Finversia-TV
×

С чем едят саботаж? A A= A+

03.02.2023

Когда-то французские ткачи, недовольные зарплатой или условиями труда, блокировали работу станков, вставляя в нужное место деревянный башмак – сабо. Оттуда и пошло слово саботаж. Нынче на смену башмакам пришли куда более тонкие методы, цель, однако, не изменилась – помешать, во что бы то ни стало.

Глядя в телевизор

Для разнообразия решила использовать в качестве информации к размышлению то, что предлагает телевизор – причём только самые популярные каналы, которые «на кнопке». В конце концов по сравнению с интернетом там должны быть более надёжные сведения. Ну, хотелось бы так думать… Опять же, народ (он же – население) телевизор смотрит. А кто якобы не смотрит, просто заменил телевизор на компьютер – теперь у всех крупных каналов есть интернет-версии.

По понятным причинам (я – ни разу не военный эксперт), в этих заметках оставляю в стороне новости с полей сражений, а также более или менее безумные речи западных канцлеров, министров и госсекретарей с президентами – это к доктору. Меня же в данном случае интересует внутренняя информация, имеющая отношение к тому, что называется экономикой и социальной политикой.

Сначала о том, что радует. После довольно успешных попыток развалить до основания отечественную систему здравоохранения процесс вроде бы принял обратный характер: открывают новые фельдшерско-акушерские пункты на селе, ремонтируют поликлиники в городах и отслеживают наличие в аптеках лекарственных препаратов. Отлично!

Но не успеваю я порадоваться, как один из центральных каналов предупреждает, что в скором времени из аптек исчезнут йод, перекись водорода и аспирин (то есть список-то побольше, аж в 97 позиций, но корреспондент выбрал самые доступные для понимания). Чушь, говорю себе я, и назавтра навещаю аптеку, расположенную аккурат в моём доме. Фармацевт смотрит на меня ошалелыми глазами и сообщает, что прямо с утра повалил народ, дабы скупить эти самые препараты: «Говорят, по телевизору сказали, что скоро их не будет». Коллегам – зачёт, после ажиотажа с гречкой это самая эффектная операция СМИ.

Начинаю разбираться. По сведениям тех же коллег, наши фармацевтические предприятия уже давно плюнули на производство таких дешёвых средств, как перекись водорода и йод. Более того, йод и вовсе перестали добывать в России – закончился, что ли? Не верится… Ну ладно, предположим, в рамках доблестных либерально-экономических реформ в своё время загнали российскую фармацевтику под плинтус, так ведь уже почти десять лет живём под санкциями, пора бы и протрезветь. Тем более, что эта отрасль – одна из самых выгодных. Или что, в стране Ломоносова и Менделеева перевелись химики и биохимики, способные разработать технологию производства фармсубстанций? Вон, когда припекло, вакцин против коронавируса настряпали целую кучу… А сейчас что, надеемся, пронесёт?

Как водится, в ожидании дефицита лекарств создали очередную специальную комиссию, которая грозится «не допустить» и «предпринять решительные шаги». Правда, речь в основном, о поисках новых поставщиков, а собственные усилия оставляем «на потом». Вообще-то фармацевтика – как раз та сфера, куда и надо бы инвестировать деньги, в том числе и государственные. Впрочем, об инвестициях – чуть позже.

А сейчас ещё немного о дефиците. Время от времени появляются более или менее панические новости о том, что, мол, из-за санкций мы останемся без микрочипов, без автозапчастей и – вы будете смеяться – без сахара-песка. Не говоря уже о кока-коле, кофе и бананах. Как будто бананы и кофе произрастают в недружественных ныне странах Европы…

Спору нет, санкции добавили проблем с логистикой. Однако если перевести проблему в плоскость задачи, она, как правило, обязательно имеет решение. Может, не самое простое и дешёвое, но позитивное. А в большинстве случаев надо просто снять шоры, мешающие увидеть другие возможности, помимо привычных и ставших удобными. И продрать глаза, наконец. Понять, что комфортное кресло под задницей – не синекура, а рабочее место. И требует именно работы – интеллектуальной, организационной и оперативной.

