Finversia-TV
×

Как лечить «болезни роста» A A= A+

VPBВ прошлом году Военно-Промышленный Банк показал отличные результаты деятельности. Продолжается эта тенденция и в году нынешнем. Ни везением, ни случайностью этого не объяснить — наверняка есть у банка какие-то свои секреты развития. Поделиться ими мы попросили управляющего директора банка Дмитрия ЛЬВИЦЫНА.

ЛЬВИЦЫН

БДМ: Дмитрий Михайлович, при таком бурном развитии, какое показывает ваш банк, есть опасность не поспеть за собственным ростом — вам удалось от нее уберечься?

Действительно, за три с небольшим года (с тех пор как в банк пришла новая команда) изменилось многое. Достаточно сказать, что с «семисотых мест» мы переместились на 162-ю позицию по активам. Да и число работающих выросло в 20 раз, открылся филиал в Санкт-Петербурге и 40 дополнительных и операционных офисов. Конечно, «болезни роста» здесь неминуемы, но, если их вовремя лечить, особой опасности они не представляют. И нам, как мне кажется, вполне удается с ними справляться. В первую очередь потому, что мы сделали ставку на современные технологии.

Проще всего объяснить это на примере пластиковых карт. Три года назад их насчитывалось у нас едва ли два десятка, сейчас — 200 тысяч. Но выпустить карту — это не то что половина, а одна десятая дела. Начинали мы, как и многие, с «зарплатных проектов», потом появились карты «метро», по которым можно ездить не только в подземке, но и на другом городском транспорте в Москве. На тот момент, когда запустили проект, мы стали первыми в этом сервисе — именно на наших картах Мосгортранс его «обкатывал». Но, кроме транспортных возможностей, карта имеет накопительную функцию и сервис «банк–клиент» нашей собственной разработки.

Так вот, возвращаясь к технологиям: понятно, что массовая эмиссия карт требует в первую очередь хорошо развитой инфраструктуры. В первое время мы использовали «чужой» процессинг, но надо было подумать и о собственном.

БДМ: Но инфраструктура, свои программы, IТ-служба — все это довольно затратно, не так ли?

Разумеется, на первых порах вкладывать пришлось серьезно. Да и иметь свою большую IТ-службу тоже удовольствие не из дешевых. Но все оправдывается. Прежде всего, потому, что «независимость» дает нам серьезное преимущество — гибкость, возможность подстроиться под ту или иную задачу точно и оперативно. У нас стоит хорошая АБС, мы ей в целом довольны, но никакой разработчик, к сожалению, не сможет так быстро отреагировать на какие-то изменения и новации в банке, как это сделают те, кто «варится» в процессе. Другое дело, что действующая у нас система позволяет вносить изменения и дополнения, — открытый код оговаривался с самого начала.

По сути, зарплатный проект потянул, как локомотив, развитие всего розничного блока и сразу же поставил перед нами вполне конкретные задачи: создание сети терминалов, терминального процессинга, на его базе — интернет-банкинга для физических лиц, понадобились соответствующие шлюзы в нашей АБС и т.д. Следующим шагом стало приобретение пластикового процессинга — мы его внедрили как раз год назад, в прошлом сентябре, и это позволило перевести всю эмиссию в собственный процессинговый центр.

БДМ: Вообще-то обычно инфраструктура запаздывает за развитием, весь вопрос, насколько велик этот разрыв…

Вот для того, чтобы минимизировать его, сократить до предела, мы и пошли в самом начале на серьезные затраты, здраво рассудив, что на ходу эти вещи делать будет труднее и неминуемы ошибки. Потому сразу же решили создать и свое мощное IТ-подразделение — слишком много задач пришлось решать параллельно и, как правило, очень быстро.

В конце концов у нас получилось некое «трио» из АБС, терминального и пластикового процессинга. Между ними наладили шлюзы — и единая система заработала.

