Finversia-TV
×

Мария Гагарина: «Должники в три раза чаще страдают психическими расстройствами» A A= A+

Почему мы всегда будем проигрывать мошенникам? Почему простые вопросы об уровне дохода или зарплаты снижают наши способности решать простые математические задачи? Почему курсы по повышению финансовой грамотности нередко приводят к печальным для наших финансов последствиям? Мария Гагарина, доцент Финансового университета, отвечает на эти «неудобные» вопросы честно, беспристрастно и с большим знанием дела.

– Мария, как вы считаете, проблема неадекватных завышенных ожиданий от фондового рынка – это проблема недостатка финансового образования (финансовой безграмотности) или проблема психиатрического свойства? К примеру, согласно исследованиям, каждый второй наш соотечественник считает, что мир – это арена, где побеждает сильнейший. И почти каждый считает, что инвестиции – это игра с нулевой суммой. То есть, если кто-то выигрывает, то кто-то непременно проиграет.

– Отличный вопрос. Или даже несколько вопросов внутри одного. Пожалуй, я начну с вопроса про психическое здоровье и про принятие решений. Есть люди психически здоровые, есть – психически нездоровые. То есть с диагнозом. Постановка диагноза и лечение болезни – это компетенция психиатров, а не психологов. Тем не менее, что мы знаем о принятии решений такими больными? То, что люди с разными психическими расстройствами будут вести себя по-разному. В Италии проведены очень интересные исследования больных шизофренией, которые показали, что такие больные хорошо укладываются в модель homo economicus. Это модель описывает человека – участника сделки – как человека разумного, критически мыслящего и эгоистичного в своих решениях...

– В 19 веке ученые считали, что люди так и поступают – руководствуясь разумом, выгодой, логикой…

– И руководствуясь максимизацией своей прибыли. То есть больные шизофренией как нельзя хорошо соответствуют ключевым параметрам модели, которую я описала. С чем это связано? Это связано с их сниженной способностью понимать психические состояния себя и окружающих.

Или взять другой пример нездоровья. Люди с тревожными и депрессивными расстройствами иначе реагируют на финансовые стимулы, нежели здоровые люди. Почему? Потому, что тревога и депрессия характеризуются целым рядом симптомов. Какие это симптомы? Это постоянные беспокойства, страх, чувство печали, чувство безнадежности, потеря энергии… Соответственно, люди с такими симптомами теряют способность получать удовольствие от многих повседневных дел. Они реже откликаются на повышенное финансовое стимулирование – в виде высокой зарплаты, например. Или на какие-либо социальные блага.

И еще один пример, касающийся поведения на кредитном и долговом рынке. Безусловно, между финансовыми проблемами, такими, как задолженность или сверхзадолженность и плохим психическим здоровьем существует тесная связь. Люди с потребительской задолженностью в 3 раза чаще, а по некоторым данным ещё чаще, страдают психическими расстройствами, чем люди без задолженности. Тут нужно пояснить, что под потребительским кредитом понимается краткосрочный кредит без обеспечения с высокой процентной ставкой. Да, потребительский долг тесно связан с депрессией, с употреблением алкоголя, с различными зависимостями, а также с суицидальным поведением.

«Потребительский долг тесно связан с депрессией, с употреблением алкоголя, с различными зависимостями, а также с суицидальным поведением»

Но при этом мы не знаем, каковы здесь причинно-следственные связи. Возможно, тут есть какое-то взаимное обуславливание: изначально нездоровые люди берут кредиты, потом эти кредиты не могут погасить, возникает стресс, который подрывает здоровье. Или же всё происходит наоборот? Но долги могут возникать вследствие неспособности психически больных людей осуществлять простые математические расчёты. То есть, являться результатом низкой финансовой грамотности.

Тут возникает следующий вопрос: является ли финансовая неграмотность предиктором или причиной нерациональных финансовых решений? И ответ: да, является. Многочисленные исследования подтверждают, что финансово неграмотные люди реже задумываются о своих накоплениях, о будущей пенсии, они чаще берут кредиты по высоким ставкам и чаще оказываются должниками. Связь есть, но не всё так просто.