Перевёрнутая пирамида

Тут не так давно президент публично отругал Дениса Мантурова за то, что слишком затянулся процесс оформления контрактов на самолёты. Недопонимание возникло по очевидной причине – президент и вице-премьер по-разному понимают слово «срочно». Кстати сказать, Мантуров – далеко не худший из высоких чиновников, наоборот, один из самых дельных. Но прилетело ему за дело, хотя не факт, что он – непосредственный виновник задержки. Любой, кто сталкивался с бюрократическими структурами, знает, сколько инстанций проходит тот или иной документ до того, как дойдёт до реализации. Порой на первой страничке текст теряется за многочисленными «визами». Это ж сколько дней, недель и месяцев требуется, чтобы «срочное» распоряжение прошло все инстанции? А их, между прочим, становится всё больше – теперь (да разве только теперь) принято по каждому поводу создавать комиссию, комитет, рабочую группу и так далее. И, увы, очень и очень часто в пучине согласований тонут и благие пожелания, и конкретные проекты. О времени уже не говорю – оно сжирается прямо-таки акульими челюстями.

Так, может, с этим ничего не поделаешь? Вот ведь говорят, будто наша бюрократия – ещё не худшая в мире, по сравнению с той же европейской или, к примеру, японской. Что ж, отговорка хорошая, только это именно отговорка. Сумели же организовать налоговую службу так, что нормальный предприниматель уже не меняется в лице, услышав о какой-нибудь камеральной проверке. И та же приватизация квартир перестала быть приговором – на своём личном примере убедилась. Два посещения МФЦ – и дело в шляпе. Кстати, и документы можно сдать в электронном виде.

Не знаю, как удалось столичной мэрии ввести вполне себе бюрократические процессы в нормальные рамки, но что бы мне ни требовалось от МФЦ – получить загранпаспорт, получить новую социальную карту и так далее – всё делается просто и точно. Даже не на что поругаться, право слово…

Итак, значит, можно? Понимаю, что даже в таком мегаполисе, как Москва, наладить дела проще, нежели во всей державе. Строго говоря, и в столице, как принято говорить, «есть ещё над чем поработать». Например, привести ту же социальную службу в соответствие со всеми подопечными, включая ветхих старушек, не имеющих компьютера и до дрожи боящихся смартфона. Технический прогресс – это, конечно, здорово, только сам по себе он проблем не решает. Тут ещё человек надобен.

Про человека это я не просто так. За каждым решением и действием – конкретное лицо, с именем, отчеством и фамилией. По-хорошему, это самое лицо и должно отвечать за последствия своего решения или поступка. Нынче время вегетарианское, ни расстрел, ни лагеря никому не грозят. В худшем случае (если, к примеру, поймают на взятке) – суд и колония, рукавицы шить. Но я не про криминал – всё-таки дурацкие решения или прямой саботаж тоже надо как-то, извините, оценивать. Ну, хоть с должности погнать, что ли. Не пересадить в другое кресло, а именно погнать. Но чего-то про такие меры не слышно.

Власть у нас, как известно, вертикальная: наверху президент, премьер, губернатор, мэр или министр, внизу – аппарат. Начальник – один, аппарат же многолюдный. Вроде как получается пирамида с устойчивым основанием. Но это в теории, потому как на практике даже сильного и умного начальника могут подкузьмить обыкновенные клерки. Неважно, по какой причине они утопят высокое решение – из-за лени, глупости или жадности. Но тогда пирамида переворачивается и становится совсем неустойчивой. С вытекающими последствиями.

Для всего этого даже термин красивый придумали – эксцесс исполнителя. А по мне, так – банальный саботаж. Пополам с халатностью.

Тройная бухгалтерия

Понятно, что управлять экономикой страны с помощью одной лишь бухгалтерии – не реально. Даже двойной записью: дебет – кредит, всего не охватишь. А вот тройная бухгалтерия – почему бы и нет? Как там, у Райкина – три пишем, два на ум кладём.

