Finversia-TV
×

Леонид Корнилов: «Деньги есть. Но нужно дать бизнесу свободу» A A= A+

Председатель совета директоров группы Finbridge Леонид Корнилов считает, что для освобождения от технологической зависимости от Запада нам потребуется несколько лет, но многое будет зависеть от воли государства по ослаблению административного и налогового бремени. Кроме того, экономист дал советы частным инвесторам по диверсификации вложений.

– Леонид, насколько нынешние санкции отличаются от санкций образца 2014 года?

– Параллели провести довольно сложно. С февраля 2022 года против России был введен беспрецедентный объем санкций в рекордно короткие сроки. Например, в отношении Ирана примерно схожий объем санкций вводился в течение 40 лет, а против России – буквально в течение трех недель.

Основные санкции были введены со стороны Запада, однако существенное влияние они оказали и на бизнес в других странах, включая Индию и Китай. Происходит полный разрыв внешнеэкономической деятельности, культурных и образовательных связей. По сути сейчас речь идет о блокаде страны.

Неприкосновенность частной собственности, на которой базируется правовая база США и стран ЕС, стала мифом. Оказалось, то, что подписано на бумаге может быть расторгнуто, а договоренности нарушены. По национальному признаку изымается собственность, счета в банках. Бизнес-школы теряют аккредитацию, закрываются совместные программы, остановлен культурный обмен.

– Чем чревато для нашей экономики и конечных потребителей уход (временная пауза) крупных корпораций?

– Ещё до введения новых санкций правительство предприняло ряд усилий, которые в какой-то степени смягчили удар. Среди них создание национальной платежной системы, которая позволила сохранить рублевую инфраструктуру, снижение регуляторной нагрузки, обеспечение ликвидностью финансового сектора.

Тем не менее, решение международных корпораций стало очень болезненным, Россия слишком сильно интегрирована в глобальную экономику.

Кстати, большое количество бойкотов со стороны иностранных компаний и контрагентов добавляет размах и непредсказуемость новым санкциям. Впервые в истории санкции последовали не только со стороны правительства, но и под нажимом национальных правительств и наднациональных банков, крупный западный бизнес был вынужден ограничивать свою деятельность в России.

– Какие потери будут крайне болезненными или невосполнимыми?

В результате санкций и высокой неопределенности сильный удар нанесен по финансовому и энергетическому сектору, поставкам оборудования и промышленных товаров, приостановлено значительное число транзакций и проектов. Какие-то продукты и услуги совсем уйдут с рынка. Нам понадобится несколько лет, чтобы найти им замену. Менять придется очень многое.

Дальше ситуация в экономике будет определяться тем, насколько быстро будут нормализованы логистические цепочки поставок нефти, газа, угля и металлов в Азию, а также от скорости импортозамещения.

Остро стоит вопрос трансграничных платежей. Международные платежные системы заблокировали прием карт российских банков в иностранных магазинах, а иностранных – на территории РФ. Как будет ситуация развиваться дальше, сейчас сказать невозможно, поскольку комплекс мер такого вида давления еще не полностью реализован. С одной стороны, произошел колоссальный прирост новых пользователей платежной системы «Мир», с другой – блокировка лишила банков-эмитентов и эквайеров хорошего дохода на трансграничных платежах, а граждан – возможности оплачивать покупки, совершать платежи. Российские банки активно начали предлагать выпуск карт UnionPay International, поскольку на них не наложены санкции. Выпуск таких карт сейчас обходится клиентам вплоть до 15 000 рублей за единицу. Но смогут ли обработать платежи по этим картам банки-эквайеры? Далеко не все и везде технически к этому готовы, как в торговом, так и в интернет-эквайринге.

Как мы видим из публичных источников, государство надеется, что частный бизнес сыграет ключевую роль в российской экономике. Однако, очень многое будет зависеть от того, насколько сильно власти будут готовы ослабить вожжи – снизить налоговую и административную нагрузку на малый и средний бизнес, отменить ответственность за параллельный импорт товаров для насыщения рынка. Сейчас вопрос заключается именно в этом, а не в финансировании. Так или иначе бизнес находит деньги. В России есть частные инвесторы, микрокредитные компании, краудлендинговые площадки. Банки выходят со специальными продуктами.

Многое будет зависеть от того, насколько сильно власти будут готовы ослабить вожжи – снизить налоговую и административную нагрузку на малый и средний бизнес. Сейчас вопрос заключается именно в этом, а не в финансировании

В целом курс на освобождение частной инициативы от излишней нагрузки правильный. Так же поступил Иран и во многом это сработало. Однако нельзя забывать, что в России преобладает крупный бизнес. Поэтому хотя новый курс и правильный, но глобально он сейчас ничего не изменит.

– Насколько релевантен для нас может быть, например, иранский опыт?

– Иран стал полигоном, на котором свыше 40 лет отрабатывался механизм санкций, в последние три года он находится фактически в изоляции. Страна, занимающая в мире третье место по величине запасов нефти, за время санкций пережила глубокое падение экономики. Импорт нефти упал в 10 раз, преобладают серые схемы расчетов, инфляция достигла 30-40%. Страна вынуждена много лет подряд практиковать программу «нефть в обмен на товары».

Сравнивать экономики наших стран нельзя. Россия все-таки побольше, чем Иран, против нас не так просто ввести полное эмбарго на торговлю. Тем не менее, по экономике России нанесен схожий набор ударов – по платежному балансу, логистическим цепочкам, заморожены активы ЦБ, идет отток финансового и интеллектуального капитала.

