Finversia-TV
×

Вадим Петров: «Экономические ограничения – не повод отказываться от развития зеленых технологий» A A= A+

Сопредседатель-статс-секретарь Экологической палаты России, председатель общественного совета при Федеральной службе по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды Вадим Петров считает, что экология должна стать мостиком, который вне санкций и политики объединит народы планеты. Как санкции влияют на международное сотрудничество в области климата и зачем России необходимо разработать собственную климатическую программу, он рассказал в интервью журналу «Юрист спешит на помощь».

– Как текущие санкционные ограничения и геополитическая напряженность сказываются на сотрудничестве в области климата? Можно ли сказать, что тема экологии на этом фоне отходит на второй план? И может ли быть такое, что государства в конечном счете не смогут решить проблему изменения климата?

– Хорошо, что мы начали с этой темы. Чтобы ответить на этот достаточно сложный вопрос, касающийся международного сотрудничества в области экологии и климата в условиях геополитических рестриций, для начала необходимо дать правовую оценку того, что мы с подачи инициаторов этих мер начали называть санкциями. Это принципиально важный вопрос. Мне как юристу-международнику классической школы величайших отечественных правоведов это ужасно режет слух. Поэтому разрешите подробно остановиться на этой тематике.

Фундаментальная основа современной системы международного права, основанной на Уставе Организации Объединенных Наций (ООН), – это строгое ограничение правомерных оснований и пределов для применения принуждения в межгосударственных отношениях. Действительно, важную роль в обеспечении стабильного функционирования системы международных отношений играют санкции. Несмотря на то, что термин «санкции» не зафиксирован в Уставе ООН, этот термин обозначает меры, применяемые Советом Безопасности ООН на основании главы VII Устава ООН в отношении угрозы миру, нарушений мира или акта агрессии. Применяемые сегодня отдельными государствами ограничительные меры (англ. – «restrictive measures»), называемые и позиционируемые как «санкции» (англ. – «sanctions»), таковыми с точки зрения международного права не являются.

Односторонние ограничительные меры по своей правовой природе отличаются от санкций. Первые применяются по решению органов власти государства (а не Совета Безопасности ООН), могут не иметь своим основанием предшествующее противоправное поведение другого государства, чаще направлены на побуждение или принуждение другого государства к изменению его политики. Односторонние ограничительные меры не представляют собой международно-правовой институт, а являются механизмом внешней политики конкретного государства. Поэтому с самого начала давайте зафиксируем, что отождествление односторонних ограничительных мер и санкций, в том числе в плане терминологии, является юридически ошибочным. Односторонние меры одного государства против другого государства не согласуются с основополагающими международно-правовыми принципами, прежде всего принципом суверенного равенства государств и недопустимости вмешательства в их внутренние дела. Кроме того, такие односторонние меры размывают эффективность полномочий Совета Безопасности ООН по монопольному применению мер принуждения в соответствии с главой VII Устава ООН. Подрывая тем самым основы международного права!

Эта кощунственная с точки зрения международного права практика называть односторонние ограничительные меры именно санкциями широко распространена в зарубежной доктрине. Вот взять, к примеру, законодательные акты Соединенных Штатов, закрепляющие возможность наложения ограничительных мер. В них между терминами «санкция» и «односторонние ограничительные меры» фактически ставится знак равенства. Существует мнение, что тем самым Вашингтон стремится придать своим односторонним принудительным мерам вид большей легитимности, поставить их «на одну доску» с признаваемыми мировым сообществом в качестве безусловно правомерных санкциями ООН. То же самое и в ЕС.

Ограничительные меры в отношении Российской Федерации, с 2014 года применяемые США и государствами Евросоюза, нелегитимны с точки зрения международного права по целому списку веских оснований. Во-первых, ограничительные меры в отношении Российской Федерации не имеют правомерного основания в виде установленного нарушения Россией международно-правовых обязательств. Равно как и отсутствует решение Совбеза ООН о несоблюдении Москвой принципов международного права и создании угрозы миру и безопасности, которое легитимизировало бы применение «санкций». Эти меры ставят своей целью изменение политического курса Российской Федерации, ослабление ее экономики, то есть представляют совершенно очевидное вмешательство во внутренние дела суверенного государства, что является нарушением п.7 ст.2 Устава ООН.

И последнее по списку, но не по значению, и мы перейдем к климату и экологии. Все это приводит к тому, что они негативно сказываются на реализации прав человека в самом широком понимании, в том числе и прежде всего на экологических правах (праве на благоприятную окружающую среду и др.).

Ограничения, которые западные страны наложили на Россию, не сыграли на пользу экологическим инициативам нигде. Так они, по сути, полностью разрушили все планы ЕС по «Зеленой сделке». Энергетический кризис в Европе и США даже заставил страны наращивать потребление ненавистного им угля. Кстати сказать, качество которого только в России отвечало высоким стандартам ЕС. Теперь же ЕС вынужден переходить на уголь более низкого качества, с большим и вредными выбросами. А это не только климат, но и здоровье граждан. Дело в том, что европейские тепловые электростанции (ТЭС) добывали электроэнергию с помощью газа, но когда цены на него резко подскочили, электричество тоже сильно подорожало. Чтобы как-то исправить положение, многие страны, среди которых Германия и Италия, возвращают в работу старые неэкологичные, зато дешевые угольные электростанции. В то же время нехватка нефти и газа и рост цен на них подстегивают продавцов наращивать добычу. США планируют выводить на рынок еще больше нефти из резервов, чтобы смягчить рост цен на бензин в стране. Власти Британии на фоне дефицита энергоресурсов начали снова выдавать бизнесу лицензии на разработку месторождений в Северном море. Некоторые радикальные экологи уже подают в суд на это решение и заявляют, что при сжигании газа, добываемого в Северном море на месторождении Jackdaw, будет выделяться больше углекислого газа, чем за год в Гане.

И самое главное, что тема экологии, может, и отойдет на время, но очень ненадолго. Люди-то уже привыкли к высоким экологическим стандартам. И как только они упадут, все начнут нервничать. Вместе с климатом, ведь это ощутимо.

Говоря о том, смогут ли государства решить проблему изменения климата, то, по моему мнению, уже не смогут. И дело тут не в ограничительных мерах. Из последнего доклада, который был подготовлен ООНовской группой по климату (IPCC), очевидно, что даже если мы все разом сейчас прекратим использовать углеводороды, пересядем на электрокары, то удержать глобальное потепление, прежде всего, инертного океана уже не удастся. Это связано с энергетическим балансом всей климатической системы.

