Finversia-TV
×

Алексей Родин: «Куда важнее быть финансово культурным, чем финансово грамотным» A A= A+

Алексей Родин, управляющий активами, основатель Агентства семейных финансов InvestArt advisors, в интервью порталу Finversia.ru рассказал, что делать во время кризиса, когда государство отменит пенсию и почему финансовая культура важнее финансовой грамотности.

– Алексей, скажите, то, что происходит сейчас на рынках – это ужас-ужас?

– Я не буду строить прогнозы. Это может быть просто коррекцией, а может быть и настоящим началом кризиса, который в принципе все уже ждут. И строить прогнозы считаю неблагодарным занятием, так как всё может быть. Например, в декабре, год с лишним назад, S&P-500 тоже падал, и тоже кое-кто кричал, что, мол, вот он – кризис. А на самом деле это было всего лишь сильной коррекцией.

– Сейчас идут разговоры о довольно серьёзной коррекции и о высоком уровне волатильности, и всё это вызывает страх.

– Сейчас мы наблюдаем первый случай настолько быстрого 10-процентного падения S&P-500 за шесть дней, и это первый такой случай. Плюс коронавирус, который выступает в роли чёрного лебедя. Это охватывает все страны. Все тем или иным образом от этого страдают. И, конечно, центробанки будут заливать экономику ликвидностью. Что ни к чему хорошему, скорее всего не приведёт. Будут появляться компании-зомби, проблемы будут копиться.

– Говорят, к весне мы уже забудем о коронавирусе.

– Не знаю. Я не вирусолог. Я смотрел статистику, и не сказал бы, что речь идёт о пандемии. Да, ситуация действительно тяжёлая, но говорить о том, что это какой-то край, я бы пока не стал.

– Я правильно понимаю, что вы стараетесь не вникать в причины и следствия, а подходить прагматично?

– Я вникаю, но при этом 100-процентных прогнозов не строю, потому что считаю это неправильным. Я подхожу с другой стороны, стараясь защититься от всех возможных рисков. Год назад я сам перешёл в защитные активы: в облигации, в облигационные фонды. И на каких-то бумагах хорошо заработал. Да, конечно, моя доходность – не такая, как у тех, кто именно гнался за доходностью рынков, сидя в акциях. Но тем не менее, я максимально качественно уменьшил риски. И насколько вижу, сейчас моя доходность примерно совпадает с доходностью тех, кто вместе с акциями проваливался вниз. Наша доходность примерно сравнялась.

– А когда планируете выходить из защитных активов?

– Тогда, когда будет полная уверенность в том, что идёт разворот, что впереди нас ждут обновления максимумов. Я, кстати, буквально вчера от коллег слышал, что, мол, пора покупать. А я же считаю, что нет. Что может быть второе дно, что можно, купив сейчас, очень сильно потерять. Когда увижу настоящие, фундаментальные показатели разворота, то тогда действительно можно входить с целью заработать на росте после кризиса.

– А какой маркер для этого? P/E, цены на казначейские облигации?

– Надо просто следить за рынком. Но пока никаких предпосылок к тому, что будет обновление максимума, я не вижу.

– Может, сейчас стоит докупать облигации, защитные активы?

– Моё мнение: сейчас оптимально как раз переходить в защитные активы либо прибавлять наличных. Кстати, многие институционалы за последние полгода-год перешли в кеш. Тот же Уоррен Баффетт, как я читал, ушёл в кеш наполовину; явно человек понимает, что делает. И когда будет более-менее видно какое-то дно, и что рост в скором времени, то тогда – можно (изменять структуру портфеля на агрессивную).

– У вас много кеша, скажем так, для того, чтобы дождаться дна и начать покупать?

– У меня всё в основном в облигационных фондах и в облигациях.

– То есть они ликвидны?

– Они ликвидны, плюс я лесенкой набираю, чтобы у меня была возможность раз в два-три месяца получать деньги.

– Что за облигационные фонды?

– Облигационных фондов в мире несколько тысяч. На нашем рынке инструментов мало, но даже и у нас есть, куда спрятаться. Например, ETF на американские казначейские облигации. Короткие казначейские бонды – очень хороший инструмент, пожалуй, наиболее надёжный и самый низковолатильный. Плюс есть ещё рублёвое хеджирование, поэтому можно получать доход практически без валютной волатильности.