Судя по примеру Ирана, в стране продолжат свою работу IT гиганты – маркетплейсы, кинотеатры, другие онлайн сервисы. Российские компании получат стимул к развитию. Власти собираются активно поддержать IT-отрасль. Правда, по-настоящему сильными IT-компании смогут стать, если только сумеют выйти за рубеж, в том числе на Восток.

Учитывая, что экспортные товары могут упасть в цене и сложности с логистикой, инфляция в стране к концу 2022 г может подняться до 30%, а это означает серьезный рост цен. Как минимум 5% к стоимости товаров прибавят расходы на логистику и другие накладные расходы, которых раньше не было.

Многое будет зависеть от позиции Китая. Это сложная и неоднородная среда. На политическом уровне наши страны связывают крепкие взаимоотношения, но на уровне бизнеса все гораздо сложнее. Есть риск того, что частный китайский бизнес попытается извлечь экстрадоходность от взаимодействия с российским, попавшим в сложную ситуацию. Опасаясь вторичных санкций банки уже разрывают взаимоотношения, многие западные эксперты и преподаватели, сотрудничавшие с институтами Азии, разрывают сотрудничество с российскими студентами и российскими бизнес-школами. В дальнейшем все будет зависеть от того, рассматривает ли Китай конфликт с Украиной как региональный с определенным горизонтом развития или как начало реорганизации мирового порядка в которой он готов занять активную роль. В зависимости от ответа на эти вопросы возможны различные стратегии и соответственно влияние на экономику России.

– Чем могут быть полезны криптовалюты? Учитывая, что в Госдуме уже предложили значительно либерализовать «криптовалютное» законодательство?

– Мы находимся, если не в полной, то в сильной блокаде. Поэтому развиваться рынок будет децентрализованно, то есть так, как он и задумывался. Нынешнее поколение IT, придерживающееся идеи независимости, будет стремиться развивать различные децентрализованные сервисы. Получат развитие кошельки и биржи для обмена деньгами и платежами, сохранения накоплений.

– Какие активы вы бы посоветовали к покупке именно сейчас? Учитывая растущую инфляцию? Какие инструменты позволят хотя бы сохранить капитал (о прибыли речи не идёт)?

– Не стоит сейчас хранить деньги в одной «корзине». Я бы рекомендовал диверсифицировать вложения, исходя из следующих предпосылок.

Чтобы поддержать курс отечественной валюты, регулятор продолжает сохранять высокую ключевую ставку. Многие банки предлагают открыть вклад под 18-21% годовых. Сейчас гораздо выгоднее открыть вклад на таких условиях, чем хранить деньги дома. Тем более, если открывать вклад на длительный период. Но вот удастся ли заработать на рублевых вкладах, зависит еще и от уровня инфляции. Не менее сложно дать прогноз по доходности вкладов в валюте в условиях высокой волатильности рынка.

В стабильные времена многие инвестируют в недвижимость. Сейчас такая инвестиция не кажется удачной. Недвижимость в Москве переоценена в несколько раз. Расти в цене она точно не будет, но и вряд ли цены упадут. Если правительство не возобновит ипотеку на каких-то льготных условиях, то этот рынок стагнировать будет еще долго.

Драгметаллы являются надежным активом. Их покупка сейчас – вполне рациональный выбор. Особенно перспективны инвестиции в серебро и палладий. Палладий широко используется в медицине и промышленности, спрос на него будет постоянно расти.

Валюту нужно покупать в периоды укрепления курса рубля. В марте мы увидели максимальный скачок доллара и евро, навряд ли эта валюта будет расти в среднесрочной перспективе. Покупать сейчас доллар и евро «на всю зарплату» точно не имеет смысла. Если все-таки приобрести валюту необходимо, то лучше это сделать через брокерский счет. Курс будет наиболее приближен к реальному без наценки от банков.

Неизвестна также дальнейшая позиция государства по правилам продажи валюты и обменному курсу. Не исключено изъятие валюты. Например, в Иране одновременно действуют сразу три курса американской валюты – официальный, черный и так называемый промежуточный льготный. Экспортеры обязаны продавать 80% валютной выручки государству, а 20% оставляя себе, они могут поменять по льготному курсу.

Биржи возобновили свою работу. Появляется возможность приобрести по хорошей цене подешевевшие активы российских компаний. Стоит посмотреть в сторону производителей продуктов питания, компаний, не имеющих долга и не находящихся под санкциями. В скором времени на российских биржах могут начать торговаться акции новых азиатских компаний. Нужно следить за мультипликаторами, чтобы сделать правильный выбор объекта инвестирования.

В целом можно ожидать притока частных инвесторов на биржи. Фондовые рынки стран с очень высокой инфляцией позволяют частным инвесторам как минимум не отставать от роста цен в экономике. Например, расцвет Тегеранской фондовой биржи, которая сейчас входит в мировой топ-20 по капитализации ($1,2 млрд), пришелся именно на период санкций. Ее капитализация выросла вдвое. Торговая инфраструктура биржи имеет очень высокий уровень – современный клиринг, депозитарий и другое технологическое оснащение.

Инвестиции в криптоактивы подойдут больше для профессионалов. Обычному инвестору разобраться в индустрии будет непросто, вокруг нее слишком много хайпа. Если хочется попробовать инвестировать в эти активы, то лучше работать через специализированные фонды, которые подберут проекты, имеющие хороший трекшн. Направлять в эти инструменты стоит не более 10-15 процентов от всех своих сбережений.

  • Федор Чайка
  • Finversia.ru

Фотоотчеты