Finversia-TV
×

Ярослав Кабаков: «Я бы поставил на укрепление рубля – в район 69-71» A A= A+

Ярослав Кабаков, директор по стратегии Финама, в интервью порталу Finversia.ru рассказал об инфляции, курсе рубля и сделке Яндекса и Тинькофф Банка.

– Нынешняя низкая инфляция надолго?

– Многие считают, что инфляцию укатали всерьёз и надолго, но я бы не стал спешить с прогнозами. И тем более я не уверен, что Банк России решится понизить таргет с нынешних 4% до 3%. Почему? Потому что мы видим достаточно интересную ситуацию: дефляция в летние периоды ярко себя не проявляла, а осенью ожидается рост цен на продукты питания.

– Сезонный?

– Необычно сезонный, я бы сказал. По крайней мере, таковы ожидания населения. Цены на плодоовощную продукцию летом не сильно снижались, более того в Европе были проблемы с сезонными рабочими в связи с пандемией. Поэтому мы увидим некоторое подорожание по этому сегменту в любом случае.

– Потому что случится дефицит?

– В определенной степени. Также увеличились затраты бизнеса – в связи с той же пандемией. Таким образом, предпосылки для ускорения роста цен есть. Статистика по США, ЕС и Великобритании за август по инфляции оказалась выше ожиданий. Ещё раз: в связи с коронавирусом мы имеем дело с инфляцией издержек. Инфляция спроса начнёт расти, как только у населения начнут расти доходы.

– В том случае, если начнёт оживать экономика? Трансферов же больше не ожидается?

– Не ожидается. Что касается ДКП, то мы видим, что Банк России встал на паузу с точки зрения дальнейшего понижения ставки. Более того, основные мировые центробанки также не горят желанием дальше понижать ставки. А если так, то доходы населения продолжат снижение.

– И Россия в этом процессе не исключение?

– Нет, не исключение. Если внутренний спрос в ЕС и в Азии не будет восстанавливаться в полной мере, то и потребление энергоресурсов будет слабым. А это значит, что спрос на наши энергоресурсы будет слабым, что уже отражается и дальше будет отражаться в виде слабого рубля.

– Было много прогнозов про доллар по 71, а он как стоял на уровне 75, так и стоит – и даже стремится выше.

– У нас много механизмов, которые сдерживают ослабление рубля. Не надо забывать, что в этом году наши граждане не поехали отдыхать за границу и поэтому не покупали доллары и евро. Кроме того, ЦБ вывоз капитала жёстко регулирует. Всё это тоже не способствует ослаблению рубля...

– Опять никого, кто за рубль?

– Я бы так не сказал, при текущей конъюнктуре рубль имеет все шансы на укрепление. Я бы поставил на укрепление – в район 71 или даже 69 до конца года.

– Какие ещё макроэкономические риски могут реализоваться до конца года?

– Риски всё те же, что и раньше. Основный риск заключается в том, что мы не сможем расти быстрее текущих темпов. И такие низкие темпы характерны сегодня для многих экономик, поскольку мир восстанавливается от пандемии не так быстро, как предполагалось. Сюда же накладываются риски, что только к концу года мы можем получить всю картину, что происходило с финансовым сектором во время кризиса. Речь идёт о просрочке и отсрочке по кредитам, о платёжеспособности компаний. К концу года мы можем недосчитаться части ритейла.

– Закроется?

– Многие розничные компании ведь закладывались на один период карантина ограничений, но надежды не сбылись. Кроме того, мы видим слабый внутренний спрос по всём мире – правительства не могут заставить людей тратить.

– То есть, люди не поехали отдыхать, да ещё и не тратят дома эти деньги?

– Люди закладываются, в том числе, на вторую волну. Меняется сберегательная модель поведения домохозяйств. Обратите внимание, какой высокий спрос наблюдается в ипотеке. Безумнейший спрос! Разница в спросе на вторичку достигает более 30%, чего никогда прежде не случалось. Кстати, в Санкте-Петербурге этот эффект сильно проявляется. Это ведь тоже риск – на горизонте в 10 лет мы увидим просрочку по ипотечным кредитам.

– С кем ещё простимся в этом году? Кроме части ритейлера?

– Под ударом, как обычно, банковский сектор.

– За исключением одного банка, с желтым цветовым решением в логотипе…

– С этим банком интересная ситуация. Сбербанк навязал банковскому сектору довольно жёсткую бизнес-модель по созданию экосистемы. И в этих жёстких рамках бизнес чувствует себя…

– Как в кабале?

– Это не я сказал, замечу! Теперь мы будем наблюдать, как такую же жёсткую экосистему будет выстраивать Яндекс. А что дальше? ВТБ пойдёт той же дорогой? Россельхозбанк?

– Альфа-Банк?

– Кстати, у Альфы не столь жёсткий подход. Может быть потому, что в банке нет госучастия. Вообще, бизнес сейчас столкнётся с ростом налогов – особенно металлурги и химики. С одной стороны, есть задача выйти на более высокие темпы роста экономики, с другой стороны, как это делать в условиях роста налогов? Остаётся реализация нацпроектов в интересах ограниченного круга участников. А значит тут будет присутствовать неэффективность, которая проявится через несколько лет, но обязательно. Таким образом, локальные экономические трудности правительство закрывает непопулярными решениями. Однако за счёт нацпроектов, а также за счёт роста ипотеки и. как следствие, строительной и смежных отраслей достичь опережающих темпов вполне реально.

  • Федор Чайка
  • Finversia.ru

Finversia-TV

Горячая цифра