По мнению многих авторитетных ученых, проблему изменения климата также уже не решить. А вот что надо решать, так это как адаптироваться к изменению климата. Когда климатическая система выходит из равновесия – все компоненты этой системы начинают вести себя по-другому. Великий физик атмосферы, академик Обухов называл это «нервозностью» климата: вывели из равновесия один компонент, и за ним вслед остальные. Отсюда и увеличение числа экстремальных (аномальных) погодных явлений. Это новая норма. Из-за «нервозности климата» весь мир сталкиваются с устойчивым ростом опасных гидрометеорологических явлений. Так, по данным Росгидромета, их уже более 1000 ежегодно только в России. Поэтому главным вызовом человечеству становятся экстремальные климатические явления. Сотни тысяч человеческих жертв, разрушение инфраструктуры, ежегодные миллиардные ущербы различным отраслям экономики. И тут возможно ответить на этот вызов только сообща.

– С учетом нынешних реалий, будет ли климатическая повестка по-прежнему занимать приоритетный характер во внутренней политики России? Как вы смотрите на перспективы ее развития?

– Одна из основных задач в текущей ситуации – сохранить хрупкую экосистему, в том числе регионов Арктики, на фоне сокращения поставок и возможного ограничения доступа к современным технологиям. В уже запланированных проектах экологической модернизации компаний уровень использования импортных компонентов достигает более половины. Международные рестрикции в первую очередь приводят к ограничениям в доступе к необходимым технологиям, что создает существенные риски в реализации программ повышения экологической эффективности для промышленных объектов таких отраслей, как металлургия, химическая, горнодобывающая промышленность, производство минеральной продукции, а также размещение и обезвреживание отходов производства и потребления. Все эти отрасли рассматриваются как оказывающие значительное негативное воздействие на окружающую среду и относятся к областям применения наилучших доступных технологий.

Сокращение поставок под влиянием международных рестрикций может напрямую повлиять на эффективность систем мониторинга, в том числе опасных климатических явлений – включая системы, которые следят за составом атмосферного воздуха, состоянием вечной мерзлоты, морских экосистем и прочее. Для качественного контроля экологических параметров атмосферного воздуха и других метеорологических измерений необходима современная аппаратура. А элементная база контрольно-измерительных приборов не производится в России, к примеру, электрохимические сенсоры для отечественных газоанализаторов закупаются за границей. Тем не менее, экономические ограничения – не повод отказываться от экономики замкнутого цикла, развития зеленых и природоподобных технологий. Все это связано с мерами по адаптации к изменению климата.

Важной особенностью глобального потепления является его пространственная и сезонная неоднородность. Так, скорость роста среднегодовой температуры на территории России после середины 1970-х почти втрое превышает среднюю по земному шару, а весеннее потепление в Западной Сибири втрое быстрее, чем зимнее. Изменение климата потенциально характеризуется как негативными последствиями (рост частоты и интенсивности опасных гидрометеорологических явлений; деградация вечной мерзлоты с последующим нарушением построенных на ней объектов; увеличение ареала насекомых-вредителей и др.), так и позитивными (увеличение вегетационного периода и теплообеспеченности сельскохозяйственных культур, продолжительности навигации в районе Северного морского пути и др.). Вдобавок к этому, во многих регионах уменьшается продолжительность залегания снежного покрова. В последнее десятилетие преимущественно в значительно более ранние сроки наблюдается вскрытие большинства рек, в то время как ледообразование происходит позже обычного. Хотя в целом по России наблюдается рост осадков, в южной половине Европейской части России в летний период отмечается важная негативная тенденция: на фоне быстрого роста средних температур происходит уменьшение влагообеспеченности, что приводит к увеличению риска засухи.

Россия обладает огромной территорией, климатические особенности которой неравнозначны. Если говорить про средние широты, то климат более устойчив к изменениям; они не носят высокодинамичный характер. С повышением средней температуры, климатические и погодные условия изменяются – от этого отдельные регионы страны могут пострадать сильнее. В то же время влияние даже на самые незначительные элементы может дестабилизировать всю систему, что требует комплексного учета погодных условий при организации деятельности инфраструктуры регионов.

Результаты анализа данных и выводы о состоянии и изменении климата составляют информационную основу государственной политики в области климата, в том числе для выявления климатической уязвимости и выработки мер по адаптации. Именно из-за роста опасных гидрометеорологических явлений на территории регионов страны распоряжением правительства от 25.12.2019 № 3183-р был утвержден национальный план мероприятий первого этапа адаптации к изменениям климата на период до 2022 года. В документе определены федеральные организационные и нормативно-правовые меры на 2020-2022 годы, порядок разработки отраслевых и региональных планов, информационное и научное обеспечение работ. В рамках работы требуется разобраться с экономическими и финансовыми инструментами для климатической адаптации регионов и страны в целом.

Во вводной части плана перечислены главные отрицательные последствия ожидаемых для России изменений климата: риски для здоровья, риск более сильных и частых засух, экстремальных осадков и наводнений, повышение пожароопасности лесов, деградация вечной мерзлоты, нарушение экологического равновесия и вытеснение одних видов другими, расход электроэнергии на кондиционирование. Отмечены и позитивные моменты: экономия на отоплении, улучшение условий прохода судов в арктических морях, условий сельского хозяйства в ряде регионов, рост продуктивности лесов. В целях реализации национального плана и обеспечения унифицированного подхода к обоснованию и разработке региональных планов адаптации к изменениям климата в 2021 году Минприроды утвердило Типовой паспорт климатической безопасности территории субъекта Российской Федерации.

Вот уже заканчиваются три года, за которые нужно было лучше разобраться с ситуацией и приступить к конкретным мерам в различных отраслях экономики, лесном и сельском хозяйстве, охране природы и здравоохранении – но мы лишь видим неспешный характер предлагаемых действий. Региональные и отраслевые планы не проходят общественную экспертизу и широкое научное обсуждение, хотя изначально подчеркивалась принципиальная важность строго научного подхода к вопросу климата и его адаптации. Отсутствие четких указаний региональным властям и отсутствие требования прохождения общественных экспертных обсуждений региональных планов приводит к их бюрократической типизации. Ни одного плана в общественных палатах регионов или в Общественной палате Российской Федерации не обсуждалось. А я уже отмечал, что наша страна обладает огромной территорией, климатические особенности которой неравнозначны, как и последствия его изменения для каждого региона.

