Finversia-TV
×

Немного солнца в холодной воде A A= A+

Наверное, срабатывает генетическая память: когда анонсируют обращение к народу первого лица государства, хорошего не ждёшь. Тем более, когда знаешь, что речь пойдёт на самую «непопулярную», как принято выражаться, тему – о повышении пенсионного возраста. Но, оказывается, из этого правила бывают и исключения. Не то чтобы реформу взяли – и отменили, но в холодной воде появились солнечные блики…

Строго говоря, следовало ожидать, что после правительственного «плохого следователя» своё мнение (и, разумеется, смягчающие поправки) должен высказать человек, которому подавляющее большинство наших граждан доверяет практически безоговорочно. Так оно и вышло. Не хочу вредничать и намекать на, мол, «пиаровскую комбинацию» – новый президентский срок только начался, особой нужды пиариться и нет.

Обнародовав проект закона и приняв его в первом чтении, и Дума, и правительство подставились по полной программе.

С другой стороны, обнародовав проект закона и приняв его в первом чтении, и Дума, и правительство подставились по полной программе. Развернувшуюся рубку вокруг повышения пенсионного возраста не остановила даже инициатива депутатов-единороссов. Кто не знает или забыл, напомню: они решили отказаться от депутатских пенсионных преференций и приблизиться тем самым к электорату. Ну, поживём – увидим. Что-то мне подсказывает, что не весь депутатский корпус окажется столь благородным и народным. Если ошибаюсь – заранее прошу извинить.

Эти заметки я не расцениваю как повод для очередного комплимента президенту страны (хотя, на мой взгляд, обращение этого вполне заслуживает – и по содержанию, и по тональности). Просто есть смысл ещё раз разобраться в том, что именно Владимир Путин предложил и что значат эти предложения для актуальных и будущих пенсионеров. Впрочем, не только для пенсионеров.

Думаю, не случайно первая поправка касалась конкретного возраста выхода на пенсию женщин: «Так не пойдёт, конечно. Это неправильно». Разумеется, неправильно. Трудно понять, с чего вдруг правительство решило поднять возраст выхода женщин на пенсию не на пять лет, как у сильного пола, а аж на восемь! Хотя примитивная логика понятна: бабы и без того живут дольше, чего ж их жалеть?

Трудно понять, с чего вдруг правительство решило поднять возраст выхода женщин на пенсию не на пять лет, как у сильного пола, а аж на восемь! Хотя примитивная логика понятна: бабы и без того живут дольше, чего ж их жалеть?

Президент не то, чтобы пожалел, но посмотрел на порядок вещей здраво. И про двойную нагрузку напомнил, и, как я предполагаю, подумал про чисто российский институт бабушек, без которых молодым родителям при нынешних темпе и нагрузке жизни, не справиться. Из того же ряда: предложение о значительном снижении пенсионного возраста для многодетных мам, особенно тех, у кого пять и более детей. Помимо всего прочего, эта мера вполне может простимулировать рождаемость и, даст Бог, разрушить парадигму однодетной семьи.

Отдельный разговор – о сохранении федеральных льгот (пусть и на переходный период, который, судя по всему, будет довольно длительным) для тех, кто достиг «прежнего» пенсионного возраста. Не секрет, что многие граждане и гражданки (москвичи уж точно) спешат за оформлением пенсии не для того, чтобы оставить работу. И даже не только для пенсионного приварка к скромной зарплате. Их влечёт волшебное слово «льготы» – в первую очередь по налогам на землю и недвижимость. В Москве плюс к этому – даровой проезд на городском, а теперь и на пригородном транспорте. Всё вместе выражается вполне достойной суммой экономии.

Сохраняют права и за прежними «льготниками» – от шахтеров до чернобыльцев и малых народов.

И, наконец-то «добрались» и до сельского жителя. Хоть в деревне уже давно не живут на трудодни, но и зарплаты, и, соответственно, пенсии по сравнению с городскими – сущие гроши. Так что 25 процентов надбавки тут очень ко двору.

Наверное, самый больной вопрос, связанный с этой реформой: где человеку «в возрасте» работать? Можно почти с уверенностью предположить, что в государственных и бюджетных учреждениях услышали прозрачный намёк президента на возможную уголовную ответственность и не станут увольнять сотрудников по критерию возраста. Хотя это палка о двух концах.

Наверное, самый больной вопрос, связанный с этой реформой: где человеку «в возрасте» работать? Можно почти с уверенностью предположить, что в государственных и бюджетных учреждениях услышали прозрачный намёк президента на возможную уголовную ответственность и не станут увольнять сотрудников по критерию возраста. Хотя это палка о двух концах. Работодатели меня поймут: наверняка в любой конторе найдутся те, кто этот намёк воспримет как индульгенцию и станет работать спустя рукава. И попробуй уволь за это!

