Finversia-TV
×

Сергей Суверов: «ЦБ одной рукой снижает инфляцию, а другой – разгоняет её» A A= A+

Сергей Суверов, инвестиционный стратег УК «Арикапитал», объясняет, почему в следующем году мы увидим небывалый всплеск банкротств, почему инфляцию не получится обуздать и почему риск стагфляции в мировой экономике высок как никогда.

– Отталкиваясь от новостного повода, о котором ты упомянул в своем недавнем посте. О том, что в пандемию количество убыточных компаний выросло на 60%. Как это можно расценивать? Как ужас-ужас…

– Есть отрасли, которые стали бенефициарами пандемии. Это онлайн-торговля, это логистика, курьерские службы, видео-сервисы, онлайн-кинотеатры. Но проигравших гораздо больше. Пострадала вся сфера услуг, ресторанный бизнес, в первую очередь, авиаперелеты. Да и весь потребительский сектор, вклад которого в ВВП России составляет порядка 50%, сильно просел. Потому, что из-за пандемии сильно выросли цены. Можно сказать, что мы наблюдаем «ковидную» инфляцию, связанную с разрывом хозяйственных цепочек и, соответственно, дефицитом товаров. Например, случился дефицит в поставках Iphone. То же самое произошло и с многими другими товарами. Это стало причиной роста цен. Конечно, выросли и запасы, но меньше, особенно в регионах. Вот отсюда мы и имеем 60-процентный рост убыточных компаний. Да, компании-зомби были и раньше, в доковидные времена, но на фоне снижающихся ставок компании могли легко рефинансировать свои обязательства или даже разместить облигации. Кстати, именно это мы и увидели в прошлом году – большое количество размещений в секторе высокодоходных облигаций (ВДО).

– Но на рынок долга можно выйти и сейчас...

– Рост ковидной инфляции совпал с ростом ключевой ставки в России. Да, и сейчас компании могут выйти на рынок долга, но это будут уже другие ставки, да и банки менее охотно кредитуют компании, которые попали в сложную финансовую ситуацию. Кстати, у некоторых компаний первая просрочка случилась именно во время пандемии, и банки совсем не горят желанием давать им ещё деньги.

Всё это я к тому, что в следующем году мы увидим серию банкротств. Также мы увидим всплеск слияний и поглощений и даже покупок «тонущих» компаний. Конечно, покупать будут те, у кого останутся к тому моменту деньги.

«В следующем году страну ждёт серия банкротств, всплеск слияний и поглощений и даже покупок «тонущих» компаний»

– Основная часть банкротств уже позади или это пока только цветочки?

– В прошлом году ставки были низкими, а в этом году и ставки начали расти и убытки в полной мере проявили себя. Вот такое вот наложение одного фактора на другой.

Не стоит забывать ещё и о том, что у многих компаний был так называемый запас прочности – финансовая подушка на случай кризиса. Но коронакризис слишком затянулся и все запасы закончились. Помнится, какой отскок случился в третьем квартале 2020 года. Тогда многим показалось, что кризис позади. Никто не мог предположить, что за третьей волной придёт четвёртая, пятая, а сегодня количество инфицированных опять бьет все рекорды.

– Очевидно, что тем выше будет ключевая ставка, тем больше будет у компаний проблем для того, чтобы перекредитоваться. Недавно Банк России поднял ставку сразу на 75 пунктов. Каковы пределы повышения ставки?

– Скорее всего, цикл монетарного ужесточения продолжится в этом году. Потому, что та самая ковидная инфляция, к сожалению, не замедляется. Нам руководство ЦБ говорит, что вот-вот мы увидим пик инфляции, но этот пик переносится из месяца в месяц. Не видим затухания. Что касается уровня ставки, то к концу года она, по всей видимости, достигнет 8%. Будем надеяться, что из-за высокой базы в следующем году инфляция замедлится, но и это не очевидно. Потому, что если в этом году был стабильный курс рубля, который выступал антиинфляционным фактором, то в следующем году рубль не будет укрепляться. Из-за главной причины – ФРС начнёт повышать свою ставку, а это верное условие для ослабления нашей валюты. Таким образом, мы получим новый инфляционный риск – к уже имеющемуся. В свою очередь и у нашего Центробанка будут связаны руки – если он захочет начать снижать ставку.