В общем, рост понимания климатических проблем, их серьезности и долгосрочности есть, а финансирования и качественной проработки мер по адаптации мы не видим. Пока, к сожалению, все практики мы кладем на бумагу в виде паспортов климатической безопасности субъектов и региональных и отраслевых планов по адаптации к изменению климата. К концу этого года, проанализировав эффективность реализованных мер, Минэкономики как ответственный федеральный орган исполнительной власти (ФОИВ) начнет подготовку мероприятий второго этапа национального плана, в который будут включены конкретные проекты с финансированием, а также данные региональных и отраслевых планов.

Надо сказать, что региональные планы адаптации у большинства субъектов федерации еще в работе (а должны были быть уже готовы во всех), только в семи их разработали и утвердили: в Крыму, Белгородской, Волгоградской, Вологодской, Кемеровской, Курской и Пензенской областях. Но еще раз: ни один из них не прошел общественную экспертизу с привлечением научного сообщества, а ведь предупреждение каких рисков нужно финансировать в каждом регионе принимается согласно этим региональным планам.

– Вы являетесь одним из авторов аналитического доклада об итогах работы по реализации национального проекта «Экология» за последние три года. Могли бы вы поделиться выводами, к которым пришли вместе с коллегами?

– Действительно, мы провели большую работу и под руководством председателя Общественного совета при Минприроды России Александра Закондырина подготовили с моими коллегами, блестящими специалистами экспертный доклад о ходе реализации национального проекта «Экология» с 2019 по 2021 годы. Напомню, что нацпроект «Экология» является одним из 14 национальных проектов, определенных президентом России, для достижения пяти целей национального развития России. От эффективности реализации нацпроекта «Экология» зависит достижение двух национальных целей – «сохранение населения, здоровье и благополучие людей» и «комфортная и безопасная среда для жизни». В рамках этого национального проекта в данный момент реализуется десять федеральных проектов по пяти направлениям: Отходы («Чистая страна», «Комплексная система обращения с твердыми коммунальными отходами», «Инфраструктура для обращения с отходами I и II классов опасности»), Воздух («Чистый воздух»), Вода («Оздоровление Волги», «Сохранение озера Байкал», «Сохранение уникальных водных объектов») Биоразнообразие («Сохранение биологического разнообразия и развитие экологического туризма», «Сохранение лесов») и Технологии («Комплексная система мониторинга окружающей среды»).

По итогам общественно-экспертного анализа реализации национального проекта «Экология» за период с 2019 по 2021 годов ключевые показатели федеральных проектов, входящих в национальный проект «Экология», достигнуты. В целом наблюдается достижение установленных показателей и запланированных результатов, проведены проектные мероприятия и достигнуты их цели. На реализацию национального проекта «Экология» только в 2021 г. было выделено почти 80 млрд руб. Кассовое исполнение на 31 декабря 2021 г. составило 97,7%. Общий объем затраченных средств из федерального бюджета за период с 2019 по 2021 г. составил 178,1 млрд руб.

Доклад содержит ряд практических предложений по корректировке и развитию федеральных проектов, входящих в состав национального проекта «Экология». Давайте расскажу по каждому блоку коротко.

Отходы. Федеральный проект «Чистая страна» (его цель – ликвидация незаконных свалок в границах городов) испытывает трудности из-за отсутствия финансирования на подготовку проектно-сметной документации (ПСД). Предлагается финансировать разработку ПСД за счет средств федерального бюджета. Также с целью снижения стоимости предлагается разработать типовые проекты рекультивации объектов накопленного ущерба. Проект «Чистая страна» логически связан с проектом «Комплексная система обращения с твердыми коммунальными отходами». Ликвидация незаконных свалок и объектов накопленного вреда должна сопровождаться параллельным строительством объектов новой системы цивилизованного обращения с отходами (сортировка, переработка, рекультивация накопленного ущерба).

Воздух. Показатели федерального проекта «Чистый воздух» нуждаются в корректировке с учетом требований закона о квотировании выбросов загрязняющих веществ. Необходимо расширить приоритетный список городов с 12 до 42, включив в него не только металлургические центры, но и небольшие города с высоким и очень высоким уровнем загрязнения. Также следует включить в целевые показатели проекта сокращение выбросов веществ I и II класса опасности с наибольшим влиянием на здоровье человека. Важной задачей для успешной реализации является модернизация систем отопления многоквартирных зданий и частных домовладений: газификация и электрификация с одновременным введением субсидированных тарифов.

Вода. В целях комплексного подхода к решению задачи восстановления реки Волги предлагается расширить состав участников проекта на территории всего бассейна реки Волги, добавив еще 23 субъекта. Также необходимо запустить единый водный федеральный проект по реабилитации крупнейших рек России.

Лес. Важным направлением дальнейшей успешной реализации федерального проекта «Сохранение лесов» должна стать связь проекта с происходящими в мире климатическими изменениями и адаптацией к ним. Необходимо увязать целевые показатели и мероприятия федерального проекта с другими климатическими мерами, принимаемыми правительством.

Экомониторинг. Крайне актуальным вопросом при создании новой системы является мониторинг многолетней мерзлоты. На основе данных 140 станций Росгидромета необходимо в непрерывном режиме осуществлять мониторинг изменений в арктической зоне России в целях прогнозирования негативных последствий и предотвращения аварий.

Мнение общества. В рамках подготовки доклада был проведен экспертный опрос об отношении населения к национальному проекту «Экология». Граждане России хотят жить и воспитывать будущие поколения в комфортной и здоровой среде. При этом уровень информированности общества о достижениях нацпроекта «Экология», прямо скажем, не на высоте. По мнению экспертов доклада, общественное обсуждение мероприятий в рамках федеральных проектов проводится формально. В процесс реализации национального проекта не вовлекается экспертное сообщество, а общественный контроль осуществляется в недостаточной степени. Необходимо провести научно-методическую проработку проектов, в частности, разработку методики оценки эффективности мероприятий проектов, а также организовать масштабное общественное обсуждение мероприятий национального проекта с освещением в федеральных средствах массовой информации.

– Исследователи отмечают, что по сравнению с экологическими программами ряда зарубежных стран программы России характеризуются довольно скромными амбициями по переходу к зеленой экономике. Согласны ли вы с этим? С чем это может быть связано?

– Вы знаете, эти так называемые «исследователи», во-первых, не знают матчасть и специально не хотят о ней говорить. Давайте начнем, скажем так, с определения. Понятие «зеленой экономики» сформировалось в конце XX века как направление в экономической науке, подчеркивающее необходимость сокращения отрицательного воздействия экономической деятельности человека на среду его обитания и ставящее во главу угла не экономический рост любой ценой, а устойчивость развития с минимальными рисками для окружающей среды. Сторонники этого направления считают, что экономика является зависимым компонентом природной среды, в пределах которой она существует и частью которой является.

