Finversia-TV
×

Валерий Черноокий: «Будет что-то вроде 90-х, но в меньших масштабах» A A= A+

Профессор РЭШ Валерий Черноокий в интервью журналу «Юрист спешит на помощь» рассказал, как будет выглядеть и сколько займет адаптация российской экономики к новым условиям, как западные санкции скажутся на глобальной экономике и почему безработица для России никогда не была главной проблемой.

– Недавно Банк России опубликовал доклад о денежно-кредитной политике под названием «Масштабная трансформация российской экономики». В нем он прогнозирует, что экономика перейдет к новому равновесию уже к середине 2023 года. Как, по вашему мнению, будет выглядеть этот переход? Какие он может обрести очертания? И действительно ли экономика сможет приспособиться к новым реалиям за такой короткий период?

– Следует понимать, что это не будет окончательным переходом к новому равновесию. Сама структурная трансформация потребует длительного времени и, возможно, займет годы и десятилетия, если санкции останутся в действии. Острая фаза кризиса, скорее всего, закончится через 1,5-2 года – на этот период как раз и рассчитан прогноз Банка России. Но мы пока еще не вошли в эту острую фазу, поскольку у нас еще есть неиспользованные запасы импортной продукции. Если посмотреть на динамику ВВП, то в первом квартале снижение выпуска было практически незаметным по сравнению с предыдущим кварталом. Однако в апреле-мае уже заметны симптомы падения экономики. В каких-то отраслях будут заканчиваться старые запасы, пойдут проблемы с новыми поставками импорта, где-то возникнет дефицит, многие предприятия будут вынуждены останавливать либо сокращать производство. Все это приведет к тому, что экономика со стороны предложения начнет замедляться. Одновременно будет происходить и падение спроса.

К тому же у нас сохраняется высокая неопределенность относительно того, как будут развиваться события в будущем. Это, в свою очередь, сильно влияет на инвестиции и потребительский спрос. Люди уже начинают больше сберегать, а компании снижают инвестиции. Все это тоже будет негативно сказываться на выпуске продукции, на экономическом росте. В дальнейшем, конечно, начнется восстановление, но оно не будет быстрым, темпы роста будут очень низкими либо близкими к нулю. Мы знаем, что замедление экономики в России наблюдалось еще с начала 2010-х, то есть российская экономика стагнирует уже достаточно длительный период. Сейчас темпы роста будут еще более низкими, будет что-то вроде 90-х, но в меньших масштабах.

– Можно ли предположить сценарий, при котором у российской экономики не получится адаптироваться и перенаправить свои товарные потоки на альтернативные мировые рынки? Что ждет экономику в этом случае?

– Во время такого промежуточного этапа будет происходить адаптация экономики в виде замещения импорта – импорт из западных стран и стран, которые ввели санкции, будет замещаться импортом из Китая и других азиатских стран, может быть, еще и стран Латинской Америки. Понятно, что не всюду это будет проходить гладко, в каких-то сферах неминуемо возникнут проблемы. Но какой-то катастрофы не произойдет, будет просто медленная стагнация, снижение технологического уровня экономики.

– Кроме того, Банк России ожидает, что инфляция составит 18-23% по итогам текущего года, а ВВП упадет на 8-10%. Согласны ли вы с этими оценками? Каковы ваши ожидания?

– В целом я согласен с такими оценками, но, скажем, с более низкими, более оптимистичными их границами. Инфляция уже начала серьезно замедляться, после того как сильно укрепился рубль, спал ажиотажный спрос, который мы наблюдали в марте-апреле, сильно выросли процентные ставки. Но ее темпы все равно будут оставаться на повышенном уровне, поскольку проблемы с импортом, новыми поставками никуда не исчезли и не будут полностью разрешены еще довольно длительное время. Поэтому я думаю, что, скорее всего, здесь будет граница в 18%. По темпам ВВП я тоже считаю, что падение будет не настолько большим, все-таки 8-10% – это довольно пессимистичные прогнозы. Падение может быть даже немножко меньше, в районе 6-8%, но, опять же, это будет только первым шагом к замедлению долгосрочного роста экономики.

– В своем докладе регулятор также указал на «умеренный» рост безработицы, но при этом не привел конкретных цифр. По вашим оценкам, какого уровня она может достичь? И как при этом изменятся реальные доходы населения?

– В России во времена кризисов безработица всегда была не настолько серьезной проблемой, как в других странах. Это объясняется тем, что у нас адаптация рынка труда идет часто не за счет роста безработицы, а за счет вынужденных отпусков, сокращенной рабочей недели, снижения премий, то есть за счет скрытой безработицы. Даже во время коронавирусного кризиса в 2020 году безработица в России выросла не так сильно, как, например, в США. Если брать данные за первый квартал 2022 года, то она у нас сейчас находится на исторически низком уровне. Если я не ошибаюсь, там, по-моему, 4,1%. Но даже если и будет наблюдаться рост, он будет незначительным, до уровня 5-6%. А сокращение реальных доходов уже произошло за счет высокой инфляции, которую мы наблюдали в марте-апреле, в то время как номинальные зарплаты, пенсии и другие доходы сильно не выросли или даже упали. В ближайшее время реальные доходы будут и дальше падать, так как экономика будет сжиматься.