– Ужесточение ДКП, которое началось с весны, помогло обуздать инфляцию?

– С моей точки зрения Банку России пока не удаётся взять под контроль ситуацию, поскольку корни инфляции вне досягаемости инструментов нашего ЦБ. Потому, что в значительной части инфляция импортируемая.

Кстати, есть опасения, что повышение ставки может ускорить инфляцию, а не обуздать её. Потому, что при повышении ставки корпорации будут перекладывать расходы по дорлжающим кредитам на потребителя. Тем самым подстегнув ту самую «ковидную» импортируемую инфляцию. С другой стороны, повышение ставки должно негативно повлиять на спрос, ведь кредиты будут становится более недоступными. Меньшая потребительская активность. С другой стороны, нельзя сказать, что тут есть какая-либо линейная зависимость. Получается, что ЦБ одной рукой снижает инфляцию, с другой – ускоряет её.

«Повышение ставки, как ни странно, может ускорить инфляцию. Потому, что корпорации будут перекладывать расходы на кредиты на потребителя»

– А как повлияет на нас ближайшее заседание ФРС?

– Ряд банков, помимо ФРС, уже начали ужесточать денежно-кредитную политику. Инфляция ведь нынешняя носит глобальный характер. Посмотрите, какие рекорды ставит инфляция в США. Это беспрецедентный рост цен – выше 5%! Поэтому стоит ожидать, что ФРС предпримет более жёсткие меры для обуздания инфляции. И тут возникает риск стагфляции. Это когда растут цены и, одновременно, сокращается рост ВВП. Сегодня риск стагфляции выходит на первый план, всё очень серьёзно.

– Риск выше, чем риск дефляции?

– Дефляция тоже плохо, но стагфляция для мировой экономики хуже, думаю. Хотя бы потому, что при стагфляции снижается уровень жизни.

– Возвращаясь к курсу рубля. Многие ждут его значительного укрепления. Ниже 71 за доллар.

– Есть сценарий и такого укрепления, да. На фоне энергетического кризиса в ряде регионов мира – в Европе и Китае. Я читал прогнозы аналитиков Bank of America о том, что нефть подорожает до $120 за баррель в 2022 году. И по этой причине рубль может укрепиться. Но надо понимать, что поведение рубля сложно прогнозировать – слишком много факторов влияет на динамику отечественной валюты. Есть факторы «за укрепление»: нефть, высокие ставки. Есть факторы «против укрепления»: политика ФРС. Если взвесить эти факторы, то я думаю, что немного перевесит тренд на укрепление, и мы увидим курс рубля на уровне 68-69.

«Тренд на укрепление рубля немного перевесит, и мы увидим доллар по 68-69»

– А что реально стоит за прогнозом Bank of America? Кроме красивой цифры?

– На рынке нефти происходят удивительные вещи. Деятельность экологических активистов привела к недоинвестициям в разработку новых месторождений в последние несколько лет. Поэтому на рынке нефти, действительно, складывается дефицит предложения. И не исключено, что цены поползут и дальше вверх. Кроме того, мы видим, как ОПЕК планомерно играет на повышение. $120 – это, мне кажется, всё же радикальный прогноз. Если мы увидим $100, то будет уже хорошо.

– Закончим фондовым рынком. Старые песни о главном: рынок перегрет, ждём коррекции или всё хорошо – и будем дальше бодро расти?

– Ситуация двоякая. С одной стороны, сезон для рынков хороший – в четвёртом квартале, обычно, рынки растут. Но все риски в полной мере проявятся в следующем году. Это риск стагфляции, о котором я уже упомянул. Политика ФРС – что в действительности предпримет ФРС, как это отразится на рынке и так далее. Что касается российского сегмента, то не надо забывать, что сейчас подрастаю ставки по депозитам и это замедлит в определённой мере переток средств из депозитов на фондовый рынок. Но до конца года, думаю, ничего рынку не угрожает. А вот в следующем году будет совсем всё по-другому.

  • Федор Чайка
  • Finversia.ru

Finversia-TV

Корпоративные новости

Все новости »

Фотоотчеты