Между финансовой грамотностью и нерациональным финансовым поведением могут быть какие-то другие переменные, которые эту связь опосредуют. Говоря другими словами, могут существовать ненаблюдаемые индивидуальные характеристики помимо финансовой грамотности, которые и выступают истинными движущими силами финансового поведения. И, если мы эти характеристики не учитываем, то мы переоцениваем роль финансовой грамотности.

– Какие же это характеристики?

– Например, склонность к планированию. Это связано со сбережениями, с инвестициями, с кредитами. В чём отличие такой склонности от собственно финансовой грамотности? Отличие в том, что финансовая грамотность – это внешняя или экзогенная характеристика. А склонность к планированию – это эндогенная характеристика. Данная характеристика более стабильная и устойчивая. Люди с высокой способностью к планированию показывают лучшие аналитические способности и лучше способны привести своё фактическое поведение в соответствие с желаемым. То есть, говоря о грамотности и её связи с финансовым поведением, мы не должны игнорировать индивидуальные психологические особенности. То есть, мы должны помнить, что есть ещё такие личностные черты, как сознательность, склонность к планированию, импульсивность, эмоциональная устойчивость, способность к контролю, склонность к риску.

– Хорошо, тогда такой вопрос: как все эти болезни лечить? Если это клиническая психиатрия, то понятно вроде бы. А если нет?

– Можно переформулировать вопрос. Как решать финансовые проблемы психически больных и психически здоровых людей? Если мы отталкиваемся от тезиса, что задолженность возникает вследствие психического нездоровья, то следующий вопрос, который возникает сам собой: кто и как должен лечить таких людей? Лечить больного должен врач. Но, к сожалению, мы не можем отделить медицинские проблемы от немедицинских. И тут появляется риск обязать врача стать ещё и финансовым консультантом. И, наоборот, обязать финансового консультанта получить ещё и профильное медицинское образование. То и другое, очевидно, не выход и не представляется возможным. Ещё возникает очень важный вопрос. А может тогда государству стоит не допускать психически нездоровых людей на финансовый рынок? Не давать им кредиты, не разрешать инвестировать? И тут возникает вопрос о правах и свободах человека. Поэтому, я всё же предлагаю сосредоточиться на здоровых людях и на вопросах финансовой грамотности. Лучше поговорим о роли индивидуальных различий. Связь между грамотностью и поведением может быть опосредована индивидуальными различиями.

Если мы считаем, что проблема заключается в низкой финансовой грамотности, то решение кажется простым: давайте будем учить всех быть финансово грамотными. И что тогда? Неужели, если все станут грамотными, люди перестанут нести финансовые потери? Ответ – нет, конечно же. Безусловно, повышать грамотность нужно! Но это не значит, что нужно всех научить торговать на рынке. Более того, связь между грамотностью и задолженностью не линейна. Да, действительно, менее грамотные люди выбирают менее выгодные условия, но их степень участия их на рынке небольшая. Это такое неактивное участие. Есть исследования, которые показывают, что результатом прохождения курсов по повышению финансовой грамотности становится активное участие людей на рынке: люди начинают оперировать более крупными суммами с большим риском. И какой же итог? Тот же рост задолженности, но уже по другой причине. Не по причине, что они не разобрались в величине ставки или в условиях, а по причине, что люди стали экспертами, они разобрались, как функционирует рынок. Добавим сюда индивидуальные особенности – разный уровень импульсивности, разная степень склонности к риску, разная степень сознательности и так далее. Один может вовремя остановится, а другой – не может. И тогда мы можем провести некую параллель между поведением на фондовом рынке и зависимом поведении. Не зря же многие учёные задаются вопросом, а есть ли разница между торговлей на бирже и игрой в казино? И тут мы опять возвращаемся к вопросу где норма, а где нет. И как диагностировать зависимое поведение.

«По итогам прохождения курсов по финансовой грамотности люди начинают оперировать бОльшими суммами, брать на себя бОльший риск и, в итоге, всё приводят к ещё большему росту задолженности»

– Какая аудитория, по-вашему, наиболее уязвима в данном смысле?