Впрочем, сейчас не до шуток. Потому что трудно. Хотя, к вящему разочарованию наших «бывших партнёров», российскую экономику разорвать в клочья не удалось, всё равно трудно. Уже хотя бы потому, что перестал работать принцип, согласно которому «всё купим на нефтегазовые деньги». Оказалось, не всё. И не только из-за антироссийских санкций. Та же проблема микрочипов приобрела глобальный характер и потянула за собой целую цепочку, затрагивающую многие отрасли.

Нет ничего удивительного, что в стрессовой ситуации повылезали все последствия идиотских реформ и уничтожения отечественной промышленности. Помнится, когда всеобщий нелюбимец Чубайс добивал энергетическую систему, обещал, что, мол, когда монополию порушим, народу будет хорошо. Ан нет, электричество только и знает, что дорожает – а при советской монополии считалось самым дешёвым в мире… Говорят, затраты у энергетиков большие, опять же электростанции стареют. И так далее.

Впрочем, сейчас надо не ностальгировать и не локти кусать, а что-то восстанавливать, что-то приводить в порядок, а многое строить заново. Для чего нужны… Правильно, инвестиции. Грубо говоря – деньги.

Деньги есть. Худо-бедно, нефть с газом продаём, налоги собираем. Бюджет, правда, свёрстан с небольшим дефицитом – но не критичным. А банковская система так и вообще в шоколаде – прибыль триллионами считает. Но не инвестирует. Может, и хотят – так кто ж им даст? Свой же комплаенс-контроль наверх стукнет, а ЦБ возьмёт, да и отлучит от кормушки. Себе дороже…

Вот интересно – сколько ни работаю в экономической журналистике, столько и висит эта проблема. Какая-то она не решаемая. И все обсуждения заканчиваются одним – важные проекты пускай финансирует государство, потому что банкам и бизнесу это невыгодно. А Центробанк здесь вообще не при чём, его задача – чтобы инфляция низкая была, а всё остальное – гори синим пламенем. Говорите, инвестиции – это вложения в будущее? Плавали, знаем. Нам не до будущего, у нас – борьба с инфляцией, знаете ли.

Если честно, всё это уже оскомину набило. Как и контраргументы. Котёнку ясно, что у нас в стране инфляция носит преимущественно немонетарный характер, но ЦБ вам не котёнок, он лучше знает и использует именно монетарные методы. А недолгое смягчение денежно-кредитной политики воспринимает как личную потерю – в угоду популизму, дескать.

Пристальное наблюдение за отношениями правительства и финансового сектора приводит к печальному выводу: президент с кабинетом министров предполагают, а финансисты – располагают. Мало ли что вы там хотите строить и восстанавливать – денег не дадим, и точка. Ну, если покланяетесь, хорошо попросите, может, что и отстегнём. Это как бы третья ипостась нашей государственной (ох, извините, ЦБ же у нас независимый) тройной бухгалтерии.

Хотелось бы избежать трюизмов, но что поделаешь, если наш экономический воз напоминает басню про лебедя, рака и щуку? Наиболее дальновидные эксперты уверены, что воз этот так и не сдвинется с места, если не изменится позиция и политика денежных властей. А особо радикальные считают, что начинать изменения необходимо со смены руководства Минфина и Центробанка. Вообще говоря, грехов против экономики за ними накопилось столько, что такой шаг радикальным и не кажется. Но… Видимо, есть некие подводные камни, которые мешают принимать логичные решения?

…В старые времена для того, чтобы бороться с саботажем, аж целую комиссию создали – чрезвычайную, ЧК называлась. Только старорежимные саботажники с их топорными методами нынешним и в подмётки не годятся. Потому как всё развивается, в том числе и искусство бюрократии. Однако саботаж, с какой словесной приправой его ни подавай, саботажем и остаётся.

  • Людмила Коваленко
  • Finversia

Фотоотчеты