Тут же я хочу напомнить, что внедрять принципиально новые природоподобные технологии, которые не наносят урон окружающему миру, а существуют с ним в гармонии и позволят восстановить нарушенный человеком баланс между биосферой и техносферой впервые предложил президент России Владимир Путин в ходе 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН. Это, если мне память не изменяет, был 2016 год. Я всегда, когда говорят о низких амбициях России, привожу в пример именно это выступление президента. «Речь должна идти о внедрении принципиально новых природоподобных технологий, которые не наносят урон окружающему миру, а существуют с ним в гармонии и позволят восстановить нарушенный человеком баланс между биосферой и техносферой. Это действительно вызов планетарного масштаба. Убежден, чтобы ответить на него, у человечества есть интеллектуальный потенциал», – сказал тогда наш лидер. То, о чем он тогда говорил на полях ООН – это современное доктринальное понятие как раз «зеленой экономики». Вообще, по моему мнению, это главный смысл, или постулат ESG-повестки XXI века. Сложно же не согласиться, как вы считаете?

Именно Путин предложил созвать под эгидой ООН специальный форум для комплексно рассмотрения проблем, связанных с исчерпанием природных ресурсов, разрушением среды обитания, изменением климата. «Россия готова выступить одним из организаторов такого форума. Убежден, действуя вместе, мы сделаем мир стабильным и безопасным, обеспечим условия для развития всех государств и народов», – добавил тогда президент. И мы эти амбициозные задачи выполняем. Запущен нацпроект «Экология». Правительство России обозначило, что одним из ключевых направлений экологической повестки на ближайшую перспективу является переход к экономике замкнутого цикла – принятая соответствующая стратегическая инициатива одна из самых масштабных и ожидаемых. Ведь ежегодно мы накапливаем более 8 млрд тонн разных отходов. А наша задача – создать в стране систему, при которой полезная их часть будет возвращена в оборот. У нас пока еще линейная модель обращения с ресурсами: внутри страны ежедневно производятся и завозятся из-за границы миллионы товаров; после использования они просто превращаются в отход, захоронение более 90% которого идет на полигонах. Переработка, безусловно, тоже присутствует, но далеко не всех отходов. Планируем вовлекать в оборот до 50% вторичного сырья из отходов в строительстве, сельском хозяйстве, промышленности. В результате объем захоронений к 2030 году в России сократится вдвое. Эксперты считают, что «Экономика замкнутого цикла» как индустрия способна к 2025 году формировать до $1 трлн. Это разве не амбициозно?

Последние реформы, произошедшие в Российской Федерации, а также глобальные мировые экономические процессы отражают высокую значимость и актуальность ESG-критериев. Так, в течение последних лет в Российской Федерации ESG-принципы набирают особые обороты. Россия стремится стать лидером среди других стран в данной области, в сторону чего направляются множественные реформы и законопроекты, связанные с финансированием данной сферы деятельности. Все существующие процессы в стране однозначно демонстрируют, что современные стратегические задачи России тесно связаны с формированием инновационной «зеленой» экономики. Это очевидно и неоспоримо.

Про «низкую амбициозность» обычно говорят иностранные экологи. Идея экологического развития России вызывает у них какую-то болезненную неприязнь. Похоже, любое движение в сторону социально-экономического прогресса через инфраструктурные проекты традиционно трактуется международным общественным министерством экологии как «низкая амбициозность России в экологии и климате», как «уничтожение особо ценных природных территорий», «передача бизнесу особо охраняемых территорий для добычи полезных ископаемых ради сегодняшних коммерческих интересов». И, как следствие, финансовое и экономическое развитие страны – это не экологично. Посмотрим, как в условиях энергетического кризиса, который сами же они и совершили, поговорят эти исследователи.

Я как-то рассказывал к каким, прежде всего экономическим, последствиям ведет псевдоэкологическая борьба с инфраструктурными проектами. Это наглядно демонстрирует опыт наших партнеров по БРИКС. Самым ярким эпизодом этой борьбы стала «зеленая» гуманитарная интервенция иностранных НКО для сдерживания роста экономики Индии. Чистая «экология» в действительности превратилась сегодня в мире в очень серьезный механизм геополитики и экономического давления. Я, кстати, пишу про это сейчас серию книг под названием «Экология наизнанку». Первая выйдет уже осенью. Хочу, чтобы у людей была и другая точка зрения на имиджевые картинки международных «зеленых». Это не квасной патриотизм – я просто хочу, чтобы у людей развивалось критическое мышление. А о многих вещах они просто не знают.

– По вашему мнению, решение каких экологических проблем в России стоит сегодня наиболее остро? О чем это может свидетельствовать? И что необходимо сделать для их решения?

– Ключевые проблемы уже обозначены в направлениях нацпроекта экология. Этот проект, как и впервые созданная в 2018 году проектная система управления в правительстве, уникален именно тем, что впервые обозначены все экопроблемы и созданы механизмы решения каждой из них: институт ликвидации накопленного вреда, эксперимент по квотированию, реформа обращения с отходами и прочее. Сейчас вот принят закон по климатическому эксперименту на Дальнем Востоке. Да, может быть, не все идет идеально. Но делается работа над ошибками, вносятся корректировки, в конце концов национальные проекты – это живой организм.

Особенность организации современной проектной деятельности в правительстве – это управление рисками, а не только реагирование на проблемы. В проектном управлении большое внимание уделяется управлению рисками и прогнозированию проблем, которые еще не случились, и выработке инструментов их предотвращения. Это очень ярко отражает подход – не только решение старых проблем, а в целом перестройка всей системы через достижение национальных целей.

Напомню, что решение о системном внедрении проектного управления в органах государственной власти в Российской Федерации было официально принято 30 июня 2016 года. В этот день президент России подписал указ №306. Этим указом он создал Совет по стратегическому развитию и приоритетным проектам – специальный совещательный орган для разработки подходов к способам и формам решения важнейших задач по основным направлениям стратегического развития страны. Президиум Совета возглавляет председатель правительства России. Одновременно с этим в июле 2016 года в структуре аппарата правительства Российской Федерации был сформирован Департамент проектной деятельности правительства. Департамент выполнял функции федерального проектного офиса, организовал проектную работу, формировал портфели приоритетных программ и проектов, проводил оценку, вел мониторинг.

В октябре 2018 года принято постановление правительства № 1288 «Об организации проектной деятельности в Правительстве Российской Федерации». Указанное постановление окончательно регламентировало основные принципы и подходы к реализации проектного подхода. Постановлением установлен порядок и функциональная структура организации проектной деятельности, определены единые подходы к проектной деятельности в правительстве, органы управления проектной деятельностью, последовательность действий, функции, полномочия и ответственность участников проектной деятельности в ходе инициирования, подготовки, реализации, мониторинга и завершения проектов. Первые результаты новой системы управления были получены в январе 2020 года.

