Finversia-TV
×

Антон Арнаутов: «Венчурного капитализма в России, в классическом его понимании, нет от слова совсем. А стартапы есть!» A A= A+

О состоянии российской финтех-отрасли и проекте по систематизации существующих стартапов в этой области порталу Finversia.ru рассказал Антон Арнаутов, генеральный директор «Финтех Лаб».

- Антон, с 2017 года – момента, когда вы запустили первый финтех-акселератор – прошло не так много времени, но сейчас стартовал уже новый ваш проект – каталог технологических стартапов. То есть всего за два года их количество так возросло, что потребовалось их каталогизировать?

- Каталог, который мы открыли на прошлой неделе (интервью состоялось 1 июля – прим. ред.), сложно назвать самостоятельным проектом. Это, я бы сказал, сопутствующий артефакт – мы захотели, наконец-то, переписать всё, что есть в российском финтехе, во-первых. Во-вторых, хотелось создать полезную вещь для участников рынка, которые могли бы ей пользоваться. Основные наши проекты остаются теми же: это наши акселераторы, в рамках которых мы работает и с банками, и со страховыми компаниями. За всё время через них прошло, наверное, около трети финтех-стартапов (порядка 60 проектов). А если еще и посчитать те стартапы, которые мы набирали для конкурса стартапов на «Финополисе», то можно сказать, что через наши руки прошел весь финтех.

Что касается изменения их количества, то, как я неоднократно говорил, российский финтех-рынок сейчас находится во флэте – такая ровная линия. С одной стороны, это приятно – принципиально меньше проектов не становится. Но и роста не видно. Причины, на мой взгляд, очевидны.

Все материалы Finversia-TV

- Всё-таки, хотелось бы услышать от вас об этих причинах, потому что, если отталкиваться от мировой практики, можно увидеть существенный рост числа различных технологических проектов в финансовой сфере.

- Да, в мире насчитывается несколько тысяч финтех-стартапов. Основная их концентрация – в США. В Израиле, по их собственным подсчетам, порядка тысячи таких стартапов; даже в Бразилии (по прошлогодним данным) их порядка 260, причем, это число удваивается ежегодно. А мы, как настоящие мастера своего дела, из года в год показываем одну и ту же цифру. На любых наших наборах мы постоянно получаем около 150 заявок.

Что касается причин, то начну с того, что собственно стартапов в их классическом понимании в России нет от слова совсем. Также, как нет венчурного капитализма, венчурных фондов и так далее.

- Что же вы тогда каталогизируете?

- Мы привыкли пользоваться этой терминологий, просто чтобы не объяснять людям, что речь, на самом деле, идет о другом. Поэтому, когда мы говорим о стартапах, мы имеем в виду молодые (появившиеся максимум 7 лет назад) технологические компании. Основное отличие от Запада в том, что там стартап – обязательно при участии венчурного капитала, с инвестициями от бизнес-ангелов, фондов и так далее.

- У нас – собственные средства создателей проекта?

- Семья, знакомые, дураки.

- А друзья?

- Да, они тоже попадают. Если серьезно, то у нас это бизнесы, в которые их создатели, на свой страх и риск, вкладывают деньги, найденные где угодно. Но здесь важно понимать принципиальное отличие, скажем, от ларька с шаурмой. При всем уважении к шаурме (и любым подобным предприятиям) – это тиражируемый бизнес. Достаточно просто воспроизвести какую-то существующую бизнес-модель. В моем понимании стартап – это бизнес, пытающийся создать новую бизнес-модель. Естественно, возникают бОльшие риски, чем при тиражировании.

- Тогда, учитывая риски, тот флэт, который вы упомянули – это даже хорошо?

- Это прекрасно. Когда была волна ICO, с российского рынка вымыло очень многих, кто умел хоть как-то кодировать финансовые сервисы. Все поехали куда-нибудь в Сингапур – поднимать деньги. Кстати, многие подняли. Так вот тогда казалось, что всё для нас закончилось. Нет. Оказалось, что земля российская непрерывно «рождает собственных Невтонов». Всегда есть опасения, что на наш новый набор не будет новых заявок, но, к счастью, они не оправдываются. Всё-таки в России очень хорошее образование, а финтех – сфера очень наукоемкая. Кроме того, стараниями регулятора, у нас очень много хороших, грамотных специалистов в финансовой сфере выходят в свободное плавание. То есть сидел человек в своей «тихой гавани», думал, как бы ему выйти из зоны комфорта, а тут – раз, и… Конечно, это было сказано ради шутки, но очень многие финансовые менеджеры, действительно, перегорают – при всей стабильности и надежности крупных корпораций, не так много можно сделать по-настоящему инновационного.

