Finversia-TV
×

Кирилл Косминский: «Появление регулирования стимулирует развитие краудинвестиций» A A= A+

Рынок краудфинансирования в России постепенно набирает обороты. О ситуации в этом сегменте редакция портала Finversia.ru побеседовала с Кириллом Косминским, исполнительным директором Ассоциации операторов инвестиционных платформ.

- Кирилл, давайте, подведем итоги. Каким был прошлый год для рынка краудфинансирования в целом? Какие на сегодняшний момент есть показатели, характеризующие его развитие?

- Год закончился ростом темпов краудфинансирования – во всех сегментах. Пока итоги за весь прошлый год не подведены – добровольную отчетность с этого рынка собирает Центральный Банк. Пока даже в рамках профильной рабочей группы, которая есть на площадке регулятора с участниками краудрынка, итоги не подведены. Но у нас имеются данные за три квартала 2018 года. Согласно им, объем рынка превысил 11 млрд рублей, что в общем-то сопоставимо с уровнем всего 2017 года. Понятно, что цифра относительно других сегментов финансового рынка (микрофинансирования, страхования и пр.), не очень большая. Но по сравнению с предыдущими годами мы наблюдаем растущий интерес к краудиинвестингу и краудлендигу участников рынка не только из финансового сектора, но и со стороны маркетплейсов, компаний из сферы логистики и других секторов.

Все материалы Finversia-TV

- Объясните, пожалуйста, популярно, чем краудинвестинг отличается от краудлендинга?

- Краудивестиг – это когда мы говорим про инвестиции в стартапы, в доли. Там довольно-таки высокие риски, но и потенциальные выгоды могут быть очень интересны. Если стартап «выстреливает», то вы становитесь держателем акций быстрорастущей компании.

Краудлендинг, на который приходится больше 80% от всего краудрынка в России, это инвестиции в займы посредством интернет-платформ. Здесь есть самые разные направления, начиная от тендерных займов, заканчивая займами под залог недвижимости через платформу.

И есть еще, наконец, традиционный краудфандинг, который подразумевает не инвестиционные цели вложений: благотворительность, творческие проекты, социальные, общественные и пр. Замечу, что недавно старейшая краудфандинговая компания России Planeta.ru отметила достижение знакового рубежа – 1 млрд рублей собранных средств за все время своего существования. Для российского рынка это очень неплохая цифра.

В целом, год от года наблюдается рост объема средств, собранных через краудплатформы.

- Краудфандинг включается в эти 11 млрд рублей, которые характеризуют масштабы рынка?

- Да, но там речь идет где-то о сотнях миллионов рублей в год. Как я уже сказал, большая часть – это краудлендинг, то есть, инвестиции физических или юридических лиц в займы, как правило, малого и среднего бизнеса.

- В том числе через микрофинансовые организации? Некоторые МФО ведь тоже привлекают инвестиции за счет краудинструментов?

- Да, привлекают, есть прецеденты. Но мы, как и регулятор в своих статистических отчетах, отделяем сегмент микрофинансирования от краудрынка. У МФО своя отчетность. Но если у микрофинансовой компании есть своя платформа для привлечения коллективных инвестиций, то эти цифры собираются в рамках добровольной отчетности.

- Сколько вообще краудплощадок сейчас в России?

- Точной информации нет. Потому что, во-первых, хоть сейчас и подготовлен соответствующий законопроект, пока эта сфера еще не регулируемая, и соответственно нет четкой методологии, кого относить к краудплощадкам. Но на основании общемировой методологии, на основании нашего мониторинга, а также данных тех компаний, которые входят в рабочую профильную группу при Банке России, мы оцениваем, что площадок порядка 30.

- Вы упомянули про регулирование и законопроект. Насколько краудрынку это вообще необходимо? К чему может привести то, что он попадет под контроль регулятора?

