Finversia-TV
×

Буря в стакане A A= A+

Для чего на самом деле нужен цифровой рубль?

Вокруг цифрового рубля кипят страсти. На днях я стал свидетелем ссоры прямо в прямом эфире на одной из конференций, посвященной цифровому рублю. Давно не помню, чтобы люди переходили на крик и были в полуслове от оскорблений. А речь-то всего-навсего зашла о правовой сущности и новизне самого понятия. Как будто что-то изменится от того, есть у цифрового рубля кредитная сущность или нет. Разве нельзя будет одалживать такой рубль?! Куда важнее ответ на вопрос, зачем его вообще делают?

И чтобы ответить на этот вопрос, стоит вспомнить историю с запуском Системы быстрых платежей. Если кто помнит, тема завышенных комиссий за эквайринг много лет не давала спокойно жить – ни банкирам, ни ритейлу. Владельцы магазинов жаловались, что жадные банкиры дерут за возможность оплачивать картой по 5 и более процентов. Банкиры, в свою очередь – если их лишат такого заработка – обещались закрыть все программы лояльности. То есть, лучше должно было стать ритейлу, а пострадали бы при этом покупатели. Мы с вами. Регулятор смотрел на это, смотрел, а потом взял и запустил СБП. И теперь переводы между частными лицами бесплатны, с 2022 года будут «условно бесплатны». Не суть. А что ритейл? На каждом прилавке на рынке теперь есть табличка с номером телефона – вместо платёжного терминала. В одночасье банкиры лишились довольно весомых доходов. Второй этап развития СБП предусматривает запуск платежей между частными лицами и бизнесом. Таким образом, вскоре банкиры лишатся доходов и от сетевых магазинов.

Но что с программами лояльности? Они как были, так и остались. Более того, с появлением так называемых экосистем, всех этих бесконечных мегамаркетов, «бесплатных доставок» и прочее и прочее, кешбэк стал исчисляться не традиционным 1%, а 5%, а по отдельным товарам и вовсе по 10-25%.

Почему так случилось? Потому, что наших банкиров заставили зарабатывать деньги умом, а не жить на безрисковый доход – когда принимаешь деньги на вклад под 5%, а выдаешь кредит – под 20%.

Уверен, что то же самое случится и с цифровым рублём. А вообще, мы в удивительной стране живём – когда у нас двигателем прогресса выступает не частный бизнес, не частная инициатива, а государство. Пусть в лице формально независимых монетарных властей.

Когда появится цифровой рубль, банки столкнутся со снижением своих комиссионных доходов. Тех, которые они получали по умолчанию. То есть, просто сидели, «курили бамбук» по русской традиции. И снимали сливки. Или вот ещё хорошая метафора – передавали по цепочке тесто, а на руках то оставалось. Прилипало. Понемногу. Потом ещё понемногу... Ну, вы поняли.

Но смысл финансового посредничества не в том, чтобы «сесть на трубу». А в добавленной стоимости. И если банки захотят выживать в новой конкурентной среде, им придётся придумать для своих клиентов новые сервисы. Например, сейчас центр прибыли банков смещается в сторону big data. Также, как некоторое время назад сместился центр прибыли у американских брокеров – они отменили комиссии. И теперь основную ценность представляет информация о рыночных позициях клиентов. А в будущем – не исключено – ценность будут представлять прогнозы по поведению клиентов: когда, в каком количестве будут куплены такие-то активы. И что станет триггером к продаже этих активов.

О ценности big data и у нас одно время много говорили, но воз и ныне там. Не научились ещё наши банкиры обрабатывать big data и продавать её коммерсантам. Но теперь учится им придётся быстрее – регулятор поможет.

Возвращаясь к цифровому рублю, хочется напомнить, что сущность такой формы денег, стара. Ну, «почти как мир». Вспоминается фильм «Духless-2», когда финансирование получает один интересный финансовый стартап, суть продукции которого в маркировке денежных транзакций. К любому траншу можно «приставить» маячок, который будет вечно отслеживать движение данной суммы. Вот такой вот антикоррупционный финтех. С цифровым рублём тоже самое – появится возможность контролировать правильное использование выделенных денег. Удивительно, как социальная справедливость и общественная значимость стала побочным продуктом запуска новой финансовой технологии, не находите? Конечно, регулятор не специально – так получилось. Кстати, вместе с цифровым рублём появятся громадные возможности для отслеживания реального экономического поведения – как граждан, так и бизнеса.

Какие же цели ещё преследует ЦБ? Вернуть в обращение наличность, которая хранится под матрасом. Говорят, что это 13 трлн рублей, большая часть из которых, понятно, криминального происхождения, а значит, вряд ли выйдет на свет. Да и люди, которые привыкли хранить деньги в кубышке, вряд ли изменят свои привычки при появлении цифрового рубля. Потому что главной ценностью для них является ценность анонимности. До тех пор, пока государство не научится проверять происхождение 45 рублей, за которые мы покупаем батон белого хлеба в соседнем магазине.

Внедрение цифрового рубля, как мне кажется, будет происходить так же, как и в своё время происходило внедрение платёжной системы «Мир» – когда такие карты раздали всем пенсионерам, бюджетникам и всем, кто получает государственную помощь. И, если государство не будет тотально заставлять всех пользоваться цифровым рублём, его хождение будет таким же ограниченным, как и карты «Мир».

  • Федор Чайка
  • Finversia.ru

Finversia-TV

Горячая цифра

Фотоотчеты