будет в Китае. Но пока я вижу, что скорее это попытка найти альтернативу криптовалютам. Поэтому я думаю, что в ближайшие два года будет поиск нормального места крипты в обществе. Из последнего я бы отметил один важный момент. Нет, я не про то, что Сальвадор признал биткоин, а на Украине дали какой-то статус – в масштабах мировой экономики это все равно смешно. Я про то, что буквально несколько месяцев назад германским инвестфондам лимит вложения в криптовалюту повысили с 0% до 20%. Вот это уже серьезная история. Но я за этой ситуацией слежу с попкорном, без всякого скепсиса и восторга. Как инвестор смотрю со стороны.

– Недавний опрос показал, что почти 77% российских инвесторов считают покупку криптовалют более перспективной, нежели вложения в привычные национальные валюты или золото. Какой актив вы бы выбрали?

– Я и сам принимал участие в опросе, которое организовывала Ассоциация форекс-дилеров. И как раз ответил, что в принципе не исключаю для себя в будущем работу с криптовалютами либо с точки зрения платежей, либо с точки зрения инвестиций.

«За американскую инфляцию я в меньшей степени волнуюсь, чем за нашу»

– Инфляция, которая обновляет рекорды во всем мире, – это временный эффект пандемии или долгосрочное явление?

– Моя инвесторская жизнь прошла в мире, где инфляции, по крайней мере, на развитых рынках практически не было. Поэтому взгляд, может быть, уже притупился, так как кажется, что подобная ситуация – норма, а инфляция – это некая не норма. Но любая не норма быстро микшируется нормой в этом мире. Опытные товарищи напоминают про ситуацию 70-х годов, что нормой может быть долгий инфляционный процесс. Поэтому мне сначала казалось, что заявление ФРС про быстрое оседлание инфляция – это и есть то, на что стоит ориентироваться. В июле вышел замечательный аналитический доклад Bank of America, это моя любимая аналитическая группа после Morgan Stanley, где говорят, что это не краткосрочный, а среднесрочный процесс на 2-3 года. Это, кстати, частично не противоречит заявлениям ФРС. Они как бы говорят, что не будет роста. Но вот долларовая инфляция в районе от 3 до 5 останется на 2-3 года. И третья крайняя точка зрения – ее условным символом является Стивен Роуч, «американский Хазин», – что доллар обесценивается на 30%. Тот же Saxo Bank говорит, что мы согласны, что на 30%, но только не в моменте, как утверждает Роуч, а приблизительно за 5-10 лет. Похоже, надо себя потихоньку приручать к мысли, что новая норма – это инфляция. Поэтому я думаю, что нам, скорее всего, надо готовиться к долгой инфляции. Другое дело, что для нас этот вызов чудовищный, мы не готовы, у нас в напряг доходы. По подсчетам Счетной палаты за последние примерно 10 лет, мы очень сильно обеднели и живем как бы тютелька в тютельку, впритык. У общества нет особо накоплений в целом. Но ведь не инфляция страшна, а стагфляция, когда доходы падают, а инфляция продолжается – вот эта история вплоть до критической. Поэтому за американскую инфляцию я в меньшей степени волнуюсь, чем за нашу.

– Насколько, по вашему мнению, реален в текущих условиях сценарий стагфляции для мировой и российской экономики?

– К сожалению, я думаю, он реален. Термин-то модный, но что он означает? Наличие устойчивой инфляции без устойчивого экономического роста. Для нас она плоха тем, что мы этот процесс не только в экономике имеем, но и по отношению к личным доходам. Мы живем в стагфляцию. Инфляция для нас не так страшна.

– В проекте основных направлений денежно-кредитной политики Банка России на 2022–2024 годы заложен сценарий глобального финансового кризиса в 2023 году. Есть ли предпосылки для его реализации? Какие?

– Я не видел, кстати, этот доклад, но еще год назад мое инвесторское предположение было, что суперцикл продлится до 2023 года. Но означает ли это, что в 2023 году будет новый мировой кризис или просто существенный перелом тренда? Этот вопрос мне представляется пока что открытым. Мне кажется, что этот новый кризис может возникнуть на энергетической теме в связи с ESG-повесткой либо на теме перекосов на рынке труда. И обеднение ведь не только в России, по оценкам Всемирного банка, 60 млн по миру стали ниже черты бедности. Может быть здесь. Но пока я бы не рискнул предполагать, что в 2023 году обязательно будет кризис. Я думаю, что Банк России в силу своих обязанностей в хорошем смысле перезакладывает. И это хорошо. Для него это стресс-сценарий, он предпочитает ориентироваться на худший сценарий. Не в смысле, что он не прав, и мы будем смеяться над ним, если в 2023 ничего не произойдет. Наоборот, пусть закладывает худший вариант, ну а с лучшим мы как-нибудь справимся.

«Не смотрите дурное кино»

– Три сектора, которые останутся наиболее привлекательными в случае возможной коррекции?