Как вы видите, вся новая система еще достаточно молодая – но ранее я уже рассказывал об основных достижениях нацпроекта «Экология». Согласитесь, это все очень системно и масштабно. Такого не было никогда в нашей стране в сфере экологии.

Очевидно, что одно из главных национальных богатств России – наши природные ресурсы, поэтому экология – это важнейший национальный приоритет. Когда экологию пытаются сделать разменной монетой в геополитических играх в ущерб не только интересам России но и всего мира, необходимо сплотить институты гражданского общества, зеленой публичной и научной дипломатии, бизнеса и государства в реальных делах, программах, проектах и инициативах. Эффект от которых будет ощутим, как в масштабах отдельных территорий, стран и в целом мира. Я убежден, что любые экологические проблемы решаемые. А для этого, как когда-то емко заметил наш лидер, «каждый должен мотыжить, как святой Франциск, свой участок, бум-бум, ежедневно, и тогда успех будет обеспечен».

Отдельно хочу остановиться на неотъемлемом компоненте, который многие зачастую исключают или подходят к нему формально – это роль науки в решении экологических проблем. Вроде бы в большом значении науки убеждать сегодня никого не приходится. Но зачастую этой ролью пренебрегают. При определении путей решения экологических проблем не всегда прибегают к научной экспертизе. Я принципиально исхожу из того, что устойчивое развитие, зеленая экономика и зеленое будущее без науки просто немыслимы. Условия, в которых наш мир будет развиваться по направлению к новой парадигме устойчивого развития в будущем столетии, делают еще более настоятельным ускорение научно-технического прогресса.

Поэтому для результативного ответа на все экологические вызовы нам нужно повышать роль и ответственность академической науки, улучшать организацию всей системы научных исследований, чтобы эта система была значительно более гибкой и мобильной. В условиях международных рестрикций и ограничений внимательнее следует относиться и к нуждам науки, обеспечивать научные учреждения оборудованием и приборами, расширять экспериментальные производства. Все это возможности для развития российской техники и технологий, природоподобных решений. Страна крайне нуждается в том, чтобы усилия «большой науки» наряду с разработкой теоретических проблем в большей мере были сосредоточены на решении ключевых экологических вызовов, на открытиях, способных внести подлинно революционные изменения, которые позволят решать экологические проблемы.

– Какое место занимает Экологическая палата в процессе выработки и реализации экологических решений? Какие задачи стоят перед ней сегодня? Каких результатов ей удалось достичь за 9 лет с момента своего создания?

– Экологическая палата России создана в ноябре 2013 года в рамках программы по поддержке НКО в качестве общественной экологической коммуникационной и экспертной площадки для целей конструктивного взаимодействия экологических организаций, научного сообщества, гражданского общества и бизнеса с федеральными и региональными органами исполнительной, законодательной и судебной власти, привлечения внимания органов власти и общественности к обсуждению важных общественно-экологических проблем, выработки единых конструктивных решений в сфере экологии и системной реализации экологических инициатив.

Когда мы обсуждали на старте создания основные цели деятельности Экологической палаты, то выделили две глобальные: первая – содействие единению и взаимному доверию, сотрудничеству и гражданской солидарности во имя успеха России как глобального лидера в вопросах экологии, устойчивого развития, противодействия изменению климата и развитию экоинноваций; и вторая – содействие экологическому развитию России как сильного, свободного, суверенного государства, являющегося лидером развития и центром притяжения для многих стран.

Если говорить про международное экологическое сотрудничество, то одним из важных достижения я считаю учреждение в 2021 году Экологической палатой России Международной экологической палаты (International Ecological Chamber) как инструмента зеленой публичной дипломатии. Было открыто отделение по Северной, Южной Америке и Арктике с постоянным представительством в Бостоне, которое возглавил американский эколог и консультант Джон Дж. Фитцпатрик. Он, к слову, более 20 лет помогает России с поиском лучших решений и технологий в разных сферах, прежде всего в сфере экологии. Это случилось в разгар пандемии и череды антироссийских санкций. США согласились и разрешили открыть отделение – и это о многом говорит. Поколение экотеррористов уходит – им на смену приходит «зеленая публичная дипломатия» с убеждением и без протеста. И экология должна стать тем мостиком, который вне санкций и политики объединит народы планеты Земля ради справедливого будущего и защиты прав поколений, живущих сегодня и последующих.

Возвращаясь к функциям Экологической палаты России – в первую очередь это, конечно, осуществление общественного контроля по любым вопросам, которые могут оказать влияние на экологическое развитие. Кстати сказать, это работа была начала еще до принятия закона «Об основах общественного контроля в Российской Федерации». Можно сказать, что организация стояла у истоков новой системы общественного контроля в сфере экологии. Мне кажется, что эффективной формой общественного контроля является работа через Общественные советы при ФОИвах. Экологическая палата сегодня активно расширяет свое присутствие в работе в рамках Общественных советов. Опыт, компетенции экспертного пула Экопалаты очевидно очень полезны в такой работе. В этом году наши представители вошли в Общественные советы в Минприроды России, Росгидромет. Заканчиваются выборы и по ряду других советов, в планах – расширять присутствие и наращивать экспертную работу там, где мы можем быть полезны и эффективны.

В 2016 году по инициативе Экологической палаты были подписаны Патриотический акт экологических организаций и Меморандум о стратегических приоритетах развития экологического патриотизма между крупнейшими и старейшими общественными экологическими движениями. Это было историческое событие для российского экологического движения – мы впервые начали серьезно объединяться для достижения общих целей.

Палата также выполняет роль экологического ньюсмейкера через внятное определение проблемы и формирование в обществе представления о путях ее успешного разрешения и осуществляет подключение групп общественного контроля за экологическими нарушениями, организует мониторинга деятельности экологических организаций.

Кроме того, важно задачей является предоставление общественным организациям бесплатной площадки для проведения экологических дискуссий. Надо сказать, что мы первые в 2014 году создали общественный Экологический пресс-центр при поддержке правительства Москвы. Равно как и начали выпускать первое печатное издание об экологии – газету «Грин Сити». Это первое, по сути, «зеленое СМИ» в России создали еще в 2012 году будущие сопредседатели Экологической палаты Владимир Семенов и Владимир Коптев-Дворников.

