Finversia-TV
×

Нет экосистемы – нет и проблем! A A= A+

Сбербанк распродает компании своей экосистемы. Перспективы развития экосистем становятся все более призрачными.

Сбербанк продал часть крупных компаний, входящих ранее в его экосистему. Речь идет о стриминговых сервисах «СберЗвук», «Окко», «Окко Спорт», поставщике облачных услуг SberCloud, операторе кассового оборудования и эквайринга «Эвотор» и «Центре речевых технологий», который занимается разработкой программных решений биометрии и распознавания речи. Ранее, в марте месяце, Сбербанк избавился от принадлежащего ему сервиса такси «Ситимобил».

Сбербанк строит свою экосистему с 2017 года в основном за счет покупки ранее существующих успешных компаний по предоставлению различных нефинансовых услуг. Всего в экосистему Сбербанка входило около 40 компаний – сервисы по покупке и доставке продуктов, электроники и лекарств, сервисы развлечений, здоровья, транспорта, мобильной телефонии

Центробанк в своем докладе «Экосистемы: подходы к регулированию» подчеркивал, что Сбербанк обслуживает 56% всех российских клиентов, занимает 65% рынка платежных карт и 70% оборота торгового эквайринга и денежных переводов. Сбербанк таким образом владеет информацией о платежах более чем половины россиян. И, пользуясь анализом этой информации, может предлагать своим клиентам самые разнообразные нефинансовые сервисы. Собственно, основной смысл построения экосистем – увеличить число проданных продуктов и услуг на одного клиента. При этом некоторые сервисы могут приносить убыток, что компенсируется ростом общего дохода от клиента.

Отказался ли Сбербанк от построения собственной экосистемы? Или продажа части компаний ему необходима, чтобы эти компании могли продолжить работу с иностранными партнерами? Ведь сам Сбербанк уже находится под международными санкциями, которые могут стать еще жестче.

Думаю, ответ на этот вопрос мы узнаем не сразу. Руководство Сбербанка – а по слухам даже лично Герман Греф, сейчас определяет, какие перспективные ниши в своем небанковском бизнесе имеет смысл сохранить и развивать, а от каких сервисов лучше избавиться.

Ведь небанковский бизнес требует масштабных инвестиций на свое развитие и в процессе этого развития приносит немалые убытки. По последним доступным данным за 9 месяцев 2021 года выручка экосистемы Сбербанка достигла 120 млрд. рублей. А убыток от работы сервисов экосистемы за этот период составил 32 млрд. рублей.

Убыток от работы непрофильных сервисов Сбербанка с момента начала их создания в 2017 году – не исключение, а, скорее, правило. На прибыль свой непрофильный бизнес банк планировал вывести только в 2023 году. А в 2030 году Сбербанк планировал, что на долю его нефинансовых сервисов будет приходиться уже 20%-30% доходов. Однако эти планы были сформированы в гораздо более благоприятных экономических условиях.

Сбербанк в желании построить экосистему вокруг своего основного бизнеса в России не одинок. Крупные экосистемы строят российские технологические гиганты «Яндекс» и VK, мобильные операторы «МТС» и «Мегафон», банки ВТБ, Альфа-банк, «Тинькофф» и ряд других компаний. Около 20 миллионов россиян подписаны на различные сервисы отечественных экосистем. По числу пользователей по данным Frank RG лидируют «Яндекс», «МТС», VK, Сбербанк, «Тинькофф» и «Мегафон».

К слову сказать, «Яндекс» тоже недавно избавился от нескольких сервисов своей экосистемы – «Яндекс. Дзен» и «Яндекс. Новости», продав их холдингу VK. А год назад «Яндекс» приобрел банк «Акрополь». Таким образом, экосистемы, выросшие из разных видов бизнеса, построенные на различных принципах, все же развиваются в общем направлении – предоставлении своим клиентам большого выбора разноплановых услуг.

При этом риски от расширения бизнеса компании на сферы вне своей основной компетенции могут быть весьма значительны. Например, банки традиционно сильны в работе с финансовыми, а не с предпринимательскими рисками. Направляя крупные средства на развитие экосистем, банки рискуют, в том числе деньгами своих клиентов. Впрочем, сейчас экосистемы строят крупнейшие банки, самые масштабные проблемы которых могут быть как раз в их основном финансовом бизнесе. Но эти банки даже в худшем случае будет спасать от банкротства Банк России.

Сужение возможности выбора услуг при условии монополизации рынка несколькими крупными экосистемами – тоже весьма вероятный сценарий. Пример фактической монополизации рынка банковских услуг крупнейшими игроками у всех на виду. Продажа услуг экосистем пакетами, в которые входит как нужные, так и бесполезные для конкретного человека услуги – еще один минус экосистем.

Отдельный вопрос – безопасность данных пользователей экосистем. Только за 2022 год мы уже стали свидетелями утечки данных о пользователей сервисов двух крупных экосистем – «Яндекс. Еда» и Delivery Club. Для некоторых россиян утечка даже такой ограниченной информации об их жизни оказалась весьма болезненной. Штрафы же за такие утечки на компании, их допустившие, в России весьма невелики и вряд ли способны в ближайшее время принципиально изменить ситуацию с защитой данных пользователей.

Банк России собирался жестко регулировать развитие экосистем на основе банковского бизнеса, ограничивая инвестиции в экосистемы и другие непрофильные для банков активы долей банковского капитала. Однако из-за многочисленных претензий банкиров к алгоритму такого регулирования и из-за принципиального изменения ситуации в экономике и в финансовом секторе Банк России отложил введение регулирования экосистем до лучших времен.

Интересная проблема регулирования экосистем состоит в том, что Банк России как мегарегулятор всего финансового рынка может ограничить банки в развитии их экосистем. Но для регулирования экосистем, построенных вокруг бизнеса крупных технологических компаний, даже широчайших полномочий Банка России может оказаться недостаточно.

Так насколько перспективны в России экосистемы? И увидим ли мы их дальнейшее развитие или нас ждет закат этого столь модного в последние несколько лет направления бизнеса?

Думаю, крупные технологические сервисы, объединяющие в себе целый комплекс разнообразных услуг, в ближайшие годы все же продолжат активное развитие. Такие мировые технологические гиганты как Apple, Google (Alphabet), Facebook (Meta), Amazon, Samsung и другие компании с огромным числом пользователей пытаются предложить максимально широкий выбор услуг, в том числе и не относящихся к их первоначальному, основному бизнесу, например, платежные и кредитные сервисы.

В России из-за жестких международных санкций и добровольного ухода многих крупных мировых компаний развитие экосистем местным игрокам придется проводить за счет собственных сил, преодолевая немало сложностей. Однако мировые технологические гиганты в России из-за самых разнообразных взаимных российских и международных запретов сейчас не могут во многих нишах составить конкуренцию отечественным сервисам. А это определенно указывает, что российские экосистемы в ближайшие годы как минимум займут освободившиеся после ухода мировых гигантов ниши.

  • Владислав Лейбов
  • Finversia.ru

Фотоотчеты