Finversia-TV
×

Птичку жалко… A A= A+

Ходит птичка весело По тропинке бедствий, Не предвидя от сего Никаких последствий.

Начальница МВФ Кристалина Георгиева заявила, что глобальная экономика почти остановилась. Причём, похоже, «почти» — это эвфемизм, чтобы подсластить горькую пилюлю. «Мы — в рецессии, она намного хуже, чем глобальный экономический кризис», — добавила она.

А чего вы хотели? Тот самый случай, когда «за что боролись, на то и напоролись». Проще говоря, человечество решило повторить неудачный библейский эксперимент и затеяло построить экономическую Вавилонскую башню. Поначалу всё вроде бы складывалось: производство постепенно переводили в страны с дешёвой рабочей силой, а мозги повсеместно закупали и концентрировали в какой-нибудь там Кремниевой долине и платили им, мозгам, много, чтобы ни в чём не знали нужды и никуда не рыпались.

Но потом что-то приключилось. Азиатские «дикари» перестали отдавать золото за стеклянные бусы. К тому же выяснилось, что и не дикари они вовсе, а вполне себе нормальные конкуренты в интеллектуальной области — умеют учиться и генерировать идеи. Или уж во всяком случае — успешно развивать идеи заимствованные. Что, на самом деле, не есть чисто азиатское свойство — вся евроатлантическая цивилизация построена, мягко говоря, на заимствованиях. Не станем забывать, что порох, фарфор, шёлк и бумагу первыми сделали китайцы — в те незапамятные времена, когда европейцы едва ли не в звериных шкурах ходили…

Но оставим в покое древнюю историю и поговорим о глобализации. Откуда она вообще взялась, эта напасть? Если хотите более или менее точных определений, зайдите хотя бы в википедию, там всё написано умными словами. И о международном разделении труда, и о миграции, и о включении в мировой рынок, и о тесном переплетении региональных и национальных экономик. Единственно, о чём там не написано: кто конечный бенефициар всех этих процессов?  

Кстати, впервые термин «глобализация» употребил всё тот же Карл Маркс, и говорил о ней, как о событии свершившемся, ещё в конце 1850-х годов. В его интерпретации это было создание мирового рынка. Ну, простыми словами, когда все начали торговать со всеми. Не буду мучить вас банальностями по поводу изобретения новых средств связи и транспорта, сделавшими в конце концов доступными самые дальние края типа Австралии, Южной Америки или Антарктиды. А уж когда в 1960-х вышли в космос, горячие головы решили, что начинается новая эра — сотрудничества и процветания. Головы же холодные, не разделяя массовых утопических устремлений, искали в глобализации сиюминутную и завтрашнюю выгоду. А то ищет, тот, как известно, обрящет.

Только не думайте, будто бы под выгодоприобретателем я разумею исключительно США, злонамеренные и жадные. До поры до времени развитие мировой торговли было выгодно всем: каждый кидал в топку глобализации то, чем был богат: нефть с газом, зерно и мясо, станки и автомобили, пуховые подушки и джинсы. Кто-то жил беднее, кто-то богаче, но экономика в целом развивалась по формуле «деньги — товар — деньги’». А потом кто-то решил, будто мы уже вошли в постиндустриальный мир («мы» — это далеко не все, а так, приблизительно шестая-седьмая часть человечества, именуемая «золотым миллиардом»), и надо всё менять. Особо никого не спрашивали, а установили новые правила явочным порядком. И всё перевернулось с ног на голову. Как раз с этого времени глобализация и приобрела свой нынешний вид, когда «корешки» оказались в основном на азиатском континенте, а «вершки» собирали главным образом — на североамериканском.

Казалось бы, на сей раз Вавилонскую башню удалось-таки построить. Кризисы, время от времени её сотрясавшие, особого урона не наносили и их удавалось залить денежными потоками (благо, печатный станок в Штатах работает исправно). Экспертов, суливших грядущие беды, обзывали алармистами и предпочитали не слушать, уповая на некую изначальную (невидимая рука рынка!) сейсмоустойчивость глобальной башни.