В 2013 году, с целью одноименного лозунга «вывести экологию из подполья», мы выступили организатором самого большого эко-фестиваля на территории СНГ «Российской экологической недели», которая проходила в Москве в 2013 году в центральном «Манеже», в 2015 году – в Центральном доме художника на Крымском валу, в 2017 году – у стен Кремля. В 2023 году, в 10-летний юбилей Экологической палаты, мы готовим 4-ю Российскую экологическую неделю, которую планируем провести в главном зеленом пространстве нашей столице – парке «Зарядье».

Если коротко, то к основными функциям Экологической палаты России относится: обсуждение приоритетных направлений природоохранной политики с участием представителей научных кругов, экспертов, общественных организаций, бизнес-структур и органов государственной власти; первоначальная общественная независимая экспертиза экологических проектов и конфликтных ситуаций путем открытой дискуссии и экспертной работы, а также объединение экологических организаций, гражданского общества, представителей экологически-ориентированного бизнеса, научного сообщества, экологических СМИ в рамках единой дискуссионной площадки для достижения большего понимания и выработки большей координации действий.

А вообще общественная работа – это колоссальная нагрузка: тысячи общественных экспертиз, сотни стратегических инициатив, заключений на нормативно-правовые акты, «нулевых» чтений, оценке регулирующего воздействия, научные работы, экспертные дискуссии, интервью, выездные мероприятия. Обо всех результатах так и не расскажешь. Это, наверное, отдельная тема для интервью.

– Как вы считаете, что России стоило бы перенять из мирового опыта создания и реализации экологических проектов? А какие практики она сама могла бы предложить другим государствам?

– Я как выпускник МГИМО хорошо отношусь к изучению лучших зарубежных практик. Для понимания: лучшие практики (от англ. best practices) – это набор принципов и действий, которые в теории приводят к наиболее эффективному результату. Очень часто это применяется в бизнесе. Суть концепции в том, чтобы легко находить и применять самые эффективные способы достижения целей. Так не надо тратить время и повторять чужие ошибки, а вместо этого надо сразу воспользоваться лучшим вариантом. Best practices используют в разных областях – от менеджмента и преподавания до государственной политики. Предприниматели также перенимают опыт коллег из самых разных сфер, чтобы адаптировать его под задачи своей компании. Многие по-разному относятся к изучению зарубежных практик. Одни убеждены, что это прорывной инструмент, другие – вовсе не пользуются лучшими практиками, говоря только об аутентичности.

Я считаю, что мировой опыт – это хороший ориентир, как вторичное исследование, которое можно посмотреть, чтобы сэкономить время и деньги. Явный минус в том, что best practices – это своего рода ментальная ловушка, которая позволяет переложить ответственность на другого и не думать своей головой. Использовать передовой опыт следует для идентификации ситуаций, а не для их решения. Самое главное – исключить их бездумное внедрение.

Что касается российского опыта, то мы не просто могли бы, а уже предлагаем. Нацпроект «Экология» вызывает огромный интерес, я лично консультировал несколько стран СНГ по этой тематике, многие вещи уже реализуются, на следующей неделе у нас предстоят встречи с коллегами из Ирана по тематике моделирования и окенографии по Каспию. Отчетливо видно, что российская наука и практики востребованы. Это касается и лучших зеленых практик компаний. А что касается глобально, мы уже предложили новую парадигму, ее озвучил наш президент на Генассамблее ООН 6 лет назад – нужно дать концентрированный ответ на то, чтобы восстановить нарушенный человеком баланс между биосферой и техносферой.

– Недавно российская партия «Зеленые» заявила, что России необходимо разработать собственную климатическую программу, которую можно было бы потом рекомендовать миру. Что вы об этом думаете?

– Действительно, мне кажется, что России необходимо разработать собственную климатическую программу на научной основе, для этого есть все возможности и компетенции. Во владении Российской Федерации находится практически ½ часть территории и акватории, ограниченной Северным полярным кругом. Это в два раза больше Канадского сектора, который является одним из крупнейших в зарубежной Арктике – это самая большая юрисдикционная территория «кухни погоды» в мире. Но здесь есть вопросы. Возвращаясь к теме возникновения климатических аномалий, важно подчеркнуть, что огромным недостатком является факт отсутствия установления единого мнения касаемо данного вопроса. Даже после проведенных в период международного полярного года исследований.

Несмотря на проведение активной поддержки современных принципов международной климатической повестки, технические аспекты деятельности России в рамках климатической повестки можно охарактеризовать как отстающие. Российская Федерация должна использовать достаточно значимые доказательства, обоснованные признанной в рамках международных масштабов деятельности системой контроля выбросов в атмосферу. Однако для достижения таких успехов в первую очередь необходимо сформировать специальную полигональную систему измерения. Мы только начали этим заниматься.

На современном этапе в рамках международного сотрудничества возникает особое понимание необходимости ориентации на изучение Мирового океана, поскольку именно он выступает не просто источником текущих проблем, но и является главным способом их преодоления. Однако сегодня отсутствуют какие-либо доказательные научные исследования в области примерной стоимости карбонной емкости экосистем арктических и субарктических морей России на примере растворенного органического вещества (РОВ). Оно выступает в качестве основного емкостного объекта, направленного на бессрочное захоронение значительных объемов атмосферного углерода в рамках арктических и субарктических морей Российской Федерации.

Кроме того, основываясь на данных национального кадастра антропогенных выбросов, Российская Федерация выступает нетто-эмитентом в области парниковых газов (что фактически делает ее потенциальным плательщиком налога на выбросы). Однако существующие в рамках Северного Ледовитого океана резервы дают возможность сменить данный статус на нетто-поглотителя и формировать захоронения выбросов. Так, Мировой океан выступает в качестве важнейшего регулятора текущего количества СО2 в атмосфере, поскольку он выступают поглотителем миллиардов тонн выбросов в год за счет осуществляемого фотосинтеза со стороны водорослей. Кроме того, с позиции Российской Федерации большая часть стоков должна быть подвержена депонированию и последующему захоронению атмосферного углерода в системе океанов, что диктуется преимуществом высоких и средних широт в области поглощения; низкоширотные же моря становятся источником выработки СО2.

Исследования текущих лет стали основой формирования предположений о довольно сильной недооценке Мирового океана как поглощающего углерод объекта, в частности в отношении арктической климатической зоны. Ученые из Вудсхолского Океанографического университета на основе моделирования смогли выяснить, что океан фактически вдвое больше поглощает углерод, чем это было известно ранее. Предшествующие исследования, проводимые со стороны швейцарских специалистов, подчеркивали, что в период с 1994 по 2007 год Мировой океан поглотил более 34 млрд тонн углекислого газа – это составило чуть более 30% от мирового объема выбросов углекислого газа. Примечательным фактом является то, что Охотское море, расположенное на территории России, имеет углеродную емкость в пределах 2 гигатонн органического углерода (что в эквиваленте СО2 составляет около 7 гигатонн). Такие объемы суммарно превышают существующие совокупные показатели арктических морей, расположенных в пределах России.

