Finversia-TV
×

Банки поделятся прибылью: к чему приведет появление цифрового рубля? A A= A+

Банк России дал ответ на главные опасения банков и экспертного сообщества по поводу появления цифрового рубля. Регулятор назвал их «некорректными», что позволяет сделать вывод о том, что цифровому рублю – быть. Банкам необходимо заранее готовиться к новой сущности.

Подготовка поправок в законодательство для появления в стране цифрового рубля может начаться уже во второй половине этого года. В свою очередь, в Банке России рассчитывают до начала апреля подвести итоги обсуждения этого механизма с участниками рынка. Первый шаг к этому уже сделан: ЦБ оперативно отреагировал на обратную связь от банков и экспертного сообщества по поводу появления цифрового рубля. Несмотря на то, что регулятор закончил собирать их отзывы только в конце прошлого года, уже в январе этого появилась аналитическая записка Департамента исследований и прогнозирования «Что изменится для банков и их клиентов с введением цифрового рубля». Такие сжатые сроки её подготовки позволяют говорить о том, что в ЦБ отлично понимали основные проблемные места проекта, на которые банки обратят внимание в первую очередь.

«Некорректными» и «преувеличенными» в записке названы два основных риска, на которые обращали внимание критики: дефицит фондирования банков из-за перетока депозитов в цифровой рубль и, как следствие, удорожание кредитов для заемщиков из-за снижения ресурсной базы для выдачи кредитов. Напомню, что по различным оценкам, отток средств с банковских счетов в цифровой рубль в течение трех лет после его появления может составить от 2 до 4 трлн рублей или от 3% до 6% средств, которые в настоящий момент держат на счетах в банковской системе население и юрлица.

Тезис о риске возможного оттока средств в ЦБ не только не опровергли, но даже поставили банкам в вину то, что сегодня они получают существенную долю прибыли как раз за счет активного использования дешевых высоколиквидных пассивов. Касается это в первую очередь крупных банков, клиенты которых держат на текущих счетах средства для расчетов. Ставки по таким счетам для самих клиентов околонулевые, при этом банки имеют возможность практически без риска заработать рыночные ставки на их размещении на межбанке или на депозитах в ЦБ. По подсчетам авторов аналитической записки, 25% прибыли (до налогообложения) и 13% чистого процентного дохода банковского сектора в среднем за 2018–2020 годы формировалось благодаря таким дешевым пассивам банков. Что касается трех крупнейших банков, то для них эти показатели еще более значимы: 44% и 14% соответственно. Кроме того, в случае возникновения сложностей с фондированием, мегарегулятор обещает предоставить необходимый рефинанс. А ведь может и не предоставить, если банк, пусть даже временно, но опустился ниже третьей группы надежности. Что делать таким банкам? По всей видимости, выстраиваться в очередь на сдачу лицензии.

Очевидно, что с появлением цифрового рубля возможности для получения банками прибыли значительно сократятся, а маржинальность бизнеса продолжит падать. «Так как все электронные кошельки цифрового рубля находятся на балансе Банка России, остатки в кошельках не могут быть использованы в качестве пассивов для получения процентного дохода банками», - прямо говорится в аналитической записке ЦБ. Регулятор также предупреждает банкиров, что активное развитие финтеха и появление на этом рынке крупных игроков, в любом случае обострит конкуренцию за деньги клиентов, вне зависимости от того, появится цифровой рубль или нет.

Действительно, сегодня банки активно пользуются своим монопольным положением – никто кроме них, в силу специфики рынка, не может зарабатывать на «коротких» высоколиквидных деньгах. Поэтому, чтобы избежать оттока фондирования, им придется поделиться частью прибыли с клиентами, чьи средства для этого используются.

Надо сказать, что процесс этот уже начался. В последнее время банки начали массово вводить в свои продуктовые линейки так называемые накопительные счета, которые практически ничем не отличаются от текущих по возможности использования средств, однако на минимальный месячный остаток по ним начисляются проценты. Причем, в ряде случаев, лишь немногим меньше, чем по классическим срочным депозитам. Учитывая, что средства в цифровом рубле не будут приносить даже минимального дохода, можно сказать, что некоторые превентивные меры в банках уже приняли.

Но более дорогие пассивы не могут не сказаться на стоимости кредитов для заемщиков. Стоит ли ожидать роста ставок по ним? В ЦБ уверены, что нет, «процесс формирования стоимости кредитов не изменится», чему должна способствовать конкуренция на рынке. Но регулятор тут же оговаривается, что банки наверняка переложат часть потерянных доходов на различные комиссии. То есть, «заработав» на остатках по счетам, клиентам придется вернуть эти деньги банкам уже в виде повышенных комиссий. Причем, «под раздачу» попадут и те, кто просто пользуется банковскими услугами, не держа на счетах значительные суммы и не извлекая из них дохода.

И всё-таки, что не так с позицией ЦБ? На мой взгляд, практически все. Высказав свое мнение по поводу некоторых рисков для банковской системы, регулятор пока так и не дал однозначного ответа, для чего рублю в принципе понадобилась новая сущность. Упрекая банковское сообщество в некорректности, сам ЦБ не видит, или делает вид, что не видит, конфликта интересов, который заложен практически в каждой, из представленных моделей, когда ЦБ в одном лице будет держателем кошельков, оператором платформы, осуществлять эмиссию, конкурировать с банками за остатки, и при этом, осуществлять регуляторные функции. Воистину – мегарегулятор! Даже Китай, на который так любит ссылаться наш ЦБ, до такого не додумался, вводя в обращение свою цифровую валюту. Там сохраняется принцип двухуровневой банковской системы. Банки являются владельцами электронного юаня, гарантируют платежи, владеют системой корреспондентских расчетов, а Банк Китая лишь поддерживает стабильность системы, чем и должен заниматься регулятор. Задекларирована и цель проекта – вытеснить оборот наличных денег.

И наконец, всем кроме ЦБ очевидно, что концепция цифрового рубля, к сожалению, рассматривается в полном отрыве от судьбы банковского сектора, нет никаких точных оценок и прогнозов относительно влияния на кредитно-денежную политику, на модели банковского бизнеса и финансовый рынок в целом. О чем вообще можно полемизировать, если регулятор даже не представил ни одного сценарного анализа по каждой из моделей.

Что случится с идеей цифрового рубля дальше? Ответ понятен – цифровому рублю быть. Однако, прежде чем вводить его в обращение, нужно все-таки определиться зачем это делать, какая основная цель. Без этого понимания, все что описано в концепциях, можно реализовать уже имеющимися средствами. Да и сам проект имеет все шансы оказаться мертворожденным. Такие примеры уже существуют, кейс Эквадора, например, где государство так и не смогло объяснить толком цели введения цифровой валюты и в ответ получило активное противодействие коммерческих банков и после нескольких лет существования проект был заморожен.

Остается надеяться, что в ближайшие несколько месяцев ЦБ все же проведет работу над собственными ошибками, внимательно изучит международный опыт, в том числе негативный, и предоставит на суд банковского сообщества документ с более глубоким анализом.

  • Константин Воробьев
  • Finversia.ru

Finversia-TV

Горячая цифра

Корпоративные новости

Все новости »