– Если глазами чисто инвестора, то на средний и долгий срок я точно понимаю, что в моем портфеле будет финансовый сектор, но с легким акцентом внутри: меньше розничного банкинга и страхования, больше инвестиционного банкинга и платежных систем. Второе направление, которое я однозначно буду держать на долгосрок, и сам сектор, я думаю, перспективный, – это бигтех и интернет-гиганты. Может показаться, что они уже достигли нереального пика, но я думаю, что это не так, они продолжат расти. И через 2-3 года люди будут говорить: «Оказывается, надо было входить». Почему? Потому что бигтех стал больше, чем просто сектор. Он стал той самой экосистемой для других бизнесов, то есть он теперь не может упасть, потому что другие сектора на нем. Но только это экосистема не как у нас, когда зачастую поглощают, а экосистема в буквальном смысле.

Простой пример. Мы говорили в начале о Finversia, а что такое Finversia? Это бизнес, развивающийся в экосистеме частично Google, частично Яндекса, но при этом они меня не купили. Я могу развиваться, могу закрыться. Бигтех уже не дотком. Как с кризисом доткомов уже не будет. Он уже внутри всего, всей экономики. И еще один сектор, который для меня представляется перспективным, – это розница разного плана, от продуктовой и до развлекательной. Поскольку это производители товаров и услуг, которые мы все равно будем потреблять.

– Какие три книги вы бы порекомендовали инвесторам независимо от уровня их подготовки?

– Главная книга еще не написана. Я давно задумал книгу «Инвестиционный репетитор», где простым и ясным русским языком излагается главное в инвестициях. И это будет не математика, не графики, а прежде всего мы сами инвесторы, наша психология, наши взгляды на экономику и так далее. Что касается неких книг, то я, честно говоря, не любитель этой литературы. Когда меня спрашивают, что почитать, я советую, условно говоря, Винни-Пуха или Карлсона. Для инвестора это будет полезней, потому что хорошее настроение и трезвый взгляд на мир обеспечены. Я думаю, что важней все-таки не книги для тех, кто хочет к этому миру прикоснуться. Важней быть в потоке. Я даже боюсь, что российский инвестор традиционно недооценивает это. Он пытается либо в курсе, либо в книжке, либо в каком-нибудь теханализе найти ответы, но это разовое действие. Хочешь инвестировать, изволь каждый день быть в потоке финансовых, экономических новостей. Больше этот поток, меньше, но прости, это навсегда. Но я бы не советовал Кийосаки. Он почему-то в результате порождает упрощенный, циничный взгляд на мир. Он умный мужик, но несколько у него такой пацанский цинизм по отношению к рынку.

– Начинающему инвестору его точно читать не стоит?

– Да, это уже больше как бизнес-коуч. У тебя будут личностные установки, но они ни черта тебе не дадут знаний о мире. Необходимо контекстное знание. Оно должно формироваться. Без него никуда. Поэтому я бы посоветовал читать наш портал, смотреть хорошие каналы, именно информационно насыщенные, не только мнениями, но и информацией. Есть один антисовет. К сожалению, начинающие инвесторы часто ссылаются на такие нашумевшие фильмы, как «Волк с Уолл-стрит», «Игра на понижение» и другие. Хочется сказать всем инвесторам: «Дорогие мои! Вот это кино – тот же самый вестерн, просто на Уолл-стрит». Не надо думать, что это какая-то мудрость, понимание фондового рынка. Биржевик, аналитик – это такая же работа, как и многие другие. Более того, работа, совместимая с другой, потому что инвестором становятся не только профессиональные финансисты, но и профессиональные хирурги, профессиональные водители, например. Уберите из этих фильмов флер цинизма, звездности, крутого имиджа и шахматной партии. Хотите крутой имидж? Возьмитесь сыграть в пейнтбол. Мой антисовет – не смотрите дурное кино.

– Как, на ваш взгляд, не следует принимать решения при торговле на финансовых рынках?

– Нельзя инвестировать в долг, будь то кредит, взятый где-то в надежде. Это создает неверную атмосферу. Нельзя инвестировать средства, которые могут по какой-то причине понадобиться. Тогда лучше не инвестировать или инвестировать крошечные суммы, но точно быть готовым в случае чего уйти в долгосрок и среднесрок как минимум. Нельзя инвестировать психологически будучи к этому не готовым. Должно быть развито умение откладывать решение по принципу «я сделаю это завтра». Должно быть развито умение не паниковать, не поддаваться всему тому, что я обозначил как признаки биржевого алкоголизма. То есть это желание каждый день быть в рынке, что-то делать. Ну вот нельзя так жить. Это всего лишь одна из сфер деятельности. Главное, чтобы фондовые или форекс инвестиции вошли в вашу жизнь гармонично, заняли там гармоничное место, а не из серии, что это стало главной причиной радости или расстройства, вашим главным побудительным мотивом. Хорошего инвестора от плохого отличить легко. Плохой бежит к монитору или уже к телефону.

  • Юрист спешит на помощь

Фотоотчеты