И тут, нежданно-негаданно, явился Covid-19. Проще говоря — новый грипп, которому почему-то стали придавать поистине сакральное значение. Хотя пока даже статистически он не кажется опаснее какого-нибудь «гонконгского» или, тем более, «испанки». Да, действительно, вирус неизвестный, весьма прилипчивый и дающий тяжёлые осложнения. Но пневмонией осложнялись и все прежние гриппы. Откуда же тогда паника, сковавшая все страны и континенты? Возможно, виной тому те жёсткие меры, которые предпринял Китай, где впервые обнаружилась болезнь. Или итальянская трагедия, где особых мер, наоборот, не предпринимали и вляпались в эпидемию по самые уши. И, наконец, самый тяжёлый эффект пандемии — развитие ситуации в США, с их хвалёной медицинской системой.

Хорошо, примем за аксиому тот факт, что на планете действительно разразилась пандемия нового вируса, с которой пока справляются не все (китайцы, кстати, справились первыми). Но является ли она основанием для всеобщего жёсткого карантина, массового закрытия предприятий и, в конечном счёте, паралича экономики — не в отдельно взятой стране, а во всём мире? Где здесь объективная необходимость, а где — самодеятельность тех или иных правительств?

Если попытаться найти корни паники, то они обнаружатся ещё в одной глобальной структуре — Всемирной организации здравоохранения. Уж не знаю, работают ли в ВОЗ специалисты, признанные научным сообществом эпидемиологи и вирусологи. Или, как и во всех остальных глобальных организациях, бал правят чиновники? Судя по заявлениям ВОЗ, скорее тут как раз второй вариант. Чего стоит только призыв — на фоне развития пандемии — придавать больше значения сестринскому делу. Ну ладно, ВОЗ констатирует, что в мире недостаёт как минимум 5,9 миллиона медицинских сестёр. А что предлагает? Да, собственно, ничего конкретного. Доклад длинный, но, кроме общих слов и призывов, в нём ничего нет (доклад о пользе марихуаны куда более убедителен). В МВФ, положим, тоже любят общие слова, но у них хоть деньги есть. У ВОЗ вроде тоже есть, но я понимаю Дональда Трампа, который пригрозил, что США не станут платить в эту организацию взносы, так как он разочарован её позицией в отношении пандемии Covid-19. И в самом деле, заявления ВОЗ по поводу пандемии невнятны, противоречивы и не столько помогают странам, где свирепствует новый вирус, сколько сеют непонимание и панику.

…Если оценивать глобализацию с позитивной точки зрения, то она, через свои структуры, должна бы организовать борьбу с пандемией и мировой экономической рецессией. Ведь для этого-то и созданы все глобальные институты, инструменты и механизмы. Но пока мы видим, как каждая страна пытается противостоять беде исключительно собственными силами, иногда — с помощью других стран, располагающих нужными ресурсами. Таким образом, глобализация демонстрирует полный провал. А ведь сколько было высказано умных слов в её защиту… Сколько разнообразных действий предпринято для того, чтобы ещё больше активизировать процесс. Поистине, «ходит птичка весело по тропинке бедствий, не предвидя от сего никаких последствий». Вот они и случились, бедствия, а какими будут последствия, и предвидеть сложно.

А птичку жалко. При правильном раскладе можно было бы наладить действительно плодотворное сотрудничество во многих областях человеческой деятельности. И со временем прийти к тому самому «мировому правительству» или «мировому совету», которые так живописно представлены и у романтичного Ивана Ефремова, и у вечно сомневающегося Станислава Лема, и у ироничных Аркадия и Бориса Стругацких. Потому что сама по себе глобализация — вовсе не приговор, а альтернатива разным межгосударственным склокам и национальному эгоизму. Но пока не получается, и мы снова откатываемся назад. Надолго ли? Бог весть…

  • Людмила Коваленко
  • Finversia.ru

Finversia-TV

Горячая цифра