– Это вы говорите про наш рынок?

– Да, речь о нашем рынке. У человека есть возможность через любого брокера прийти на рынок и купить. Потом, есть фонды на наши еврооблигации, есть фонды на еврооблигации с рублёвым хеджем. И те, и другие – выгодны. На нашем рынке можно найти защитные активы. Конечно, с крупными суммами лучше идти за рубеж, но можно попробовать и у нас.

– Да, интересно. И всё-таки, можно узнать, какова ваша доходность за последний год, когда вы ушли в защитный актив?

– За последний год у меня в валюте доходность 14%. Мне помогли облигации ARAMCO, РЖД. Турция очень хорошо помогла.

– То есть сейчас вы не следите за инвестидеями, не ловите их?

– Нет, я их не ловлю, но слежу – нельзя не следить. Самое главное – не переволноваться. Есть такое расхожее выражение – лучше всего накупить валерьянки и пристегнуть себя к батарее, потому что если воспринимать всё слишком близко к сердцу, то тогда можно закончить инфарктом миокарда и огромным рубцом на сердце. Всё равно рынки отыграют своё. Даже если порой есть какие-то потери, и выходить из акций и вкладываться куда-то не хочется, то всё равно – отыграется. Пока экономика существует в том виде, в котором она есть сейчас, она будет развиваться и любой кризис будет отыгрываться. А если экономика перестанет существовать, то тогда разницы в том, где именно у тебя лежат деньги – в банке или на фондовом рынке – не будет. Тебе нужен будет автомат, тушёнка и спички.

– Как думаете, сейчас есть риск девальвации рубля?

– Риск есть. Он есть всегда, и именно по этой причине я стараюсь делать долгосрочные инвестиции в валюте. Хотим мы этого или не хотим, основная валюта – это доллар. За последние 100 лет инфляция доллара составляет 3%, а у нас она скачет от 5% до 20%.

– Правильно ли я понимаю, что с золотом вы сейчас не работаете?

– Нет, почему? Золото может быть в портфеле в качестве каких-то индексных фондов – у меня, наверное, сейчас есть процентов 7% золота.

– Через ETF?

– Конечно. А смысл покупать слитки, теряя большие деньги на НДС? А если покупать металлические счета, то у них большие спреды… То есть в этом просто нет смысла.

– Акцизы золотодобывающих компаний?

– Акции золотодобывающих компаний тоже да. Но эти акции – не совсем, как золото. Они ещё зависят от рынка.

– Я так понимаю, что за исключением ETF, вы ни с какими активами не работаете?

– У меня есть такой портфельчик на российском рынке – чисто похулиганить, со среднесрочной торговлей в 3 – 5 месяцев максимум.

– Для адреналина?

– Да. На нашем рынке появляются идеи, которые можно реализовать и заработать. Но всё же на данный момент – это всё очень спекулятивно.

– Какое время в день или, скажем, в неделю тратите, на торговлю?

– Фондовый рынок изначально для меня был увлечением, и лишь потом перешёл в профессию. Поэтому я всегда слежу за рынком. Но обычному инвестору не обязательно постоянно сидеть, что называется, в стакане. Достаточно найти, разработать для себя стратегию – долгосрочную, пассивную – и не тратить на это уйму времени и сил. Не всем это нужно. А вот инвестировать нужно всем. В том числе и на пенсию, на образование детей, на приобретение недвижимости. И – на благотворительность – почему бы и нет?

– К какому инвестору относите себя вы – к рисковому или консервативному?

– Скорее, к консервативному. Потому что консервативный инвестор и инвестор, готовый к спекулятивному риску, на длинном промежутке будут иметь схожую доходность. Безусловно, в конкретный момент рисковый инвестор может показать доходность и в 150 % в год, но в долгосрочной перспективе будет примерно то же, что и консервативный. Лет 15 назад у меня был период, когда я активно торговал, но это быстро надоело – сейчас мне больше хочется заниматься семьёй, самим собой, бизнесом.

– Судя по вашим постам в Facebook, вы довольно часто проводите семинары по финансовой грамотности.