- Насколько ему требуется регулирование? Здесь могут быть очень разные точки зрения. У тех же участников рынка, у бизнеса могут быть диаметрально противоположные мнения. На мой взгляд, регулирование в целом требуется. Прежде всего, для формирования правил игры – понятных для бизнеса и одновременно для клиентов. Чтобы пользователи, которые инвестируют свои средства в инструменты через краудплатформу, понимали, что это за компания, находится ли она под надзором и пр. Предполагается, что это будет под эгидой нашего мегарегулятора – ЦБ.

И соответственно регулирование нужно, чтобы снизить риски правовой неопределенности. Для этого, прежде всего, необходим закон. Он также нужен для того, чтобы создать стимулы для развития инструментов, в том числе интересных социальных, общественно значимых проектов, которые могут развиваться через краудфандинг. И здесь речь не про какую-то финансовую помощь государства, а, скорее, про информационную поддержку. Хотя, возможно, стоит на перспективу обсуждать и вопрос налоговых льгот – наравне с иными историями, связанными с благотворительностью.

Если же мы говорим про инвестиционную составляющую, то здесь, в принципе, открываются большие возможности для финансирования проектов малого и среднего бизнеса. Развитие МСП, как известно, сейчас – это один из национальных приоритетов. И если краудлендинговые компании способствуют тому, что малый бизнес может получить финансирование там, где отказывают банки или МФО, либо в случаях, когда это более удобно, то, безусловно, я считаю, что стоит говорить о том, как стимулировать эти альтернативные формы финансирования. Для повышения доступности финансирования, для увеличения объемов кредитования предпринимателей в целом.

- В какие отрасли в основном инвестируют через платформы? И можете рассказать о каких-то интересных кейсах, скажем, с наибольшей доходностью?

- Здесь мы не можем под одну гребенку подвести все платформы, все инструменты и способы инвестирования. Потому что рынок достаточно разнообразный. Есть инструменты потокового инвестирования, как, к примеру, у дочерней компании Альфа-Банка, когда клиент размещает средства на специальный счет, и они в автоматическом режиме вкладываются в займы тем клиентам уже непосредственно банка, которые включаются в целевой пул. И там доходность может составлять до 18% годовых.

Другой способ – прямые вложения, когда инвестор или потенциальный интересант может разместить деньги в заем конкретному предприятию. Причем он может сам выбрать из доступных вариантов разные опции, например, срок вложений. Или отрасль. Скажем, в которой он больше разбирается. Или проект, описание которого ему понравилось, в который он поверил. Это может быть расширение бизнеса в ритейле, финансирование под очередной сезон в цветочном бизнесе, покупка новой торговой точки или автотранспорта для логистической компании. Спектр очень разнообразный. К сожалению, ни у нас, ни у ЦБ, пока нет статистики по секторам. На нее было бы очень интересно посмотреть. Но, возможно, сейчас еще рано, рынок должен дойти до той стадии, когда такую разбивку можно будет делать.

- А ведь еще бывают мультиотраслевые платформы, как та же Planeta.ru, а бывают специализированные, работающие с одним сегментом рынка, как, к примеру, компания Активо, привлекающая деньги в недвижимость.

- Да, безусловно. Есть платформы, которые специализируются на предоставлении тендерного финансирования, когда предприниматели ищут обеспечение для участия в госконтрактах. Это один из основных подсегментов, существующих в рамках краудлендинга в целом. Потому что это достаточно стандартизированные условия, их легче оценивать. Но исходя из мирового опыта, краудлендинговые проекты могут быть самыми разными. Начиная от оборотных займов, заканчивая инвестиционными целями. И здесь, вы правы, каждая платформа стремится специализироваться на чем-то одном. Но пока, исходя из того, что наш рынок еще только начинает расти, никто локтями не толкается, в общем-то, здесь есть возможности для развития всех вариантов.

