Finversia-TV
×

В «коридор» впишемся A A= A+

Марина ТАЛЬСКАЯ

https://www.facebook.com/talskaya

Инфляция в первую неделю августа добавила адреналина экономистам своим всплеском, да и успокоилась. Традиционный сезонный фактор — дешевеющие огурчики-помидорчики и прочий виноград — не дал ей даже шанса развернуться. Хотя аналитики знают: как правило, сезонное сокращение цен на продовольствие обычно сопровождалось дефляцией в июле–августе. Дефляции не случилось. Инфляции тоже.

Приамурье и Южный Урал затопило уже после того, как был собран основной урожай зерновых (да и в принципе в этих регионах не самые значимые злаковые угодья). Так что виды на урожай, хоть до рекордов и не дотянули, оказались весьма мощным сдерживающим антиинфляционным фактором. Вопрос: сколько зерна будет отправлено в запас и как это в итоге повлияет на рост цен — специалистам представляется малозначимым.

Очередной рост тарифов на энергоносители, услуги ЖКХ и железнодорожные перевозки не стал инфляционной гирей. Прежде всего, из-за эффекта базы. Августовский прирост тарифов естественных монополий — третий по счету в этом году (до того — в январе и июле) — оказался практически «растворен» в предыдущих повышениях.

Самые серьезные инфляционные опасения были связаны с поведением рубля. Но и процесс «ползучей» девальвации притормозил. В сентябре, по некоторым прогнозам, национальная валюта может вновь начать выкидывать коленца. Но основные эскапады рубля, майско-июньские, инфляцией уже отыграны.

Основная макроэкономическая интрига переносится на сентябрь. Если тренд на снижение инфляции подтвердится, Банк России просто вынужден будет снизить базовые процентные ставки. Они у нас, конечно, для галочки. Но давление на рубль оказывают. А рубль, в свою очередь, — на инфляцию. Есть шансы на продолжение сериала.

Впрочем, эксперты не сомневаются: к концу года инфляция если и не впишется четко в заданный ЦБ «коридор» 5–6%, то лишь слегка из него выйдет. Ну, максимум до уровня 6,3–6,5%. Не существенно. Пережить бы традиционный предновогодний рост бюджетных расходов…

Разговор о триаде «рубль–инфляция–ставки» уже переходит в разряд академических. Еще недавно за поведением этой птицы-тройки эксперты следили из соображений «а как это скажется на росте экономики». Никак. Экономика пока на все эти плавные графики не реагирует. «Результаты монетарного анализа не дают явных оснований рассматривать монетарные факторы в качестве основной при­чины текущего замедления экономической активности», — деликатно сформулировал Центробанк в обновленном докладе о денежно-кредитной политике.

Нужны другие внятные стимулы.

Дмитрий САВЧЕНКО

https://www.facebook.com/savchenko1

Главный аналитик Нордеа Банка

САВЧЕНКО

Существует такая закономерность: снижение рубля на 10% добавляет примерно 2% инфляции в долгосрочной перспективе. Но пока вклад слабого рубля в инфляцию небольшой.

В ближайшее время инфляция будет снижаться, и на это будет работать прежде всего сезонный фактор: ожидается урожай лучше, чем в прошлом году, и продуктовая составляющая не будет подталкивать рост. На мировом рынке цена на ключевые компоненты продовольствия сейчас тоже снижается, что не может не сказаться на нашем рынке. У нас инфляция хорошо скоррелирована с мировыми ценами на зерновые. Так что примерно до конца сентября инфляция будет снижаться.

После опять пойдет нарастание. В первую очередь потому, что к концу года традиционно возрастут бюджетные траты. Ну, и уйдет эффект от снижения цен на продовольствие. Но скорее всего к концу года уровень инфляции остановится на отметке 6,3–6,5% — вполне комфортной для российской экономики.

Разговор об инфляции сейчас так интересен еще и потому, что Банк России в ближайшее время будет стоять перед выбором: снижать или не снижать базовые ставки. ЦБ сейчас ждет подтверждения тренда снижения инфляции, чтобы принимать решение относительно ставок. Мы считаем, что инфляция будет снижаться и Центробанк уже в сентябре понизит ставку рефинансирования на 25 б.п. Именно через это решение инфляция будет влиять на рынок.

Вряд ли снижение ставок отразится на стоимости рубля — ожидание этого уже заложено в текущих уровнях курса. Другое дело, если ЦБ намекнет на дальнейшее ослабление монетарной политики, тогда это может сказаться на рубле сдержанно-негативно.

