Finversia-TV
×

Трудный год премьера A A= A+

Как-то незаметно минул год с того момента, когда (напомню, сразу же после послания президента) ушло в отставку прежнее правительство, и новый кабинет возглавил Михаил Мишустин.

Право же, врагу не пожелаешь начинать деятельность в таких условиях. Не успели новые министры обжить свои кабинеты, как грянула пандемия, и завертелось: общий карантин, строительство ковидных госпиталей, выплаты медикам и на детей, разработка вакцины… Какие там национальные проекты? А ведь именно для их реализации и создавалось новое правительство – но куда там, пришлось заниматься горящими проблемами.

В какой-то момент показалось даже, что «наверху» несколько растерялись, потому что предложенные меры показались не то, чтобы паническими, но, пожалуй, чрезмерными. Сейчас же, по прошествии времени, ясно, что эти меры (а они были приняты после того, как число заболевших насчитывало лишь сто человек на всю-то страну) дали передышку, позволив подготовить места в инфекционных отделениях и клиниках. Когда в начале лета ситуация стабилизировалась и ограничения были сняты, опять показалось, будто они всё-таки были избыточными. Но только до осени, когда пандемия развернулась уже в полный рост.

Другое дело, что палка, как водится, оказалась о двух концах, и пока не до конца понятен масштаб негативных последствий – не только от пандемии, но и от ограничительных мер. Как бы бодро медицинские ведомства ни рапортовали о том, что лечат нынче не только ковидников, но и всех, кто нуждается в помощи по другим причинам, на деле всё обстоит много сложнее, и хроники по ряду причин (в том числе и из-за блокировки социальных карт) месяцами не могут попасть на приём к нужному специалисту. К тому же на пожилых и сердечниках негативно сказывается режим «самоизоляции» (вот же придумали эвфемизм для обозначения домашнего ареста по воле властей), да и все остальные без свежего воздуха теряют нормальный иммунитет. Что уж говорить обо всех минусах дистанционного образования: родители в шоке, а честные медики бьют тревогу, предупреждая о последствиях долгого сидения детей перед экраном компьютера.

Отдельная тема – экономические потери. Пока их оценивают примерно в 3,5% падения ВВП. Если сравнить даже с 8% в США и тем более с двузначными цифрами Европы, то, в общем-то, не катастрофа. Хотя общие оценки всё-таки не раскрывают локальных крахов, особенно в сфере малого бизнеса. Вот уж по кому вирус вместе с карантином прошлись асфальтовым катком. И не очень понятно, кому конкретно помогли 3 триллиона рублей, выделенных правительством на поддержку экономики. Надо полагать, львиную долю этих средств съел транспорт – как особо ёмкая отрасль, если хотя бы грубо подсчитать потери авиа– и железнодорожных компаний.

Стоит отдать должное туристическим агентствам, не сложившим руки, а ринувшимся осваивать отечественные маршруты, спасибо программе «кэшбэка», предложенной правительством. Но, судя по числу закрытых дверей, пустых витрин и объявлений об аренде, государственная помощь дошла далеко не до всех. В этом нет ничего странного, ибо нельзя объять необъятное, но – грустно. И тревожно. Ведь придётся практически с нуля поднимать этот самый малый бизнес, и не факт, что те же самозанятые, обжёгшись на пандемии, не зарекутся заводить своё дело.

Не хотелось бы на этом основании делать поспешные выводы: мол, правительство только говорит о поддержке, а на деле малый бизнес бросили на выживание. Это всё-таки не так. Во всяком случае, впервые вижу, чтобы кабинет министров пытался входить в положение «малых сих», пострадавших от кризиса. Вспомните, кому выделяли деньги в прошлые кризисы? Правильно, банкам и крупным корпорациям. О всякой мелочи, типа кафе или парикмахерских, никто и не вспоминал. Иными словами, навык действенной помощи малому бизнесу приходится нарабатывать заново. Возможно, отсутствие махрового бюрократического опыта у молодых министров и сыграет здесь благую роль. Впрочем, чиновничью лексику многие из них уже успели усвоить: «данный вопрос мы решаем, и, надеюсь, что в нынешнем году определённые шаги в этом направлении сделаем» – поди, пойми, какие такие «определённые шаги» и когда именно предполагаются.

Пожалуй, самым заметным направлением работы кабинета министров стала помощь семьям с детьми. Кому-то суммы от 5 до 10 тысяч рублей покажутся слишком скромными, но больше 27 миллионов семей в стране были им рады, уверяю вас. Если не верите, поинтересуйтесь ценами на подгузники и детское питание. О планшетах, без которых теперь школьник и существовать не может, уже и не говорю.

Предвижу возражения записных скептиков: решения-то принимал президент, причём тут Мишустин со своим правительством? Хочу напомнить, что в нашей стране президент – глава исполнительной власти, к ней принадлежит и кабинет министров. Если уж делать главный вывод из первого года нового правительства, то для меня он в том, что (наконец-то!) президент и правительство работали синхронно. Что не было такого, когда премьер в ответ на президентские послания и поручения согласно кивает, однако дела с места не сдвигаются. Или уже забыли, как оно бывает? Вы же понимаете, не просто так прежний кабинет Дмитрия Медведева подал в отставку – не было в нём той жёсткости каркаса и наступательности, которая требуется для того, чтобы выдернуть хозяйство из трясины стагнации. С этой точки зрения кабинет Михаила Мишустина выдержал суровую проверку на прочность, так что снижение ВВП на 3,5% – совсем неплохая оценка, исходя из обстоятельств. Не возьмусь делать каких-то прогнозов, поскольку неясно, какие ещё сюрпризы преподнесёт вирус, но почему-то мне кажется, что это правительство справится и с той задачей, что ему ставили изначально.

И напоследок несколько слов о том, каким должен быть премьер-министр: «техническим» или «политическим». Вообще подобную постановку вопроса лично я считаю дурацкой. В ситуации, в которой оказался Мишустин, термины эти осыпались за ненадобностью. Не стану препарировать старую формулу «политика – это концентрированная экономика», но ведь так оно и есть. Во всяком случае, в нашей стране технический премьер мало что может сделать, ибо само это определение предполагает исполнительность и не более того. Между тем, глава правительства должен в своей работе исходить не только и даже не столько из цифр бюджета, сколько, если хотите, из сверхзадачи – строить такую страну, которой бы гордились, где хотели бы жить и работать. Это разве не политическая задача?

…Перечитала написанное и поняла, что ничего не написала о проколах и просчётах. А так не полагается. Но, по большому счёту, явных проколов было два-три, не больше. Скажем, возникла на первом этапе чехарда с доплатами медикам. Разобрались, справились. Чуть сложнее с маркировкой лекарств, но и эта проблема вполне решаема. Нельзя сказать, что нет вопросов «по текущей ситуации» – есть, конечно. Одна сахалинская инициатива с зелёными бэйджиками чего стоит. Но чаще всего они на совести местных властей, которым, кстати, в нынешней ситуации дано много свободы. Как они с это свободой справляются – совсем другая история.

  • Людмила Коваленко
  • Finversia.ru
Finversia-TV

Горячая цифра

Корпоративные новости

Все новости »

Фотоотчеты