Finversia-TV
×

Рекламная пауза A A= A+

Нынче хорошим тоном считается не смотреть телевизор. Или всем рассказывать о том, что у тебя его нет. Откровенно говоря, не знаю, чем лучше смотреть кино на компьютерном мониторе, а вместо «пропагандистских» телешоу читать в социальных сетях комментарии, изобилующие грамматическими ошибками и нецензурной лексикой. Но, как говорится, дело вкуса.

Деньги таки пахнут

Вот ведь интересная история. Идёт, по сути, война, пусть и называется она официально спецоперацией. На Россию, как из рога изобилия, сыплются угрозы и санкции, в сети народ, похоже, просто обезумел… А реклама выходит в привычном количестве и, увы, в столь же кошмарном качестве. Как там прусский король говаривал: война войной, а обед, то бишь реклама – по расписанию.

Считается, будто бы реклама – двигатель торговли. Оно конечно, хотя дальновидные или просто опытные люди стараются не покупать то, что рекламируют. Тем не менее, все мы, почти без исключения, подвержены этой заразе. И не так уж важно, что нам подсовывают в качестве воплощения жизненной мечты: новый фен, карту с кэшбеком или, к примеру, общество процветания с кружевными трусиками и невиданными возможностями для всех. Главное – чтобы было красиво упаковано, чтобы рекламировал банк знаменитый актёр, пусть даже выглядящий в данном ролике клиническим идиотом, а лучше всего – чтобы проглядывалась какая-нибудь халява.

Иногда мне кажется, что мы живём в какой-то чрезмерно затянувшейся рекламной паузе. Это я, собственно, не про рекламу как таковую – пусть себе медиа зарабатывают, если уж теперь они такие независимые. Кушать-то хочется и свободной прессе. От чего она свободна – конечно, вопрос. Ну да ладно, не о том пока речь… А речь – о воздействии на умы, окрепшие, не очень и совсем девственные.

Кажется, только что слегка рассосался сетевой, извините, срач адептов и противников вакцинации. Время и вирусы-мутанты всё расставили по местам. И даже вот социальные карты в столице разблокировали. Самое время успокоиться. Но… Видимо, не в нашей жизни, ибо на место коронавирусной истерии пришла «антивоенная». Намеренно ставлю кавычки, поскольку ни к пацифизму как таковому, ни к сочувствию жителям соседней страны вся эта вакханалия отношения не имеет.

Тут самое место высказать свою личную позицию. Очень, очень долго я предпочитала не ввязываться в дискуссии по украинской теме, считая, как и многие, что суверенная, мол, страна, сама разберётся. И, по несколько раз в год навещая с мужем его «малую родину», старалась не то, чтобы не замечать, а как бы извинять родственникам и приятелям некие странности. Опять же, я ведь русская, негоже мне встревать в национальные разборки…

А потом случился, будь он проклят, майдан. И оказалось, что практически во всех городах центральной и восточной Украины административные посты заняты теми, кого в стране называли то иронично – «вуйками», то презрительно – «рогулями», а вот мой свёкор, чистейших кровей украинец, никогда не ругавшийся матерно, называл этих пришельцев самым бранным в его лексиконе словом – «бандера».

Ну, о том, что началось дальше и, увы, пока продолжается, говорить не стану – тот, кто имеет мозги, поймёт и крымчан, бежавших от новой украинской власти в Россию (где, собственно, всегда и были), и жителей Донбасса, не пожелавших слиться с потомками бандеровской мрази. И почему-то, кроме военкоров, своими глазами видевших этот ад, никто из нашей «творческой интеллигенции» не выступал с призывами прекратить войну. Им было, извините, по фигу. Или они (как и я, винюсь) говорили об этом разве что на своих кухнях.

Не знаю, кто из нынешних «пацифистов» высказывается против спецоперации на Украине за деньги, а кто – по собственному идиотизму или бессердечию, в общем-то для меня это не важно. Дураки, может, ещё и могут поумнеть, так бывает. А те, для кого «деньги не пахнут», не способны понять, даже когда они начинают уже смердеть. Недаром одному из своих самых мерзких антигероев ныне запрещенный в «цивилизованной» Европе Фёдор Достоевский дал говорящую фамилию – Смердяков.