6% инфляции: адекватный годовой прогноз

Кирилл ТРЕМАСОВ

Директор аналитического департамента НОМОС Банка

ТРЕМАСОВ

Годовой показатель инфляции за последние пару месяцев действительно сильно снизился — с 7,4% в июне–июле до 6,5% на 1 августа. Но статистика Росстата за первую неделю августа выглядит довольно тревожно. Там фиксируется заметный рост цен по отдельным группам товаров, в том числе продовольственным, плюс резко пошли вверх цены на бензин — 1,4% за неделю.

Думаю, не последнюю роль в общей инфляционной картине играет ситуация с рублем. Мы наблюдаем такую ползучую девальвацию: с начала года рубль потерял по отношению к доллару около 10%. И учитывая очень высокую долю импортного продовольствия на рынке, этот фактор не может не играть важной роли в общей инфляционной картине. Ситуация с валютой — фактор явно инфляционный.

С другой стороны, понижающее влияние на цены оказывает общая ситуация в экономике. То, что мы находимся в состоянии рецессии, лично у меня сомнений не вызывает. Это уже не стагнация, а именно спад. Пока достаточно плавный, но, тем не менее, экономика движется вниз. Внутренний спрос слабеет. И слабеющий внутренний спрос — фактор, который оказывает понижающее давление на цены. Так что я думаю, что удержать инфляцию в пределах 6% при такой картине экономики — не должно составить большого труда. К концу года, полагаю, цены все-таки вернутся в тот целевой диапазон, который ЦБ обозначил, — 5–6%. 6% — это, мне кажется, актуальный годовой прогноз, вполне адекватный.

Как будет развиваться ситуация с рублем? ЦБ пока свою политику на валютном рынке не меняет: как обозначил объемы интервенций, так и следует четко установленной стратегии. Принципиальных действий, направленных на ослабление национальной валюты, я не вижу. То, что рубль падает, — это следствие не внутренних факторов, а внешних. Падают практически все валюты развивающихся рынков — это глобальный тренд, заданный общей ситуацией в мировой экономике, который заключается в том, что США сейчас являются локомотивом мирового экономического роста, экономическая ситуация там улучшается, мы видим ускорение роста ВВП США. В развивающихся странах, напротив, ситуация практически везде ухудшается, и инвесторы в целом сейчас достаточно негативно относятся к развивающимся рынкам. Отток капиталов с развивающихся рынков — тенденция, которая продолжается уже несколько месяцев, и пока не видно разворота этим потокам.

И пока сохраняется такая неблагоприятная внешняя ситуация — а падение рубля, повторяю, это результат внешней конъюнктуры — снижение ставок ЦБ, чего многие ожидают, на мой взгляд, было бы все-таки рискованным шагом. Хотя для такого снижения и есть определенные основания, связанные со слабостью экономики и с замедлением инфляции. Но не позволяет ситуация на валютном рынке. Если ЦБ снизит ставки, это усилит давление на рубль. И получится такая нелогичная картина: с одной стороны, ЦБ снижает ставки, как бы играет против рубля, с другой — наращивает объемы интервенций, защищая его.

Не «любой ценой»

Дмитрий ХАРЛАМПИЕВ

Руководитель направления по макроэкономике банка «Петрокоммерц»

ХАРЛАМПИЕВ

Наиболее выраженное влияние на инфляционные процессы в ближайшее время будет оказывать изменение (снижение) цен на плодоовощную продукцию. Также продолжит распространяться эффект июльского повышения тарифов на товары и услуги естественных монополий. Усиление волатильности рубля, особенно в августе — первой половине сентября возможно, однако существенного воздействия на темп инфляции данный процесс не окажет, в силу, во-первых, наличия заметного лага, во-вторых, наличия практики хеджирования валютного риска, в-третьих, что наиболее существенно, умеренной долей импорта в структуре потребления по сравнению с 2007-м и тем более 1997 годами. В «коридор» 5–6% войти, как минимум локально, может, получится, причем, вероятно, это произойдет уже в августе–сентябре. В том, что инфляция в следующем году опустится ниже 5%, есть серьезные сомнения, особенно в свете прогнозируемого снижения ставок по операциям регулятора.

Важно помнить, что инфляционные процессы в определенной мере являются индикатором состояния потребительской активности. Соответственно, абсолютно оправданным тезис «добиться снижения инфляции любой ценой» назвать нельзя.

Finversia-TV

Горячая цифра