Finversia-TV
×

Валютные войны наоборот A A= A+

Современная иррациональная жизнь рынков порой переворачивает с ног на голову (или всё-таки наоборот?) многие укоренившиеся стереотипы. Например, «валютные войны»…

«Валютные войны» наоборот
– Здесь жёсткая битва, не тыл, а фронт.
И не «поддавки» тут – вот поворот.
Упустишь валюту – уже афронт!..

… Десятилетиями было привычно, что странам с превышением экспорта над импортом выгодна относительная слабость своей валюты. Низкие курсы евро, франка, фунта и иже с ними поддерживают хозяйство. Создают конкурентные преимущества своим товарам при экспорте. Увеличивают поступление доходов в национальных валютах от продаж за рубеж. Я называю это для себя «игра в поддавки». Кто, казалось бы, поддался, обеспечил своей валюте «проигрыш» курса, тот и выиграл. Поэтому относительно проще было пытаться прогнозировать движения валют и даже в какой-то мере действия центробанков.

Но всё перевернула беспрецедентная ситуация пандемии и затем всплеск геополитических рисков 2022 года. И камень преткновения здесь – вырвавшаяся жуткая сила инфляции, невиданной в развитых странах за несколько десятилетий. США– 8,3%; еврозона – 7,5%; Великобритания – 7%; Канада – 6,7%. Из-за стимулирующей мягкости центробанков, спасавших свои экономики от пандемии. Из-за последующего взлёта цен товаров и сырья, в том числе как следствие сокращения поставок на фоне геополитических катаклизмов.

Из двух зол, как известно, выбирают меньшее. Этим меньшим для многих стран выступает сейчас стагнация. А инфляция – большее… Выбор такой, конечно, неоднозначен. Скорее, здесь работает правило «оба хуже». Но бороться и с тем, и с другим – сложно, поскольку методы такой борьбы часто противоположны по последствиям. Например, повышение процентных ставок против инфляции – новая «мода» центробанков в последнее время – снижает возможности экономического роста. Но всё приносится чуть ли не в «жертву дракону», если надо его усмирить, и это чудовище – инфляция.

Однако беда в том, что низкий курс валюты, очень выгодный для хозяйственного роста, способствует повышению внутренних цен. Из-за удорожания импорта, большей доступности и дешевизны денег внутри страны. Теперь мы видим во многом обратную озабоченность регуляторов – не низким, а высоким курсом своих валют к бешено, «по-драконовски», взметнувшемуся доллару. И вот, например, уже сигналы на текущей неделе. Анализ Goldman Sachs говорит, что падающий (а не растущий!) фунт может начать беспокоить Банк Англии. ЕЦБ заявил, что внимательно следит за инфляционными последствиями ослабления евро. Национальный банк Швейцарии указал, что сильный франк позволил ослабить инфляцию…

Что это означает практически? Что демоническое укрепление «американца», вероятно, начнет наталкиваться на противодействие со стороны ведущих центробанков. «Валютные войны» наоборот. Кроме, пожалуй, Банка Японии, у которого не только нет беспокойства об инфляции в 1,2%, а напротив, есть необходимость, наконец, её повысить, заодно стимулируя крайне низкий рост ВВП. Соответственно, это может стать, среди иных причин, стимулом дополнительного ужесточения денежной политики центробанков, в том числе – из-за необходимости противостоять взлёту «американца». А соответственно, под вопросом его дальнейшее значимое укрепление. И, например, паритет с евро, о котором опять громко заговорили на текущей неделе. Или уход фунта к рубежам 1,14 – 1,15 – минимумам с 2020 года. И интересно, что в унисон с этой проблемой идёт самое нашумевшее для российских инвесторов событие уходящей недели. Невиданное-неслыханное в условиях жёсткого кризиса укрепление рубля к рубежам 64 руб/$ – уровням не только докризисным февраля 2022 года, но и аж допандемическим – февраля 2020…

А всё просто. ЦБ РФ, создав искусственную ситуацию превышения предложения валюты над спросом, не спешит изменить вызванное этим усиление рубля. Не спешит все по той же причине. Такой демарш, среди прочего, позволил относительно успокоить инфляцию в России, несколько удешевить импорт, сбить ажиотажные инфляционные ожидания людей и бизнеса. А у ЦБ – мандат именно на ограничение нездорового роста цен, а не на стимулирование здорового роста экономики.

И, тем не менее, положение это – временное. Ведь в России, в отличие от развитых стран, речь не идёт о повышении ВВП, которое можно принести в жертву. Нет, острая ситуация уже здесь и сейчас диктует необходимость ослабления рубля ради увеличения доходов от экспорта и хоть абы какого, но очень нужного теперь замещения уходящего импорта. Поэтому созданная специальная правительственная комиссия по регулированию международных валютных и расчётных условий России, вероятно, окажется выше мандата ЦБ. На наш взгляд, уровень до 60 руб/$ – минимум, который ещё сможет терпеть Минфин, профильные министерства, экспортёры, бюджет. Вероятно, мы увидим ослабление ограничений по обращению с валютой, снижение норм обязательной продажи выручки экспортёрами с 80% до 50% и ниже, подспудные её покупки госбанками, стимулирование импорта самых насущных товаров с повышением спроса на валюту. Курс доллара, вероятно, в обозримом будущем, станет подниматься в район 70-75 руб.

  • Марк Гойхман
  • Finversia.ru

Фотоотчеты