Finversia-TV
×

Неотвратимость наказания или зачем мегарегулятору расширяют полномочия? A A= A+

В ближайшее время Госдума утвердит ряд принципиально новых поправок, которые касаются Банка России – мегарегулятора предлагается наделить новыми и чрезвычайными полномочиями в вопросах банкротства банков, ответственности как их владельцев, так и топ-менеджеров. Так почему же возникла необходимость в столь экстренных законодательных новеллах?

Наступивший год запомнится не только тем, что поправки будут внесены в основной закон страны, но и ещё очередным годом усиления полномочий Банка России. Полномочия эти, напомним, множатся с момента придания ЦБ статуса мегарегулятора в 2013 году, но каждый раз не устаёшь удивляться – куда же больше? Процессу этому, однако, нет ни конца, ни края. Второй вопрос, который напрашивается в этой связи, звучит примерно так: зачем понадобились столь радикальные меры? Но прежде – о самих новеллах.

Депутаты считают, что нынешние нормы в законодательстве не позволяют эффективно бороться с выводом активов из проблемных банков. Формулировка отдельных статей закона о банкротстве предписывает проводить длительные расследования по установлению «ущерба крупного размера», однако это не всегда по силам исполнительным органам, поскольку требует «большого погружения в тему». Поэтому в момент, когда регулятор принимает решение об отзыве лицензии, в компании уже ничего не остаётся – в прямом смысле слова.

Депутаты предлагают разрешить ЦБ начинать действовать на этапе доследственной проверки. Предполагается, что поправки позволят регулятору обращаться в суд за предписанием применения обеспечительных мер, например, ареста активов.

Другой новацией станет расширение такого понятие как «контролирующее лицо» – предполагается обязать банки вести перечень таких лиц, а также вносить таковых в список на основании решений специально учреждённых внутри компании комитетов. Но это далеко не всё – планируется наделить Банк России ограничениями права на выезд из страны «лиц, которые в течение трёх лет до этого осуществляли в кредитной организации функции единоличного исполнительного органа, его заместителя, члена коллегиального исполнительного органа или главного бухгалтера, а также были включены в перечень контролирующих финансовую организацию». Пока непонятно, в какой редакции будет окончательно принята данная поправка, но уже очевидно, что вопросов с ограничениями конституционных прав не избежать.

С одной стороны, такие инициативы кажутся вполне логичными. Все мы наслышаны об историях вывода активов в офшоры с последующим отъездом заграницу бывших акционеров и контролирующих лиц банков, попавших под санацию или банкротство. «Неотвратимость наказания в финансовой сфере — это ключевая вещь», — считает председатель ЦБ РФ Эльвира Набиуллина. Правда, я всегда полагал, что это должны быть интересы клиентов, а про неотвратимость наказания, к другому ведомству. Но, где я и где глава ЦБ РФ? Тем не менее, что мешало и мешает сейчас эффективно осуществлять мониторинг и контроль над работой банкиров, выявлять контролирующих лиц и вовремя подавать иски против бывших владельцев?

Похоже, что народные избранники, ряд государственных ведомств, поддержавшие новые законодательные инициативы, считают текущий механизмы работы мегарегулятора, со всем его клубком противоречий, бюрократией и конфликтов интересов, нерабочей историей. Масштабы очистки банковского сектора свидетельствуют, что качественного мониторинга финансового состояния российских банков обеспечено не было. Это значит, например, что институт полномочных представителей, которые прикреплены к банкам и в чей функционал входит предупреждение негативных явлений в работе финансовых институтов, оказался полностью неэффективным. Или, для чего нужна вся эта орда из различных кураторов и проверяющих, для взаимодействия с которыми банкам приходится держать целые подразделения не приносящие доходов?

Очевидно, что политика Банка России уже давно нуждается в глубоком реформировании. Некоторое время назад к регулятору возникли претензии и со стороны Счётной палаты. Аудиторы особо подчеркнули, что ЦБ представляет «собой вещь в себе» – сам ставит перед собой цели, определяет критерии их достижения и сам же оценивает успешность своей работы.

Неэффективность политики ЦБ РФ видна далеко не только Счетной палате, поэтому в дискуссию начинает вовлекаться все большее количество людей. Вся энергия ЦБ, все имеющиеся ресурсы были брошены на решение главных задач, которые регулятор себе сам и поставил, — зачистка рынка и укрощение инфляции. Но мы знаем, что дефляционная политика и меры по стимулированию экономического роста плохо друг с другом согласуются, а снижение конкуренции прямым образом влияет на качество обслуживания и продуктов.

Абсолютно очевидно, что идея создания мегарегулятора себя не оправдала и в сегодняшней конструкции ждать от ЦБ действий, направленных на стимулирование банковской отрасли, а значит и экономики в целом, не приходится. Только изменение мандата Центрального банка, а возможно, и дробление всей этой структуры может обеспечить дальнейшее развитие отрасли. Одним из вариантов могло бы стать выделение функций банковского надзора из периметра ЦБ. Несмотря на всю радикальность, идея не нова. В США, Японии, Швеции, Германии давно живут в такой парадигме.Это, в значительной мере, способствовало выявлению проблем на ранних стадиях и созданию системы консультирования банков. Кроме того, это решило бы конфликт интересов в санированных банках, где ЦБ фактически сам себя контролирует и проверяет. Целесообразно было бы наделить Центробанк функциями по регулированию конкуренции с ответственностью за ее состояние, законодательно ограничив долю госбанков, а на макроэкономическом уровне закрепить часть ответственности за экономический рост.

Создать систему, которая пресечёт все виды злоупотреблений невозможно. Поэтому результатами нововведений, прежде всего, станет усиление консолидации банковского сектора, более жесткая, не всегда оправданная регуляторная и надзорная политика, дальнейшее снижение прибыльности банковского бизнеса, рост барьеров для выхода на банковский рынок для новых игроков, ухудшение делового климата и инвестиционной привлекательности. Небольшие частные банки будут активней уходить с рынка либо через приобретения, либо через сдачу лицензий.

Пострадает и корпоративное управление, которое в нашей стране и так находится в зачаточном состоянии. Усиление рисков не останется без внимания топов, совета директоров и акционеров банков. Не исключаю  что в скором времени мы увидим в банках как номинальных директоров, так и очередной переток квалифицированных руководителей в области, неподконтрольные мегарегулятору.

Последняя статистика и высказывания руководства ЦБ красноречиво свидетельствовали, что острая фаза борьбы за чистоту банковской системы осталась в прошлом. Или нет?

  • Константин Воробьев
  • Finversia.ru

Finversia-TV

Горячая цифра

Корпоративные новости

Все новости »