- А кто вообще инвестирует через краудплатформы? Можете нарисовать какой-то портрет среднего российского клиента? И вот еще такой вопрос. Два-три года назад одной из основных проблем для развития краудрынка специалисты называли очень слабое доверие к площадкам со стороны потребителей. Как сегодня обстоят дела? Доверие появляется?

- Доверие постепенно растет, но, конечно, пока отношение к краудинструментам во многих случаях еще очень осторожное. Доверие прямо пропорционально тому времени, которое платформа работает на рынке. Потому что клиенты видят, что у компании, у краудплатформы есть история, есть портфолио проектов. Соответственно сами платформы стараются максимально качественно отнестись к созданию сервиса для клиентов. Причем, надо понимать, что клиенты у них есть с двух сторон. Это как предприниматели, которые хотят получить финансирование, так и инвесторы, которые хотят выгодно вложить средства.

Если говорить об инвесторах, то портрет следующий. Это человек, который вкладывается с учетом диверсификации своего портфеля, который уже так или иначе пользовался инструментами рынка ценных бумаг. Ему легче объяснить, что такое прямые займы посредством платформы, он понимает, что, почему, откуда берется. Почему краудинструменты чуть более доходные, чем тот же банковский депозит. И поэтому интерес есть.

- Есть ли конкуренция для краудрынка со стороны ICO? Было время, когда даже те, кто изначально успешно привлекал фиатные деньги за счет краудмеханизмов, потом ударились с истории с выпуском своих токенов, «коинов» и пр.

- Я думаю, что определенная конкуренция есть. Но здесь инструменты все-таки ориентированы на разные цели. Тот же законопроект о привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ, который сейчас готовится ко второму чтению в Госдуме РФ, будет регулировать три вида правоотношений: привлечение средств в виде займов (краудлендинг), привлечение средств в доли (краудинвестинг) и привлечение средств в виде выпуска цифровых прав. Термина ICO в законопроекте нет, но по сути, это как раз то самое. Кроме того, когда мы говорим об ICO, то дополнительно будет внедряться регулирование цифровых финансовых активов.

Но, если посмотреть на суть механизма, то здесь действительно есть повод говорить о конкуренции краудрынка и ICO, поскольку у предпринимателя есть выбор – привлекать средства в традиционных деньгах или в крипте. А также выбирать платформу, которая готова сопроводить тебя в поиске инвесторов, выбирать оптимальную с правовой точки зрения оболочку, кого ты хочешь видеть в партнерах – акционеров, инвесторов, спонсоров. Рынок позволяет выбрать на текущий момент любой инструмент. Поэтому я не думаю, что конкуренция будет какой-то жесткой. Скорее, сейчас можно говорить, что разные сегменты коллективных инвестиций дополняют друг друга.

- Расскажите, пожалуйста, на что нужно обращать внимание при выборе площадки? Скажем, на некоторых краудинвестинговых ресурсах предлагаются проекты с 60%-ной годовой доходностью. Стоит ли насторожиться, когда видишь такой проект?

- Безусловно, насторожиться нужно, потому что такое предложение стопроцентно подходит под один из критериев финансовых пирамид. Все соответствующие предупреждения опубликованы на сайте ЦБ, и одно из них гласит, что если предлагается доходность, кратно превышающая среднерыночную, то это явный повод, чтобы не связываться с подобным ресурсом. Добросовестные, прозрачные краудплатформы, как правило, не могут предложить такую высокую доходность.

Также стоит обращать внимание на то, где зарегистрирован сайт, в каком домене. Если в российском, то это уже такой небольшой плюсик в пользу того, что это платформа, которой можно доверять. Нужно обращать внимание на руководство компании, которое основало платформу, какой у людей бэкграунд. Информацию можно поискать в открытых источниках. Если они работали, скажем, в банковском секторе, то гораздо больше шансов, что проект находится в руках профессионалов. Многие коллеги в нашу индустрию пришли из финансовой сферы, они имеют необходимый опыт, понимают, как устроены процессы организации финансирования, кто заемщики, что может быть интересно инвесторам.