БДМ: Вас послушать, Дмитрий Михайлович, так подумаешь, будто все заработало само. А на самом деле тяжело было?

Конечно, трудно пришлось. Тут ведь важно, чтобы работа банка ни на день не прерывалась, чтобы сбоев было по минимуму, чтобы для клиентов новации не обернулись проблемами… Здесь как раз и полезно иметь «своих» айтишников, которые понимают все нюансы бизнес-процессов, ощущают атмосферу банка, воспринимают его задачи как собственные. Надо понять и то, что доработки продолжаются постоянно — по мере того как возникают новые задачи. Более того, надо работать на опережение, что возможно только при четкой стратегии и правильно выстроенной тактике банка. Пока нам это удается.

БДМ: Однако возникают и задачи, прямо с бизнесом не связанные, но необходимые. Как, например, подключение к ГИС ГМП, ставшее сегодня головной болью для многих банков. Вы недавно завершили интеграцию — что оказалось самым сложным?

Что-то одно не выделишь — все проблемы связаны между собой. Главными трудностями стали, конечно, несовершенная схема подключения и отсутствие онлайн-взаимодействия со стороны СМЭВ. Для того чтобы эта работа шла нормально (а к ГИС ГМП придется подключаться всем банкам — таково требование закона), нужна четкая дорожная карта, где были бы прописаны все шаги, начиная с подключения к СМЭВ и заканчивая отправкой платежей в продуктивный контур системы.

БДМ: И конечно, основная ответственность снова легла на IТ-службу. В связи с этим возникает естественный вопрос: как вам удается решать кадровую проблему, если учесть, что на рынке труда айтишники попали нынче в самую востребованную и дефицитную категорию?

Да, это проблема. Найти на рынке людей, обладающих необходимым опытом и способных работать в команде, всегда было нелегко, а сегодня — особенно. Мы решили не замыкаться на столичном сегменте и отыскиваем нужных людей в регионах. К сожалению, как это ни грустно, москвичи на фоне регионалов часто проигрывают: и в желании работать, и в амбициях, а порой и в опыте. К тому же у тех, кто приезжает к нам с периферии, есть дополнительные стимулы: им надо как-то обустраивать свой быт на новом месте, снимать жилье и т.д. Поэтому они заинтересованы в профессиональном и служебном росте, жизнь заставляет шевелиться. Ну и главное то, что им — интересно, а как без этого интереса работать?

БДМ: Видимо, вы берете людей, заведомо обладающих уже большим опытом работы в вашей сфере?

Как раз нет, хотя на ключевые позиции, конечно, подбираем специалистов высокой квалификации. Но в основном кадры растим сами — ведь все когда-то начинали… Понятно, что молодой человек, претендующий на работу у нас в банке, должен к этому моменту уже окончить институт, получить какие-то базовые знания. А дальше мы включаем его в группу по тому или иному проекту, и начинается то, что называется наставничеством: новичок учится в процессе работы, под присмотром старших и более опытных сотрудников. На мой взгляд, лучшего способа адаптации не придумано. Обычно к концу трехмесячного испытательного срока становится ясно: есть перспектива у новичка или придется с ним прощаться. Разумеется, мы предоставляем сотрудникам возможность дальнейшего обучения, повышения квалификации.

БДМ: А не боитесь, что вот выучите человека, потратите на него деньги, а он возьмет и уйдет в другое место?

Если ему здесь интересно, если есть правильная мотивация, если он видит перспективу роста — не уйдет.

БДМ: Любопытно, что наша беседа все время затрагивает задачи IТ, хотя обычно в банках, ориентированных на розницу, на первом месте — проблемы фронт-офиса.

У нас они тоже есть, думаю, примерно такие же, как и у остальных. Но жизнь не стоит на месте, и все больше людей не хотят ходить по банковским офисам, предпочитая им мобильный или интернет-банкинг. И мы, разумеется, идем навстречу требованиям клиентов.

БДМ: Но это значит, что клиентура у вас главным образом молодая?