Таким образом, учитывая входящие в состав России холодные моря Северного Ледовитого и Тихого океанов, расположенные в приарктической и арктической зонах, можно подчеркнуть конкурентное преимущество Российской Федерации на фоне других стран в рамках международных углеродных взаимоотношений, поскольку данный факт подчеркивает высокую предельную возможность в емкостном заполнении данных резервуаров выбросами углерода. Использование морей Северного Ледовитого океана Российской Федерации в качестве мест захоронения СО2 является довольно перспективным и в тоже время ключевым направлением деятельности государства в области следования международным целям по борьбе с выбросами парниковых газов. Имеющийся потенциал может раскрыться в виде главного структурного преимущества России на фоне других участников международных климатических процессов. В частности, за счет внедрения методов извлечения углерода в Северном Ледовитом океане, Россия сможет сократить количество выбросов, производимых со стороны расположенных в арктической зоне компаний. Кроме того, изложенные процессы имеют также научно-воспроизводственный и экономический потенциал развития.

Проведение комплексной оценки с последующим моделированием и утверждением секвестрации углерода в морях Северного Ледовитого океана может стать способом разрешения споров относительно занимаемого Российской Федерацией положения в области поглощения (или выработки) углерода. Причем с позиции депонирования СО2 можно выделить широкий потенциал осуществляемых направлений деятельности, что также подчеркивает необходимость закрепления положения России на международной арене в качестве главного «поглотителя» углерода. Конечно, в этом подходе есть большое количество вопросов в части методологии и принципам ведения кадастра антропогенных выбросов из источников и абсорбции поглотителями парниковых газов. Но этим нужно заниматься. Такой подход особенно становиться актуален в период объявленного Десятилетия наук об Океане ООН.

– На круглом столе ИА REGNUM вы сказали, что Калининградская область может стать примером в преодолении климатических изменений. Не могли бы вы более подробно рассказать, в чем уникальность этого региона? Как и за счет чего он может к этому прийти?

– Расположение Калининградской области в прибрежной зоне Балтийского моря делает ее особенно уязвимой к воздействию изменений климата. Увеличение повторяемости опасных гидрометеорологических явлений – паводков, наводнений, штормов пр., могут оказывать негативное влияние на важные отрасли экономики области, такие как сельское хозяйство, водопользование, портовая инфраструктура, энергетика и др. Поэтому разработка на региональном и местном уровне мер адаптации должна стать приоритетной задачей для структур, ответственных за устойчивое развитие Калининградской области.

Климатические изменения могут выражаться в изменениях физических и биологических параметров. В целом в масштабах страны ни адаптация к изменению климата (смягчение потенциальных неблагоприятных последствий), ни снижение воздействия на климатические изменения (замедление самого процесса его изменения) не способны по отдельности решить проблему негативного воздействия факторов, вызванных изменением климата, однако в совокупности эти меры могут существенно уменьшить возникающие опасности. На региональном уровне невозможно решить глобальную проблему снижения влияния климатических изменений, но возможно, например, применение заблаговременных адаптационных мер в русле двух видов адаптационных стратегий: во-первых, защитные меры (защита традиционных технологий, производств, стилей жизни), во-вторых, упреждающие инновационные меры (получение выгод от климатических изменений и жизнь в условиях климатических изменений). Тем самым можно попытаться повысить устойчивость экономики и производства к происходящим изменениям климата, снизить потери от опасных гидрометеорологических явлений и повысить эффективность производства за счет учета благоприятных изменений климата.

Я считаю, что в сложных условиях, в которых оказалась Калининградская область, все это давление через односторонние ограничительные меры, которые противоречат международному праву, надо использовать для прорывных преобразований. Мне кажется вполне возможным сконцентрировать силы и средства для того, чтобы первый пилот по адаптационным мерам провести именно тут. Показать, так сказать, хрущевскую «кузькину мать». Калининградская область – полуэксклав России, так как не имеет с ее основной территорией общей сухопутной границы, но соединена по морю. Это важно геополитически.

– Как вы оцениваете перспективы атомной энергетики? Некоторые эксперты полагают, что использование этой технологии в декарбонизации ошибочно, ставку надо делать на развитие водорода.

– Сектор электроэнергетики находится в центре внимания климатической политики из-за доступности существующих низкоуглеродных технологий производства и высокой вероятности того, что окончательная декарбонизация других секторов, таких как отопление, промышленность и транспорт, ни в коей мере не будет зависеть от больших процессов электрификации. Межправительственная группа экспертов по изменению климата заявила, что для достижения целей Парижского соглашения потребуется почти полная декарбонизация электроэнергетики к середине века.

Атомная энергия – это самый перспективный способ декарбонизации. Строительство новой атомной электростанции является наиболее эффективным способом декарбонизации энергосистемы, способным снизить углеродоемкость системы до 34% на мегаватт установленной мощности по сравнению с прерывистыми возобновляемыми источниками энергии. Это научный факт. Эти «эксперты», скорее всего, находятся под давлением очередной волны щедро оплаченной культуры отмены «русского атома». По мере того как мир выбирает, какие технологии поддерживать, чтобы ускорить переход от ископаемого топлива, признание научно доказанного факта, что атомная энергия – это «зеленая» энергия, могут сэкономить сотни миллиардов долларов как для потребителей, так и для всех налогоплательщиков. Но лидер в атомной энергетике – России, поэтому появляются такие вот «глубокие эксперты».

– Что может делать каждый человек в отдельности, чтобы помочь решить экологические проблемы?

– Президент России, выступая на итоговой пленарной сессии XVII ежегодного заседания международного дискуссионного клуба «Валдай», очень точно заметил, что тема охраны окружающей среды давно и прочно вошла во всемирную повестку. «Но я бы расширил дискуссию и обсудил еще и такую важную задачу, как отказ от неумеренного, ничем не ограниченного сверхпотребления в пользу рачительной и разумной достаточности; когда живешь не только сегодняшним днем, но и думаешь, что будет завтра». Так вот каждому человеку в отдельности и всем вместе перестать заниматься сверхпотреблением – во всех сферах: от производства до потребления. И отходы сократятся, и количество потребляемых ресурсов, энергии и экопроблем будет меньше.