Другое дело, что работников частных, особенно малых предприятий защитить-то и некому – ни тебе профсоюза, ни трудовой инспекции, которая до таких лавочек не добирается. Поэтому вопрос остаётся открытым – хоть и предложено увеличить пособие по безработице с 4900 до 11280 рублей, но, во-первых, на него всё равно не проживёшь, а во-вторых, где гарантия, что в течение года биржа труда предложит тебе что-то более заманчивое, чем курьер или швея на дому? А уж людям с высшим образованием на этой бирже и вовсе делать нечего. Повышение квалификации или, того круче, смена профессии (это в 55-60 лет) – какая-то нежизненная перспектива. То есть успешные исключения есть, конечно, но – исключения.

Вообще ситуация с занятостью у нас по меньшей мере странная. Со всех концов России стекаются в столицу специалисты и профаны, институтские выпускники и седеющие ветераны. Встретить сейчас местных, московских, таксиста или продавщицу – столь же обычно, как павлина на зимней улице. И кого не спросишь, ответ одинаковый: дома нет работы… С другой стороны, у любого метро тебе всучат журнал или газету с бездной вакансий. Что, вся экономика в столице сосредоточилась?

Понимаю, что на первый взгляд я ушла от пенсионной темы. На самом деле, нет, никуда не ушла. Причиной пенсионных проблем верно считаются проблемы демографические. Но демография – это не только соотношение родившихся и умерших, молодых и пожилых. Это ещё и распределение их по стране, где места столько, что впору всему китайскому населению разместиться. Но для этого нужно то, чего у нас всё ещё нет, и что называется экономической политикой.

Причиной пенсионных проблем верно считаются проблемы демографические. Но демография – это не только соотношение родившихся и умерших, молодых и пожилых. Это ещё и распределение их по стране, где места столько, что впору всему китайскому населению разместиться. Но для этого нужно то, чего у нас всё ещё нет, и что называется экономической политикой.

Когда Путин объяснял мотивы, побудившие власти затеять непопулярную реформу, он назвал поистине страшный факт: «Демографический провал конца 90-х оказался сопоставим с 1943-м и 1944-м военными годами». И дело не только в том, что сказалась послевоенная демографическая яма. Страшнее оказался экономический и социальный крах, потеря перспективы и жизненных ориентиров. Те, кто помнит, это чёрное время, наверное, согласятся. А может, и не согласятся…

Если говорить о своевременности пенсионной реформы, то надо согласиться, хочется того или нет: когда-то этот шаг надо было сделать. Доводы властей убедительны: и по части повышения продолжительности жизни, и по состоянию и перспективам экономики (здесь остаются вопросы, но есть и с чем сравнивать), и по открывающимся возможностям уйти от синонима «пенсионер – значит, бедный». И если поначалу закон показался (да и был, наверное) чересчур жёстким, то президентские поправки его отчасти гуманизировали. А, собственно, чего мы ждали? Что у всех богатых отнимут деньги и раздадут тем, у кого их не хватает? Что раскупорят государственную кубышку, дабы повысить пенсии, скажем, до европейского уровня?

В этом смысле мне показалось (с точки зрения цифр) особенно интересным объяснение, почему не выбрали какой-то из альтернативных вариантов, в том числе предложенных оппозицией. Например, повышение подоходного налога до 20% позволило бы выплачивать пенсии аж шесть дней, ещё столько же можно выручить от продажи зданий Пенсионного фонда: «Согласен, они слишком размахнулись со своими апартаментами» – констатировал Путин. Ну, и самый жирный кусок можно отнять у нефтяников и газовиков – на целых два месяца выплаты пенсий в их нынешнем размере.

Обращение президента меня обнадёжило, но главный вопрос, как его выделяют в учебниках по управлению, остался: «Кто это будет делать?».

Короче говоря, «отнять и поделить» страна уже когда-то проходила. И тогда не помогло – пришлось затянуть пояса и трудно работать. Не поможет и сейчас. Другое дело, что «земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет» – как в варяжские времена, так и сейчас. Вот только в варягов мы уже, к счастью, не верим. Да и собственных любителей поуправлять с тех пор сильно добавилось – с 1991-го число чиновников растёт по экспоненте. Вроде бы каждый год пытаются сокращать, но они, как голова гидры, всё отрастают. Может, обещанная цифровизация с ними справится? Хотя, а куда их девать потом? Помните, как в «Особенностях национальной охоты» милиционера спрашивают: «Семёнов, ты что-то делать умеешь?», а он только головой качает в знак отрицания. Так и наши чиновники. Вот они, кстати, вряд ли откажутся от определённых преференций по пенсиям, положенных госслужащим по выслуге лет. Над ними же электорат не каплет…

Это я к тому, что никакие реформы – не пенсионные, ни структурные – не совершатся, если не сдвинуть вопрос с бюрократией. Ну, ладно, не решить (я – не идеалистка), но хоть сдвинуть-то можно?

Словом, обращение президента меня обнадёжило, но главный вопрос, как его выделяют в учебниках по управлению, остался: «Кто это будет делать?».

  • Людмила Коваленко
  • Finversia.ru
Finversia-TV

Горячая цифра