…Медики утверждают, что на ранней стадии практически все болезни можно вылечить терапевтически. Но если запустить – без хирургического вмешательства не обойтись. К сожалению, терапия наша по отношению к нацистскому украинскому режиму оказалась очень слабой. Точнее сказать, никакой. Остаётся лишь надеяться, что хирургия поможет вылечить больных и даст шанс выжить здоровым, которых, право же, на Украине много больше.

А нашим ребятам желаю воинской удачи.

Средство для снятия макияжа

Не знаю, почему вдруг кому-то санкции, рестрикции и острая русофобия, крепнущая день ото дня, кажутся удивительными. Лично для меня всё стало ясно ещё в 2011 году, когда на очередном родосском форуме, в гостиничном баре, к нам привязался некий норвежский журналист – ужас, какой общительный и весьма сносно говоривший по-русски. Чем-то мы ему показались, и он, видимо, хотел просветить «русских варваров». Всё бы ничего, но суть его бесконечного монолога сводилась к единственной «ценной идее» – оказывается, Андерс Брейвик (напомню, убивший 77 человек) имел полное право так поступить, ибо отстаивал свои убеждения. Когда мы деликатно намекнули, что, мол, убеждения такие уже довольно давно вне закона как нацистские, коллега крайне возбудился и высказал свои убеждения, точь-в-точь совпадавшие с кредо его подзащитного. За что и был послан на понятном ему русском языке.

Ну, положим, коллегу можно и послать, тем более, когда тот из страны размером с носовой платок. А что делать с канцлером Олафом Шольцем, не скрывающим своих сомнительных убеждений, даже вещая с высокой трибуны? Понятно, дедушку-фашиста, отсидевшего после войны (он, кстати, на Украине пребывал и уже в старости рассказывал внучку, какие там вкусные «курка, млеко и яйки»), из памяти не сотрёшь. Только ведь поскобли любого немца, и почти у каждого из них такое же происхождение. Сколько они ждали, чтобы посчитаться с русскими за свой позор… И не просто ждали – готовились, пока мы хлопали ушами, мечтая о какой-то там общей Европе.

Вот она, эта самая «общая». В XIX веке она сплотилась вокруг Наполеона, в прошлом – дружно примкнула к Гитлеру. И всякий раз самой желанной целью оставалась Россия, независимо от того, самодержавная она или социалистическая. В своё время император Александр III, говоривший об армии и флоте, как о единственно надёжных союзниках, так объяснял этот феномен: «У России нет друзей, нашей огромности боятся…». Да нет, речь не только о размерах территории и даже не о потенциале. Тут нечто иное. Может быть, та самая «загадочная русская душа»? Не знаю… Но, похоже, эти ребята так ничего в нас и не поняли. А сами мы предпочли о своей огромности забыть.

Пока в мире действовали какие-то международные законы, пока не началась оголтелая борьба с нравственными ценностями, пока дипломатией занимались профессионалы, а не полуграмотные метёлки, всё выглядело более или менее прилично. В конце концов, даже старую проститутку с помощью мастерского макияжа можно превратить в светскую даму (ну ладно, в даму полусвета). Только вот вечного грима не бывает – он либо смывается с помощью патентованных средств, либо просто отваливается кусками. И вот вам, смотрите – цивилизованный западный мир во всей красе. Российских ребят травят в английских школах, студентов из России отчисляют, русским детям отказывают в онкологической помощи. На этом фоне закрытие дровяной фабрики Икеа выглядит просто смехотворно.

Остаётся надеяться, что, помимо безумных политиков, остались в Европе и нормальные люди, которым ещё не вынесли мозги окончательно. По крайней мере, получила я слова поддержки и от своей греческой знакомой, и доброе письмо от итальянских друзей. Они держатся. Потому что никогда не скрывались под макияжем.