А еще я хотел бы сосредоточить ваше внимание на такой, казалось бы, далекой от экологических проблем теме, как религия. Очень интересно исследовать вопрос о взаимоотношениях между человеком и природой согласно библейским текстам, через чтение и изучение таких книг Ветхого Завета, как Книга Бытия и Псалтирь. Я удивительным образом пришел к однозначному выводу об отсутствии в библейской картине мира таких явлений, как антропоцентризм, экофобия и потребительское отношение к природе. Напротив, Ветхий Завет, как это ни странно, весьма экофилен, несмотря на свою строгую теоцентричность. Согласно ему, человек признается венцом творения, но при этом является частью природы, в связи с чем и получает от Бога заповедь «возделывать» ее и «хранить». Таким образом, человек ставится выше остальных тварей и наделяется функциями «эдемского администратора», однако хозяином природы выступает только Бог. Согласно Ветхому Завету, человек несет полную ответственность перед Богом, в том числе и за свое отношение к природе. В итоге мы приходим к выводу о том, что экологическая культура, описанная в Библии, формирует у человека не потребительское отношение к природе, а, напротив, прививает ему ответственность за сохранение природной среды. Так что в ответе на этот вопрос я, наверное, Вас удивлю своим ответом – стараться жить по Божьим заповедям. И в экологии это работает тоже.

– В июне вас избрали председателем общественного совета при Росгидромете. Расскажите, какие первоочередные задачи перед вами поставлены?

– Росгидромет – очень большая организация, которая насчитывает свыше 30 тысяч сотрудников, осуществляющих свою работу непосредственно через центральный аппарат и через свои территориальные органы во взаимодействии с другими федеральными органами исполнительной власти, органами исполнительной власти субъектов, органами местного самоуправления, общественными объединениями и иными организациями.

Важно подчеркнуть, что принципиальным для деятельности Росгидромета в качестве уполномоченного ФОИВа в области мониторинга окружающей среды и ее загрязнения является обеспечение права граждан на достоверную информацию о состоянии окружающей среды, закрепленного в статье 42 Конституции Российской Федерации. Отсюда возникает и прочная необходимость межведомственного взаимодействия и междисциплинарного научного сотрудничества. Основные три стратегические направления, которые осуществляет организация, – обеспечение гидрометеорологической безопасности, информации о состоянии окружающей среды, ее загрязнении, гидрометеорологическое обеспечение деятельности Российской Федерации в Арктике, Антарктике и Мировом океане.

Как подчеркнул руководитель Росгидромета Игорь Шумаков в своем выступлении на первом заседании в Общественной палате России, приоритетным направлением работы общественного совета является широкое распространение информации о деятельности Росгидромета. Действительно, в этом заключается главный смысл народной повестки общественного совета при Росгидромете (ОС РГМ) – содействие реализации конституционного права граждан на благоприятную окружающую среду и достоверную информацию о ее состоянии. В тесном взаимодействие с Росгидрометом и подведомственными организациями общественный совет в новом составе продолжит обеспечивать ретрансляцию в общественную сферу актуальной информации по основным направлениям деятельности Росгидромета с целью донесения до общества объективной и основанной на данных ГНС информации, в том числе с целью недопущения фейков и спекуляций. За счет оперативного и качественного реагирования на актуальные и злободневные общественные вопросы, в том числе о состоянии окружающей среды, будет обеспечена необходимая поддержка работы ведомства, обеспечена открытость.

Важнейшей составляющей в работе совета должно стать взаимодействие с ОП РФ и экспертным сообществом. С целью обеспечения тесного взаимодействия с комиссией Общественной палаты по экологии и охране окружающей среды, нам предстоит подготовить план проведения на площадке ОП РФ профильных мероприятий, выстроить взаимодействие с региональными Общественными палатами. Необходимо также сформировать актуальную повестку для обеспечения участия общественного совета Росгидрометцетра на форуме «Сообщество» Общественной палаты России. Нами будет продолжена работа с ведущими некоммерческими отраслевым организациями России (Русское географическое общество, Российское гидрометеорологическое общество, Ассоциация полярников, ВООП и др.).

С учетом специфики деятельности Росгидромета и большого количества направлений работы ведомства, знаковой задачей будет являться популяризация основных результатов научных исследований. Мы видим на это направление большой запрос со стороны общества и уже обсуждаем возможное взаимодействие с обществом «Знание». Возрождение российского общества «Знание» стало одним из главных событий в области просвещения в прошлом году. О необходимости перезагрузки организации указал президент России Владимир Путин в послании Федеральному собранию. Взаимодействие с обществом «Знание» позволит существенно усилить распространение информации о деятельности Росгидромета и научных результатах.

Положительным видится интерес к деятельности Росгидромета со стороны молодежи. Усиление поддержки молодежных инициатив в части популяризации гидрометеорологических профессий и вовлечение в деятельность Росгидромета может быть обеспечена посредством создания молодежного совета с участием движения метеоволонтеров.

Сейчас мы решаем стартовые вопросы организации деятельности, формируем план работы до конца года, определяемся с регламентными вопросами. Важной задачей ближайшего периода будет информационная трансформация ОС: запуск отдельного сайта общественного совета, телеграмм канала, пресс-секретаря.

Ну и последнее по списку, но не по значению – это мероприятия общественного контроля. Общественный контроль осуществляется в различных формах – сейчас мы работаем в формате общественной экспертизы и готовим экспертный доклад по одной из важнейших на наш взгляд теме, которая широко поддерживается в том числе профсоюзной организацией ведомства – «Значение человеческого капитала в гидрометеорологической отрасли в условиях ограничительных мер». Дело в том, что новые экономические и геополитические реалии требуют пересмотра деятельности гидрометеорологической отрасли в России и отношения к человеческому капиталу.

При всех успехах в Росгидромете остаются определенные проблемы, основная из которых заключается в сокращении и не увеличении финансирования прежде всего на специалистов отрасли. С учетом односторонних ограничительных мер, о которых я уже говорил, сокращается возможность доступа к зарубежным ресурсам, технологиям, а из-за финансового необеспечения возникают и другие сложности: уходят квалифицированные специалисты, ухудшается точность измерений. Этого нельзя допустить. Особенно в суровых арктических условиях. Качество прогнозов возможно повышать только за счет профессионального развития кадрового потенциала, новых информационных технологий, которые создают именно специалисты. В России отрасль метеорологии существует почти 200 лет. В апреле 2024 года мы планируем подготовку к празднованию 190-летие. И вполне естественно, что за это время накопился огромный опыт, колоссальный человеческий капитал. И с учетом стратегических задач и вызовов нового времени нам во что бы то ни было нужно его сохранить и развивать.

  • Мария Савина
  • Юрист спешит на помощь

Фотоотчеты