85% — люди до 45 лет, то есть именно те, кто активно пользуется Интернетом и предпочитает дистанционное обслуживание. Соответственно этим предпочтениям мы и строим свою работу. У нас есть прямые договоры с крупными поставщиками услуг: МТС и МГТС, Ростелеком и Мосэнерго, жилищно-коммунальными службами Москвы. Кстати, мы вторыми после Сбербанка реализовали такой сервис, как автоплатеж за коммунальные услуги в Москве. Когда мы строили свою систему ДБО, сразу же заложили под нее единую систему авторизации клиентов. В недалеком будущем планируем запустить еще один интересный сервис: «Узнай свою кредитную историю».

БДМ: Не сочтите меня консерватором, но когда речь идет об удаленном банковском обслуживании, сразу же всплывает вопрос о безопасности. Столько разговоров о всяческих мошенничествах в Сети…

Да, безопасность банковских операций — это проблема, без преувеличения, мирового масштаба. К сожалению, совершенствуются не только технологии, но и методы мошенничества… Как мы защищаемся? Если брать именно операции по картам, в нашем процессинговом центре есть специальный модуль, обеспечивающий безопасность платежей по картам, в том числе через Интернет.

БДМ: А в чем там суть или это производственный секрет?

Давайте я поясню на условном примере. Допустим, клиент уехал в одну из стран, которые считаются лидерами по карточным мошенничествам (это в основном юго-восточные страны и, к сожалению, Украина). И вот где-то он расплатился картой, эту карту мошенники у него «считали», минут за 15 сделали дубликат и пустили в дело. Естественно, запрос по каждой операции поступает в наш процессинговый центр, и программа его анализирует. Если есть признаки сомнительности транзакции, карта немедленно блокируется. Конечно, может случиться так, что сам клиент совершил в течение 20 минут три операции — но это исключение, так что лучше здесь подстраховаться.

К сожалению, чаще всего невольным виновником неприятностей с картой становится сам клиент: либо записывает ПИН-код прямо на карте или клеит на нее бумажку-шпаргалку, либо отдает в кафе карту в руки официанту, который уходит с ней неведомо куда, да вариантов множество. Вот поэтому в любом банке, выдавая клиенту карту, ее снабжают специальной памяткой: что можно и чего нельзя делать. Но памятки эти порой даже не читают, и тем более им не следуют. Наверное, требуется время, чтобы люди привыкли к аккуратности пользования картой.

БДМ: Может быть, будущее за чиповыми картами? Они хоть и дороже по себестоимости, но более безопасны в использовании?

По моему мнению, будущее вообще не за «пластиком». Это уже отработанный вариант, хотя, конечно, они еще долго будут применяться. Будущее — за NFC-технологиями. Сегодня мобильный телефон есть даже у маленьких детей, а у взрослых — это уже не телефоны как таковые, а своего рода мини-компьютеры. Это уже не экзотика, а свершившийся факт, и тенденция эта год от года будет только крепнуть. И любой обладатель айфона или смартфона может полностью использовать его функционал — в том числе и банковское приложение. Так вот, специальный чип может быть вшит в телефон (или, например, в часы или брелок — почему бы и нет), и с его помощью можно авторизовать платежи на небольшие, как правило, суммы (именно такие операции самые распространенные). Пока в России эта технология не очень распространена, но «первые ласточки» уже появились. Кстати, такой чип вшивают и в пластиковую карту, которая отвечает на легкое прикосновение. Но, скорее всего, в ближайшем будущем от карт уйдут, их заменят телефоны, которые можно будет использовать (да уже используют) и для прохода через турникеты в транспорте, и для других мелких платежей. Так что мы готовы к этому повороту, который, конечно же, не будет последним, — прогресс на месте не стоит.

VPB2http://www.vpb.su/

Вопросы задавала Людмила КОВАЛЕНКО

Finversia-TV

Горячая цифра