– Всё верно. Вы сейчас затронули очень интересную тему – через 20 лет ни у кого не будет пенсии, это понятно каждому. И речь идёт не только о России. У многих государств, включая наше, есть программы по повышению уровня финграмотности, а я, как эксперт Минфина, как раз и провожу такие обучения. Для меня это способ свободного времяпрепровождения. Сейчас запущена программа для предприятий – любая компания может подать заявку на приезд консультанта, который бесплатно прочитает курс.

– И эта инициатива пользуется популярностью?

– Несмотря на то, что программа только недавно запущена, за две недели только ко мне поступило 16 заявок.

– То есть это – ваш гражданский, благотворительный вклад?

– В общем, да. Но честно скажу, что со стороны Минфина есть какая-то оплата, но, чтобы её получить, нужно собрать миллион каких-то справок, написать кучу каких-то бумаг, при этом оплата будет чисто символической. Поэтому да, это мой личный вклад в возрождение в России финансовых династий, потому что мы – первое поколение после 1917 года, которое может оставить что-то после себя. Я был поражён, изучая эту тему: оказывается, до революции 1917 года, русские купцы поднимали Россию, делая это бескорыстно. Без них у нас бы не было ни Третьяковской галереи, ни музеев, ни училищ. Всё это было в нашей стране именно благодаря купцам, организовавшим всё за свои деньги. Многие из них при этом требовали, чтобы их финансовое участие не афишировалось.

– Вы делаете это один или у вас есть единомышленники?

– У меня есть компания, называется Агентство семейных финансов InvestArt advisors. Заложить основу финансовой династии может любой человек. И здесь неважно иметь для начала огромные средства, важно захотеть, важно, так сказать, застолбить за собой место, написав семейную конституцию, важно разработать свою стратегию, поставить конкретную цель (не банальное «заработать много денег»), и в дальнейшем двигаться, идти к ней.

– Но ведь, как вы знаете, в России до сих пор люди боятся создавать что-то, в том числе бизнес.

– Проблемы заключены в нас самих. Да, конечно, у нас как у развивающейся страны есть проблемы и политические, и экономические. Но если всё время ориентироваться на внешние факторы, то тогда лучше просто лечь спокойно, да и помирать. А если думать своей головой, о своей семье, то всё выглядит совсем иначе. Я знаю предпринимателей, которые не просто идут вперёд, но ещё и помогают друг другу, занимаются благотворительностью. Например, я состою в сообществе EQUIUM, так там никто не жалуется, все спокойно работают, ведут те или иные социальные проекты. То есть главное – порядок в голове.

– Вы часто общаетесь с людьми, то есть работаете «в поле». Стали ли люди увереннее, грамотнее финансово, появились ли у них деньги?

– На самом-то деле я не очень люблю понятие финансовой грамотности. Считаю, что это понятие неправильно в корне. Важно быть не грамотным, а финансово культурным. Потому что быть финансово грамотным – это знать, где поставить подпись, а финансовая культура – это понимание того, зачем ты это делаешь, а также того, к чему именно твои действия приведут сейчас и в будущем. И говоря о будущем, подразумевается не только твоё будущее, но и будущее твоих детей. Вот это и есть финансовая культура, и именно её и нужно прививать. И люди потихоньку начинают понимать, что это важно, что никто за них об этом не задумается и ничего на блюдечке с голубой каёмочкой им не принесёт.

– Есть такой нюанс: грамотности можно научиться довольно быстро, как азбуке, а вот с культурой дела обстоят несколько иначе.

– Верно, культуру надо воспитывать. И учитывая тот факт, что дети берут пример с родителей, то именно с родителей и нужно начинать. И у нас, кстати, есть курсы для родителей и для детей. И я считаю, что лучше всего этому обучаться вместе, чтобы сначала родитель что-то осваивал и понимал, а потом, вместе с нами, передавал знание ребёнку. Например, мы раз в год с нашими клиентами и их семьями проводим семейные советы. Ребёнок на конкретном примере понимает важность эффективного отношения к деньгам, совершенно по-другому начинает мыслить, чувствуя собственную причастность.

  • Федор Чайка
  • Finversia.ru

Finversia-TV

Горячая цифра

Корпоративные новости

Все новости »