Finversia-TV
×

Верните мне Госплан! A A= A+

Середина 1970-х. По Красной площади идёт военный парад. Стройными рядами проходят мимо Мавзолея офицеры, курсанты, моряки. И вдруг за моряками — вразброд толпа в дублёнках и пыжиковых шапках. Брежнев недовольно обращается к министру обороны: «А это ещё кто?» — «Это Госплан, Леонид Ильич! Знаете ли, колоссальной разрушительной силой обладает»...

И всё это — враньё, хотя анекдот и забавный. Впрочем, такое же враньё — утверждать, будто бы «рынок решает всё». Мне кажется, время хаять на все корки всё советское — уже миновало, или близко к тому. Это не вопрос пропаганды. Просто люди сложили два и два. Сто сортов колбасы это, конечно, хорошо, но и бесплатная квартира «от государства» или от предприятия — тоже неплохо. Отлично, что у нас появились свои миллионеры и даже миллиардеры. Вот только их мало, зато пенсионеров, поголовно живущих за чертой бедности, сорок миллионов. Ну, за минусом вышедших на заслуженный отдых депутатов и госчиновников. Про кризисы уже не говорю: раз уж вляпались в рыночную экономику, терпите их, как естественное дополнение к забитым барахлом и продуктами полкам.

Не надо меня подозревать в стремлении вернуться в прошлое. Как раз наоборот. Хочу в будущее, где народится новая модель экономики, потому как старая уже не пашет. Это я не от себя пишу — за последние пять лет на всяких умных конференциях и форумах, в России и за её пределами, только и слышу о том, что старая экономическая модель не годится, а нужна совсем другая. Правда, если нынешнюю модель разбирают по косточкам довольно аргументировано, то будущая вроде как вилами по воде писана. Не говорят, какой она должна быть, ни правительственные чиновники, ни учёные экономисты. А нет модели — нет и внятной экономической политики. То есть, как бы она и есть — в смысле более или менее оперативной реакции на всяческие вызовы, коими богата постсоветская Россия. Но это, строго говоря, не политика, а так, суета сует и всяческая суета.

В анекдотах о Госплане и в целом по прежней экономике безусловно одно — предельная забюрократизированность этой и многих других экономических структур. Только вот в сравнении с нынешней российской бюрократией это — так, семечки. Охочие до точных фактов могут поискать сравнительные цифры занятых министерствами, комитетами, комиссиями и агентсвами помещений. А заодно и сравнить количество чиновников. Кстати, любопытная деталь: в прежние времена обозвать кого-то из работающих на правительство чиновником было просто оскорблением. Нынче этим званием, по-моему, гордятся. И зря.

Опять же, не впадая в апологетику советской экономики, хочу напомнить о том, что как-то вот её плановый характер не помешал провести беспрецедентную индустриализацию «лапотной» страны, а позже — оперативно вывезти и развернуть на новых местах крупные предприятия, тут же начавшие работать на нужды фронта. И необыкновенно быстро восстановили страну после ужасающих военных разрушений. Да так, что спустя всего 12 лет после победы первыми в мире запустили спутник… Ага, жду возражений насчёт колбасы, джинсов и дефицитной икры. Не было их на прилавках, не было, даже и спорить не стану. Тот самый «перекос» которым то и дело попрекают эту страшную экономику. Правда, когда цены на нефть несколько подпрыгнули (как и добыча её в стране), стали появляться и импортные продукты, и — в предолимпийские год-два — даже пепси-кола и фанта (век бы этой химии не пробовать, здоровее были бы).

Но в общем спорить, повторяю, не стану — безупречными ни работу Госплана, ни самой планово-командной экономики (во, вспомнила, как её ещё называли апологеты рынка) не назовёшь. А работу нынешнего его преемника — министерства экономического развития? Похоже, в нём все помнят, что в мае 1991-го, в пылу борьбы за рынок, Госплан СССР был переименован в Министерство экономики и прогнозирования. К слову сказать, знаковое переименование: планирование всё-таки требует тщательных расчётов, а прогноз — дело такое, за него даже Гидрометцентр поручиться не может за пределами двух суток. Вот и появляются из недр МЭР прогнозы, мало что общего имеющие с реальностью. Потому как весь расчёт — на цену барреля, а его кто же предскажет?

Такое впечатление, будто из всех характеристик рынка нам милее всего «стихийность». А отсюда и убеждение о невидимой руке рынка, которая сама по себе всё решит и поправит. Не получается. На рынок надейся, но и сам мозги включай. Иначе получится, как с тем рекордным урожаем всех времён и народов, по поводу которого новосибирская журналистка обратилась к президенту на его большой пресс-конференции: «Сегодня аграрии терпят огромные убытки. Продают зерно, поскольку его хранить негде, буквально за полцены… Им со своих полей очень трудно понимать, что сегодня нужно стране и что ей понадобится завтра. Может быть, вернуться к системе Госплана? Может быть, есть какие-то другие варианты, когда крестьяне не будут получать рекордный урожай и вместе с тем рекордные убытки?». А ситуация между тем проста: вывезти урожай за пределы регионов оказалось труднее, чем его вырастить рекордным: нехватка вагонов и элеваторов, дикие тарифы на перевозку, и прочие логистические прелести. Из той же пресс-конференции запомнился «обманщик», директор рыбзавода, буквально возопивший о том, что цены на рыбу запредельно высоки и пояснил, почему.

Это что же, теперь за всяким решением надо любыми путями прорываться на «прямую линию» или пресс-конференцию, чтобы решить вопросы, которые вообще-то не глава страны должен решать?

Не знаю, Госпланом, Роспланом или как-то ещё должна называться структура, без которой не может существовать никакая, даже самая рыночная экономика. Во всяком случае, в такой стране, как наша безразмерная Россия. В Люксембурге, наверное, этот орган был бы лишним. Или там в Буркина-Фасо. Нам же надо считать, планировать и снова считать.

Наверное, я не совсем правильно назвала эту колонку. Может быть, точнее было бы: «Верните нашей экономике здравый смысл»?

  • Людмила Коваленко
  • Finversia.ru
Finversia-TV

Горячая цифра