– Какие последствия ждут российскую экономику и бюджет в случае введения странами ЕС нефтяного эмбарго? Сможет ли Россия его выдержать?

– Если говорить о санкциях, которые сейчас планируются, то они не предполагают мгновенный запрет на импорт российской нефти. Отказ европейских стран от российских энергоносителей займет длительное время, может быть, год, может, и больше. За это время российская нефтяная отрасль может перестроиться, поставки пойдут в Азию, а арабские страны перенаправят свои потоки из азиатских стран в европейские – то есть произойдет перераспределение потоков, а падение производства и экспорта нефти в России будет не таким серьезным, как кажется. Тем не менее цены для стран, которые импортируют нефть, вырастут, Россия же будет продавать ее с серьезным дисконтом, что, впрочем, делает и сейчас. Это означает, что большой прибыли от высоких мировых цен на нефть Россия не получит, доходы от нефти будут падать.

– Как вы оцениваете перспективы переориентации России на азиатские страны? Какие риски и возможности тут есть?

– Переориентация идет давно, даже без санкций. Все-таки азиатские рынки – быстрорастущие рынки. Китай сегодня – самый крупный торговый партнер России, а так как западные страны сокращают свои торговые связи с Россией, его роль будет только возрастать. Но, конечно, есть реальный риск попадания России в бо́льшую зависимость от Китая. Если предположить, что возникнут какие-то проблемы со стороны китайских властей, то это также неминуемо скажется на российской экономике. Замещение импорта со стороны китайских поставок будет тоже идти не так гладко. Мы уже видим, что китайские компании (по крайней мере, частные) не особо охотно идут на поставки оборудования, пытаясь тем самым избежать рисков введения вторичных санкций.

– Можно ли сказать, что разрыв с Западом Россия сможет полностью компенсировать отношениями с восточными странами?

– Конечно, нет. Не все технологии сегодня там присутствуют. Китай все-таки не самая развитая экономика в технологическом плане. Многие сферы, в которых необходимы микросхемы, чипы, сложное оборудование, Китай заместить просто не сможет, и здесь у России возникнут серьезные проблемы.

– Как, на ваш взгляд, введенные против России ограничения скажутся на глобальной экономике? Будут ли они иметь последствия для развивающихся экономик? Можем ли мы уже сегодня наблюдать от них эффект?

– Российская экономика хоть и маленькая по мировым меркам, но есть сферы, где она играет значимую глобальную роль. Это энергетика, экспорт нефти и газа, продовольствие, металлы. И в последние месяцы мы видим значительный рост цен на эти сырьевые товары, который негативно влияет как на развитые страны, где сейчас высокая инфляция, так и развивающиеся страны. Очевидно, что для последних основной эффект будет в высоких ценах и дефиците продовольствия, который, в свою очередь, приведет к тому, что в самых бедных странах может возникнуть риск голода.

– Когда, по вашему мнению, проявится полный эффект от санкций? Каким вы его видите?

– Последствия санкций будут долгосрочными. Мы время от времени будем испытывать проблемы с какими-то конкретными импортными товарами. Экономика станет более закрытой. Будут периодически возникать проблемы с дефицитом. Снизятся качество и выбор товаров. Процесс создания сложных импортозамещающих производств внутри страны будет наталкиваться на нехватку технологий, оборудования и квалифицированных кадров. Роль государства в поддержке экономики будет увеличиваться, но эффективность такой поддержки останется низкой. Как я уже говорил, это все будет негативно влиять на темпы роста российской экономики.

– Какие три книги вы бы порекомендовали прочитать всем, независимо от профиля образования?

– Из экономических точно порекомендую книгу Дарона Аджемоглу и Джеймса Робинсона «Почему одни страны богатые, а другие бедные». Она в том числе объясняет, почему в последние годы экономика России растет очень медленно. Из публицистической литературы я бы посоветовал почитать Тони Джадта «После войны. История Европы с 1945 года». В этой книге описываются экономические, социальные, политические изменения в Европе в течение 60-летнего периода после Второй мировой войны, показывается, почему мы имеем такую сильную, объединенную Европу сегодня. Из художественных книг хотелось бы вспомнить жанр антиутопии, который сегодня становятся больше даже жанром документальным. Здесь, конечно, роман Джорджа Оруэлла «1984», может быть, книга Войновича «Москва 2042», или книга Владимира Сорокина «День опричника».

  • Мария Савина
  • Юрист спешит на помощь

Фотоотчеты