– Есть так называемые социально незащищенные группы населения. Согласно сложившейся практике, под такими группами понимают людей или семьи с низким доходом, семьи, потерявшие кормильца, семьи, где мать-одиночка или отец-одиночка, инвалиды, престарелые и так далее. То есть те, кто попал в сложную жизненную ситуацию и кто нуждается в поддержке, в защите со стороны общества и государства. И тогда встаёт вопрос о противостоянии мошенникам, вопрос об адаптации к новым цифровым технологиям. Давайте поговорим о том, как связан доход с приобретением финансовых продуктов, в частности, кредитов? На эту тему есть как обширные иностранные исследования, так и мои собственные.

В целом, в сознании россиян слово кредит и долг ассоциируется с бедностью, с несчастьем. Но значит ли это, что бедные берут больше кредитов, чем богатые? Очевидно, что нет. Малообеспеченные люди часто оказываются исключенными из кредитного рынка. И это касается как формального кредитования – со стороны банков, так и неформального – со стороны родственников, близких. Заёмщики с низким доходом сталкиваются с рядом препятствий. Например, они не могут взять кредит, потому, что их доход ниже требуемой величины, нет возможности накопить на первоначальный взнос (если речь идёт об ипотеке). У них более высокое отношение долга к доходам, низкие кредитный рейтинги и, как следствие, большая склонность к дефолту. Им просто отказывают в кредитах, и они вынуждены занимать в МФО. Не потому, что они не понимают, не из-за отсутствия финансовой грамотности, а по причине невозможности взять дешёвые кредиты. Исследования показывают, что бедные имеют более низкую вероятность выхода на неформальный кредитный рынок. Это связано с тем, что бедные имеют ограниченные социальные связи. И тут мы имеем дело с самовоспроизводством: дефолты ведут к разрыву социальных связей. А без социальных связей бедные не могут взять в долг, чтобы погасить предыдущий долг. Чем чаще они обращаются к знакомым, тем чаще те отказывают.

За нежеланием бедных обращаться в банк ещё нередко может стоять страх, что кто-то (банковский менеджер) будет обсуждать уровень их доходов. Они испытывают стыд. Для одного человека подтвердить свой доход – дело вполне обычное. Для другого – связано с дискомфортом. Есть обширные исследования на тему, влияет ли финансовая незащищенность людей с низким доходом на когнитивные познавательные процессы при выполнении задач, требующих финансовой грамотности. То есть, вот она связка: доход – финансовая грамотность – финансовое поведение. Был такой эксперимент. Одной группе перед выполнением теста на финансовую грамотность, назовем её экспериментальная, задавался вопрос об их текущем экономическом положении. А другой группе – назовём её контрольной – просто давали тест и не просили отвечать ни на какие другие вопросы. И что в итоге вышло? Экспериментальная и контрольная группа прошли тест по-разному. При этом, бедные в экспериментальной группе прошли тест хуже, чем богатые! Сам вопрос об их текущей финансовом положении, буквально, выбивал их из колеи. Авторы объясняют это тем, что люди – в момент, когда их спрашивают о доходе – начинают переживать тревогу, стыд и так далее. И эти эмоции, чувства сильно препятствуют эффективному решению финансовых тестов.

«Есть исследования, которые показывают, что эмоции, чувства сильно препятствуют эффективному решению финансовых тестов. Для этого достаточно перед началом тестов попросить респондента с низким уровнем дохода ответить на вопрос об уровне его дохода»

– И что необходимо предпринять? Ведь если научное сообщество и властные структуры признают, что «всё дело в психологии», то и программы по повышению финансовой грамотности неизбежно будут радикально перестроены.

– Да, традиционные русские вопросы: кто виноват и что делать?

Программы по финансовой грамотности должны быть пересмотрены, дополнены. Очень бы хотелось побуждать людей анализировать связь между действиями и их последствиями. Почему так актуальны вопросы психологической грамотности? Потому, что до тех пор, пока человек не начнёт брать на себя ответственность за события своей жизни и будет считать, что виноваты другие – мы ничего не добьемся хорошего. Решение всякой проблемы начинается с признания наличия этой проблемы. Нужно рассказывать, какие психологические ловушки подстерегают людей при принятии финансовых решений. К слову, не только финансовых. Интеграция психологической и экономической науки – это общемировая тенденция. Не случайно, нобелевские премии дают ученым, которые занимаются вопросами на стыке экономики и психологии. Вспомнить Даниэля Канемана, который получил Нобелевскую премию в 2002 году за применение психологических методов в экономической науке. Канеман считается одним из основателей поведенческой экономики. А в 2017 году Нобелевскую премию получил Ричард Талер – то же за исследования по поведенческой экономике.

