Finversia-TV
×

Ставки под ключ A A= A+

Комплекс решений, принятых в сентябре на заседании совета директоров Банка России, аналитики уже назвали «мягкой монетарной революцией». Регулятор объявил о намерении изменить всю конструкцию процентных ставок, а также механизмы предоставления ликвидности.

SONY DSC

Ставку рефинансирования оставили прежней. Но официально признали, что она ничего не значит.

Как только ни называли российскую ставку рефинансирования: и атавизмом, и «священной коровой». И ничего-то она не отражает, и никто, включая самого регулятора, ее устанавливающего, на нее давно не ориентируется при установлении ставок по кредитам. И с уровнем инфляции она не коррелирует. И только запутывает иностранных инвесторов, которые, в отличие от отечественных коллег, никак не могут понять, что ключевой монетарный индикатор может являться лишь элементом декора.

Все эти претензии справедливы. Ставка рефинансирования уже долгое время используется разве что как основа для расчетов при начислении штрафов и определения налогооблагаемой базы доходов от депозитов населения.

Тем не менее именно вокруг нее, неинформативного уже индикатора, почти полгода велись ожесточенные дискуссии. На Банк России давило правительство: мол, со снижением ставки рефинансирования понизятся ставки по кредитам для предприятий и начнется долгожданный рост экономики. Результатов заседаний советов директоров ЦБ с замиранием ожидало деловое сообщество: по мнению многих, снижение этой ставки указало бы ориентир инфляционных ожиданий, что действительно могло бы привести к корректировке процентной политики тех же банков. Прежнее руководство Центробанка, оперируя данными по инфляции и темпам промышленного роста, стояло насмерть: при сложившихся трендах экономики снижением ставки рефинансирования можно простимулировать лишь инфляцию. Большей покладистости ожидали от нового состава ЦБ. Однако и он держал стойкую оборону. Некоторые второстепенные ставки в сторону уменьшения двигал, а ставка рефинансирования с сентября 2012 года остается неизменной — воистину «священная корова». При этом «наезды» — и властные, и со стороны банковского лобби — не прекращались.

И вот на сентябрьском заседании совета директоров Банк России принимает изящнейшее решение: ставку рефинансирования оставить без изменений, но официально назвать ее «второстепенной». Одновременно он объявляет «ключевой ставкой денежно-кредитной политики процентную ставку по операциям предоставления и абсорбирования ликвидности на аукционной основе на срок 1 неделя (5,5% годовых на 13 сентября 2013 года)». Центробанк, как говорится в пресс-релизе, «намерен использовать ключевую ставку в качестве основного индикатора направленности денежно-кредитной политики, что будет способствовать улучшению понимания субъектами экономики принимаемых Банком России решений». К 1 января 2016 года регулятор намерен скорректировать ставку рефинансирования до уровня ключевой ставки. А «до указанной даты ставка рефинансирования будет иметь второстепенное значение». На сайте Банка России после того поистине исторического заседания так и значится: «Ключевая ставка» и «Справочно: ставка рефинансирования».

Все прочие ставки регулятора — по предоставлению либо абсорбированию ликвидности — будут теперь привязаны к ключевой ставке. Коридор их колебаний вокруг центрального значения Центробанк определил в два процентных пункта, симметрично относительно базовой ставки: на 13 сентября, соответственно, это диапазон от 4,5 до 6,5%. При изменении ключевой ставки границы коридора будут автоматически сдвигаться на величину ее изменения. «Указанная ширина коридора рассматривается как оптимальная для ограничения волатильности процентных ставок денежного рынка при сохранении стимулов к перераспределению средств на межбанковском рынке», — считает Банк России.

В чем смысл этих ротаций? Ставка рефинансирования, реально в России не действовавшая, но необходимая в официозно-показательных целях, оставлена как артефакт — чтобы не рушить сразу всю систему, да и на изменения в документы, привязывающие величину начисления штрафов к этому индикатору, требуется некоторое время — и помещена в целях безопасности под стеклянным колпаком. Элемент экспозиции, икебана, приличествующая «лучшим домам». Ключевой же ставкой назначена реально действующая, на которую все, собственно, и ориентировались, — недельного РЕПО. И все прочие ставки «завязываются» именно на нее, с точным указанием допустимых отклонений. Иными словами, произведена унификация всего многообразия индикаторов. Это, по мнению Банка России, позволит «повысить прозрачность денежно-кредитной политики и улучшить ее понимание субъектами экономики, что будет способствовать усилению действенности процентного и информационного каналов трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики и достижению конечной цели по обеспечению ценовой стабильности».

Реформой системы ставок Центробанк не ограничился. Изменения коснулись и каналов предоставления ликвидности. С 1 февраля Банк России прекратит проведение на ежедневной основе аукционов РЕПО на срок 1 день. В общем, резонно. Такие однодневные «перехватывания» денег у регулятора как-то объяснимы в период кризиса, когда внезапно открываются бреши, которые необходимо срочно затыкать. В «мирное» же время банкам надлежит более внимательно контролировать текущую ликвидность: обнаружение дыры «вдруг и срочно» свидетельствует о невысоком качестве управления.

Основными каналами предоставления ликвидности от регулятора отныне станут недельные аукционы как инструмент более «тонкой настройки» в понимании ЦБ. В случае же «возникновения необходимости компенсации эффектов резких изменений уровня ликвидности банковского сектора вследствие действия автономных факторов или изменений спроса кредитных организаций на ликвидность» Банк России обещает «оперативно принимать решение».

Продемонстрировав свое намерение добиваться от банков более четкой дисциплины в плане контроля уровня ликвидности, Банк России позаботился и о весьма увесистом «прянике» для своих подопечных. С середины октября он будет ежеквартально проводить «аукционы по предоставлению кредитов, обеспеченных нерыночными активами, по плавающей процентной ставке на срок 3 месяца». Ставка аукциона будет «плавать» вокруг ключевой. Расстояние этого «плавания» на ближайшем аукционе, намеченном на 14 октября, определяется в 0,25 п.п.

Сладость «пряника» состоит, во-первых, в том, что сроки предоставления ликвидности умеренно длинные — три месяца. Но главный изюм — и это во-вторых — в волшебных словах «обеспечение нерыночными активами». Этого банки ждали очень давно. О сомнительной целесообразности кредитования под рыночные активы специалисты указывали постоянно: практически в таких случаях происходит обмен одних ликвидных активов, а именно денег, на другие ликвидные активы — ценные бумаги, на покупку которых первоначально тоже нужно затратить деньги. Механизм кредитования под залог ликвидных активов по сути вымывает деньги из экономики.

Осталось лишь дождаться документов ЦБ, в которых он объяснит, что подразумевает под нерыночными активами. А также понять, насколько широк будет круг банков, допущенных к таким аукционам.

А в целом большинство банковских аналитиков восприняло монетарную реформу Банка России позитивно, а некоторые и с энтузиазмом.

Марина ТАЛЬСКАЯ

https://www.facebook.com/talskaya

Finversia-TV

Горячая цифра

Корпоративные новости

Все новости »

Фотоотчеты