Гипс снимают, клиент уезжает…

Если наскоро проанализировать высказывания бесчисленных экспертов, они делятся на две группы. Одни бросают в воздух шапки и чепчики, уверяя, будто санкции России нипочём, другие уже рыдают, предсказывая всероссийский голод и мор. Несчастный обыватель только головой крутит из стороны в сторону, а наиболее впечатлительные, говорят, уже совершают набеги на магазины. Как говорится, флаг им в руки…

Поэтому предлагаю вам плюнуть на экспертов (они уже проявили себя в пандемию, а теперь быстренько переобулись на ходу в великих экономистов) и включить мозги. Спешу напомнить, что сейчас – не «святые девяностые», когда дорвавшиеся до власти завлабы просто кинули народ на произвол судьбы. У нас, вообще-то, нормальная страна, с вполне профессиональным правительством (тут не без вопросов, но об этом чуть позже) и живым, работающим хозяйством.

Начнём с того, что заполошные санкции, которые на Россию налагает кто попало, ещё не конец света. Кое-кто уже пытается отработать назад, кому-то придётся сделать это позже. Но придётся – без нашего экспорта многим будет туго. Нефть, газ, зерно, не говоря уже о таких мелочах, как титан, уран или, предположим, ванадий. Полагаю, американцы как-то обойдутся без наших ракетных двигателей РД-180. Однако с трудом. Уже отказывались, и в 2014-м, и в 2016-м, но аналогов ни в США, ни в мире не нашлось, пришлось вернуться, так сказать, на круги своя.

Так или иначе, через третьи страны или иными хитрыми способами, но и экспорт будет, и импорт никуда не денется. Но утешаться этим – всё равно, что прятать голову в песок, как оно до сих пор бывало неоднократно. И тогда, предположим, производство тех же микрочипов по отечественным проектам и технологиям, чтобы не заморачиваться, просто передали тайваньской фирме TSMC. А Тайвань возьми, да присоединись к американским санкциям, и что теперь?

Между тем, проблема дефицита микрочипов не сегодня возникла. Спрос на них растёт в геометрической прогрессии, и с ним не справляется даже Тайвань вкупе с Южной Кореей. В Китае и США это не просто поняли, но и меры приняли, а мы всё собираемся. Сходные примеры можно привести практически по всем отраслям, в том числе и по агропрому – мы импортируем и семенной материал, и эмбрионы для птицеводства. Нельзя сказать, будто бы для импортозамещения ничего не сделано – но надо, во-первых, больше, а во-вторых, быстрее.

Короче говоря, впереди у нас как минимум несколько очень трудных лет, и экономику, хочешь не хочешь, а придётся переводить на мобилизационные рельсы. Готовы ли мы к такому повороту? Трудно сказать. Уж очень привыкли к более или менее безмятежной жизни, хотя два года пандемии нас из болота всё-таки выдернули. Пожалуй, самая острая проблема даже не в экономических трудностях, которые неизбежны, но некатастрофичны. Вопрос в том, кто станет реализовывать многочисленные программы, планы и проекты? Хвати ли у нас не «эффективных менеджеров» (спасибо, уже нахлебались), а деловых и грамотных людей?

Честно говоря, для меня этот вопрос пока повисает в воздухе. Как и некоторые другие. Например, почему как минимум 20% наших золотовалютных резервов заморожены за рубежами страны? Помнится, министра финансов ещё года два назад спросили, не опасается ли он, что западные партнёры нас кинут. На что Антон Силуанов с весьма благостным видом ответствовал, цитирую дословно: «Если наши золотовалютные резервы могут быть арестованы, даже если мысль такая у кого-то есть, это просто финансовый терроризм, самый настоящий». Но вот уже не мысль, а реальность, и кто ответит за ошибку, которая сродни преступлению?

…Считается, что коней на переправе не меняют. Только вот у нас переправа никак не заканчивается, а в упряжке, между тем, кони порой смотрят в разные стороны. С этим надо что-то делать, поскольку рекламная пауза завершилась.

Фотоотчеты