А что в России? У Ассоциации российских банков есть проект «Национальная школа инвесторов», в рамках которого работа ведется при участии не только экономистов, но и психологов. Слушателям рассказывают о роли психологии в принятии экономических решений.

– Хорошо. Давайте вернёмся к мошенникам. Если мошенники используют столь глубинные особенности нашей психики, то и средств для противодействия у среднего человека остаётся совсем немного? Что в этом случае делать? Краткое пособие для защиты от мошенников.

– Мошенники – не волшебники. Просто у них есть определённые алгоритмы, которым они следуют. Они знают, какие потребности можно эксплуатировать, чтобы на нас заработать. И как только вы вступаете с ними в диалог, вы начинаете играть по их правилам. А это значит, что, скорее всего, вы проиграете.

«Как только вы вступаете с мошенниками в диалог, вы начинаете играть по их правилам. А это значит, что, скорее всего, вы проиграете. Единственный способ защититься – не вступать в диалог»

 – То есть, выходит, есть только один способ? Бежать?

– Да, как детям говорят, чтобы они не заговаривали с незнакомцами. Так и тут. Есть категория людей, которые становятся жертвами мошенников по своему незнанию. Они более доверчивые, им трудно распознать обман. Например, пенсионеры. Их обманывают потому, что они не могут сориентироваться в мире высоких технологий и именно по этой причине они становятся жертвами обмана. Но и грамотные люди тоже могут стать жертвами. Это люди с неадекватной самооценкой. Например, это люди, которые убеждены, что жертвами мошенников могут стать только дураки. А я вот – умный и грамотный и мне ничего не страшно. И поэтому они с готовностью вступают в спор, в потенциально опасные отношения, пытаться переиграть мошенника, перевоспитать. Но в итоге сами становятся гарантированно их жертвами.

Вот взять те же пирамиды. Сколько было на эту тему сказано?! Тем не менее, люди продолжают нести в пирамиды деньги. Что ими двигает? Жадность, желание заработать. А ещё они хотят оказаться умнее других, показать, что они лучше других. Есть такой эффект, как «Монте Карло», согласно которому есть ожидание, что предыдущий результат исхода показывает повышенную вероятность успеха в последующих попытках.

Есть эффект сверхуверенности. Это такое когнитивное искажение, при котором уверенность человека в своих действиях или в суждениях значительно выше, чем объективная точность таких действий или суждений.

Есть синдром невозвратных затрат. Это когда затраченные усилия не позволяют вовремя бросить бесперспективное дело. Человек не может остановится – жалеет потраченных денег. Это, кстати, касается не только финансового поведения, но и человеческих взаимоотношений. Или, например, вы досматриваете фильм до конца потому, что вам жалко потраченного времени. Выход: признать свою ошибку, отпустить и пойти дальше. Но не всегда это удаётся.

Ещё есть такой эффект формулировок. Когнитивное искажение, согласно которому подача информации влияет на её восприятие человеком. Как это использовать на практике? Когда вам формулируют условия в терминах выигрышей, попробуйте сформулировать, как это будет в терминах потерь.

Эффектов много, давайте я подведу некий итог нашей беседе.

  1. Нельзя принимать решения в эмоциональном состоянии. Причём в любых эмоциональных состояниях – в положительных или в негативных.
  2. Научитесь говорить «Стоп». Научитесь говорить фразу «Дайте мне подумать». Очень часто мошенники вас торопят. Когда вы говорите, что вам нужно посоветоваться – мошенники начнут убеждать вас, что вы не самостоятельны в принятии решений. И вам станет стыдно – того, чего и хотят добиться мошенники.
  3. Когда вы начинаете инвестировать на бирже, ваша главная задача – не потерять, продержаться несколько лет. Следующая задача – приумножить капитал. И только третья – заработать высокую прибыль. Часто люди ставят третью задачу на первое место.

Помните об всём этом и развивайте свою психологическую компетентность.

  • Федор Чайка
  • Finversia.ru

Finversia-TV

Корпоративные новости

Все новости »

Фотоотчеты