- Сейчас в вашем каталоге больше 200 финтех-стартапов…

- … и каждый день регистрируется более десяти новых заявок.

- Существует ли механизм модерации этих заявок?

- Есть, но пока лишь на уровне защиты от совсем уж очевидной чуши. Если у нас возникают вопросы, то мы связываемся с теми, кто подал заявку. Но глубинной модерации нет. Мы не оцениваем модель бизнеса, деловую репутацию на рынке и так далее. Но есть маленькая хитрость: мы специально маркируем те проекты, которые, например, проходили нашу акселерацию, являются участниками нашей Ассоциации финтех-стартапов или резидентом Сколоково. Эти «шильдики» являются дополнительным отличием проекта.

- При этом вы говорили, что задача каталога – не продвижение «любимчиков»?

- Если бы такая задача перед нами стояла, мы бы не стали собирать (причем, многих -собственными руками) несколько десятков сколковских стартапов.

- А они не в «любимчиках»?

- Мы дружим со Сколоково. Я, вообще, стараюсь дружить со всеми на этом рынке. Но к нашим собственным проектам они не имеют никакого отношения.

- Как вы видите будущее этого проекта? Собираетесь его расширять, добавлять функционал, новые «шильдики»? Как понять, что стартап заслуживает внимания?

- Если мы посмотрим на всемирно признанные справочники по стартапам, то главным критерием состоятельности стартапа там служат привлеченные им венчурные инвестиции. Но для нас это не критерий, как я уже говорил, венчурного рынка у нас нет. Да, нам задают вопросы о привлеченном финансировании, об экзитах, но ответ один: ребята, забудьте, это не про наш рынок. Поэтому попытки найти хоть какие-нибудь объективные критерии состоятельности проектов предпринимаются нами очень активно. Мы попробуем расширить описания проектов через доказанные сделки – пилоты, контракты с крупными участниками рынка.

Кстати, именно путь коллаборации с крупными участниками рынка, единственный путь развития и, может быть, дальнейшего выхода на международные рынки. Мы, в своем акселераторе, пытаемся создавать фабрику таких проектов, конвейер, если хотите, с крупными корпоратами.

- Если посмотреть на принадлежность стартапов тем или иным областям рынка, то что покажет этот срез? На что нацелено большинство проектов?

- Это очень интересный момент. Лично я был уверен, что большинство проектов будет про платежи. Нет. Самая популярная тема, на которую у нас регистрируются стартапы – это маркетинг. Больше 30 стартапов – это чисто маркетинг, еще примерно по 30 команд – про лояльность и про коммуникации (чат-боты и прочее). Получается, что больше половины стартапов – про маркетинг. Есть повод задуматься. Удручает то, что это, так скажем, вспомогательные стартапы, нацеленные на удержание клиентов, на продвижение существующих продуктов, сервисов. Но они не создают эти сервисы. Новых сервисов крайне мало, что печально. Также у нас мало проектов про регтех.

- Ваша цель – это собрать воедино российские финтех-проекты, интех-стартапы. Но, всё же, на кого ваш проект рассчитан? На сами финтех-стартапы или на потребителей их услуг?

- Я преследую некие прагматические цели: у меня есть задача показать рынку (в первую очередь, потребителям услуг – банкам, страховщикам, инвестиционным компаниям), что есть множество интересных проектов. И второе – убедить их, что со стартапами надо учиться работать. Есть такая особенность нашего рынка – пытаются либо торговать стартапами, либо «покупать» стартапы, не понимая, что самое сложное начинается как раз после того, как корпорат начинает с ними работать. Да, мы создаем витрину: заходите, смотрите. Но знайте, что есть нюансы.

- А на эту витрину могут прийти частные инвесторы?

- Безусловно. Более того, состоятельные люди – это, пожалуй, единственный (или один из очень немногих) на сегодня источник привлечения внешнего капитала для проектов. Там, конечно, масса проблем, но это вполне реальная история. Тем более, после того, как мы добавим доказательную базу, о которой я говорил выше, потому что сейчас «матерый» состоятельный стартап никак не отличается от начинающего.

- Вы говорили, что доказательством могут служить пилоты с крупными компаниями, банками. Но ведь далеко не все из них готовы афишировать подобные проекты?

- Конечно, они озабочены идеей сохранения приватности, но, обычно, по прошествии года всё это становится известно, и острота сохранения коммерческой тайны спадает. Но и есть и те, кто, наоборот, заинтересован в публикации информации о сотрудничестве с финтех-стартапами. Поэтому я думаю, что нам удастся найти необходимую информацию.

  • Дмитрий Бжезинский
  • Finversia.ru

Finversia-TV

Горячая цифра

Новости «100 в 1»

Все новости »