Еще один важный критерий – это ясность и понятность процедуры инвестирования: куда вы вкладываете деньги. Если вам платформа после регистрации в личном кабинете раскрывает информацию о том, какие проекты предлагаются для инвестирования, описывает характеристики того или иного бизнеса, его местонахождение, финансовые показатели, то это признаки добросовестной компании. Тем более это актуально, поскольку вы заключаете прямой договор займа при посредничестве платформы. Если полноценной информации нет, то это еще один очень громкий звонок о том, что возможны существенные риски, что вы вложите деньги, и они могут к вам не вернуться.

- А еще есть платформы, которые создаются специально для сбора средств под один или несколько проектов. Как к ним можно относиться?

- Вы имеете в виду special purpose vehicle, которые заточены под сбор для конкретных разовых целей? Но это, скорее, для инфраструктурных проектов. Да, такие проекты бывают. Сам принцип краудфандинга, как способа коллективных инвестиций в широком смысле можно применять в числе прочего для привлечения средств на конкретный проект. Однако, как массовое явление на рынке краудинвестиций такие проекты не рассматриваются. Все же, когда мы говорим о краудрынке как о сегменте финансового рынка, то речь идет о более масштабных платформах, привлекающих средства от большого количества инвесторов. Таких а-ля маркетплейсах.

- Ваш прогноз на 2019 год. Какие этапы предстоит пройти краудрынку на пути своего становления в ближайшее время?

- Мы смотрим на 2019 год с оптимизмом. Вся индустрия находится в ожидании принятия профильного закона, который будет регулировать нашу отрасль. Это знаковое событие для бизнеса, для клиентов и вообще для людей, которые интересуются инвестициями, задумываются о том, куда вложить деньги, помимо банковских депозитов. Потому что это будет повод сказать – смотрите, у нас есть еще один инструмент, который находится под надзором регулятора, и куда может быть выгодно инвестировать.

Что еще примечательного ждет нас в этом году? Недавно о планах по выходу на рынок сообщили несколько интересных проектов. Во-первых, это сервис Сбербанка, который был заявлен в первом квартале этого года. Они планируют сделать краудинвестиционный сервис в рамках своей экосистемы. Безусловно, это должно вызвать интерес как клиентов Сбербанка, так и в принципе инвесторов. Причем не только к этому сервису, но и в целом к краудиндустрии.

Также компания Ozon объявила о запуске сервиса для финансирования поставщиков – тоже посредством краудлендинга. У дочерней компании Ростеха также появились платформы. Мы знаем о планах запустить специализированную платформу для кредитования авторов под залог объектов интеллектуальных прав. Это тоже инновационный очень интересный сервис. Поэтому мы с хорошим настроем смотрим на этот год и ожидаем, что объемы рынка вырастут больше чем на 10%.

Кирилл Косминский, исполнительный директор Ассоциации операторов инвестиционных платформ

Имеет диплом Финансового университета по специальности «Мировая экономика» (2007), диплом второго высшего образования по специальности «Юриспруденция» в Институте международной торговли и Права (2012). Кандидат экономических наук.

С 2006 по 2013 год работал в Министерстве экономического развития РФ. Занимался совершенствованием банковского, страхового и лизингового законодательства. Один из разработчиков методологии финансовой доступности в России, участвовал в подготовке законодательства о микрофинансовой деятельности и по развитию предоставления госуслуг в электронном виде.

С 2013 по 2016 год работал в Сбербанке России по направлению GR (связи с органами государственной власти).

С 2016 по 2018 год учился в IESE Business School (Испания) по специальности Международный бизнес, получил степень MBA.

С июля 2018 года – исполнительный директор Ассоциации операторов инвестиционных платформ.

  • Владимир Миронов
  • Finversia.ru

Finversia-TV

Горячая цифра

Корпоративные новости

Все новости »

Новости «100 в 1»

Все новости »