Finversia-TV
×

Три большие разницы A A= A+

Отчёт российского правительства перед депутатами получился довольно объёмным – замаешься стенограмму читать. Но, как известно, нельзя объять необъятного, так что некоторые вопросы остались за рамками и доклада и последовавшего за ним обсуждения.

Впрочем, обсуждением это, пожалуй, не назовёшь: депутаты лениво наскакивали, премьер неторопливо отбивался. В целом всё прошло достаточно спокойно и даже без «послевкусия».

Не знаю, как для кого, а для меня, наверное, самым стыдным и печальным оказался тот фрагмент отчёта, который посвящён намечаемой борьбе с бедностью. Статистика, да ещё такая, которая встроена в одно из министерств, – вещь лукавая. Но даже и она не в силах утаить тот факт, что бедных людей в стране – почти 19 миллионов. Вдумайтесь: это же примерно каждый седьмой из жителей России. Да, скажут мне, но в девяностых-то их было ещё больше… Извините, не аргумент. С тех пор два с лишним десятка лет минуло, пора бы и в чувство придти.

…Как раз вчера, у входа в магазин, остановил меня замурзанный мужик неопределённого возраста и тихо попросил: «Купите поесть… Пожалуйста». Ну, купила, конечно, а потом шла домой и думала, как это мы, в своей самой просторной и самой богатой всяческими недрами стране, дошли до жизни такой. Да знаю, знаю я и о «профессиональных нищих», и о мошенниках. Только те у магазинов поесть не просят, у них совсем другой бизнес. И одинаковые таблички на кусках картона.

Есть категория людей, которым магазины самообслуживания, такие удобные для нас, занятых и вечно спешащих, не подходят. Потому что там нельзя купить на развес сто граммов масла и «вот такой, ма-а-ленький кусочек сырку». Да-да, это и есть одинокие пенсионеры, у которых половину пенсии забирает коммуналка со всеми льготами, а другою половину – лекарства, ибо возраст здоровья не прибавляет, а препараты им нужны недешёвые. Те, кто покрепче, ещё пытаются подрабатывать, но тоже, знаете, с оглядкой: лучше без оформления, а то муниципальную надбавку снимут, и пенсию не проиндексируют. Поскольку будешь считаться «работающим пенсионером», и никто не станет считать, сколько, собственно, ты добавил к своей утлой пенсии.

Ну ладно, не стану давить на жалость. Давайте поговорим о нашей более благополучной категории граждан. Называется – средний класс. Вообще со средним классом у нас вечно какая-то чехарда получается. Года три-четыре назад аналитики Credit Suisse относили к среднему классу всего 4,% россиян. А наши умники (ссылку на конкретный источник не нашла) посчитали не по доходам, а по расходам: если на жизнь хватает, а на крупные покупки надо копить – значит, добро пожаловать в средний класс. И, как посчитали в 2015 году в РАНХиГС, в ту пору таковых было чуть ли не 20%.

Но вот свежая информация. Подготовленный Сбербанком обзор «Российские регионы и потенциал экономического роста» утверждает, что в 2018 году число россиян, которые относят себя к среднему классу, упала с 60 до 47%. Меня здесь поразила не столько вторая, сколько первая цифра. Это что ж получается: если сложить процент бедняков и «середнячков» пару лет назад получится явно больше 70%. Между тем, по результатам опроса Росстата 35,4% семей не могут приобрести для себя или детей вторую пару обуви… Чудны дела твои, Господи!

Ну, не будем крохоборничать в сопоставлении цифр, а остановимся на том, что прослойка среднего класса становится всё тоньше. Специально для любителей поахать, как в России всё плохо, добавлю, что тренд этот – мировой, «середняков» становится меньше и в экономически развитых странах, включая США, Германию, Францию, Австралию и прочие. Пессимисты считают эту тенденцию предвестником финансового кризиса, другие эксперты – крахом идеи социального государства, третьи – концентрацией капиталов в тонкой прослойке экономической элиты. Возможно, по-своему правы все они. И, кстати, о постепенном «усыхании», а потом и исчезновении среднего класса экономист Михаил Хазин предупреждал ещё в 2012 году. Помнится, тогда было множество иронических контрагументов…

Впрочем, загадка среднего класса в России может быть решена гораздо проще. Дело в том, что социологические опросы часто требуют от респондента самооценки: дескать, вот ты причисляешь себя к среднему классу или к бедным? И многим просто самолюбие не даёт признаться в своём скромном благосостоянии.

А теперь поговорим о тех, кому на Руси жить хорошо. Список Forbes выдаёт нам самые «сливки». И здесь, сравнивая доходы «первых двухсот» и тех, кого насчитывается почти 19 миллионов, статистика падает в глубокий обморок. Ну, ладно, оставим супербогатых в покое: подсуетились, правильно женились, удачно участвовали в залоговых аукционах… Нам уже сказали, что пересмотра итогов приватизации в обозримом будущем не будет. Им, кто сказал, виднее.

Но, оказывается, гораздо больше в России тех, кто оказался в нужное время в нужном месте – поближе к власти. Хотя те, кто власть эту возглавляет, далеко не в первых рядах состоятельных россиян: у президента доход за прошлый год меньше 9 миллионов, у премьера – меньше 10 миллионов рублей. Куда им до сенатора от Камчатки с его 2,4 миллиарда рублей или до спикера Госдумы с 71,7 миллиона… Напомню, официальная зарплата депутата укладывается примерно в 400 тысяч, а сенатора и того меньше – в 180 тысяч рублей.

Видимо, ответ простой – люди успешно занимаются бизнесом, так сказать, без отрыва от законодательной деятельности. Вообще-то по закону о статусе не положено. Правда, закон написан так, что, похоже, «если нельзя, но очень хочется, то всё-таки можно».

Если позволите, считать доходы руководителей Центробанка не стану – поскольку так и не разобралась, какое, собственно, отношение сей орган имеет к государству Российская Федерация. Известно, что ЦБ имеет полное право независимо печатать деньги. А раз сам печатает, сам и тратит. И годовой доход Эльвиры Набиуллиной в какие-то там 34,7 миллиона рублей, в конце концов более чем вдвое уступает доходам её первого зама Ольги Скоробогатовой – 83,18 миллиона. Чего-то там говорили насчёт собственности за рубежом? Так кому нельзя, а Сергею Швецову, тоже первому зампреду, можно – дом в США и квартира в Испании.

Вот такая неодинаковая у нас Россия. Бедные, середнячки и богатые – как сказали бы в былой Одессе: не две, а три большие, очень большие разницы. Можно и по-другому сказать: есть народ (хотя придуман удобный и безликий термин – население), а есть остальные. И нужды нет, что «остальных» гораздо меньше.

…Есть такое мнение, будто богатых бизнесменов и чиновников в России не любят из зависти. Мол, живут они лучше других (надо понимать, бездельников и неудачников), потому их и не любят. Разумеется, мнение это высказывают сами объекты зависти – это же проще, чем анализировать, почему экономическое положение народа не улучшается, хотя вроде и законы они принимают, и бюджет профицитный, и рост какой-никакой присутствует? Но анализировать необходимо, потому что лимит революций страна исчерпала, а завезённых «майданов» нам и даром не надо.

  • Людмила Коваленко
  • Finversia.ru
Finversia-TV

Горячая цифра